Олег Гадецкий. История о политруке

Этот эпизод был во время Второй мировой войны, или, как в России называют, Великой отечественной войны. Этот человек был коммунистом, политруком, отвечал за идеологию, за дух солдат. Следил, чтобы не было никаких отклонений от линии Коммунистической партии.

Его часть бросили, чтобы заткнуть прорыв. Часть была только сформирована, это было первое сражение, в которое они должны были вступить. Все делалось очень спешно. Ночью шли эшелоны, чтобы немецкая разведка не засекла передвижение частей.

Эта история о нашей зависимости от Бога и о том, что мешает этой связи случиться.

Их выбросили в открытом поле. У них было не очень много времени, они знали это. Они должны были успеть вырыть окопы, и они очень интенсивно работали лопатами.

Этот человек рассказывал, как в какой-то момент все они, все эти солдаты, которые работали там, на поле, эти люди услышали, как небеса зазвучали. Это было огромное количество немецких самолетов, которые они увидели – маленькие приближающиеся точки.

Немецкая разведка в очередной раз сработала очень хорошо. Он стал в ужасе оглядываться. Он вырыл окоп только до колена. Как и остальные солдаты, они даже не успели зарыться в землю.

Немецкие бомбардировщики стали заходить и сбрасывать бомбы, и он увидел, как эти бомбы взрывали землю, как лошади, орудия, различные части человеческих тел летели. Он оглядывался в ужасе.

Единственное, что он увидел, – это маленькое деревце позади себя толщиной в два пальца. Он понял, что у него нет никаких шансов. Он видел, как эти взрывы приближаются к нему, как бомбы падают все ближе и ближе.

Первый раз в жизни вдруг с ним что-то случилось. Он упал на колени и стал молиться Богу, обещая ему: «Если ты спасешь меня, я посвящу всю свою жизнь тебе». Ни разу в жизни, никогда он не произносил ни одной молитвы, он был коммунистом и атеистом.

В какую-то секунду вдруг время остановилось. Он не понял, что произошло. Но он вдруг стал видеть, как эти бомбы очень медленно падают, как пушинки. И в тот момент, когда они достигают земли, они медленно втыкаются в землю, потом медленно появляется вспышка, комья земли начинают разлетаться. Он видел осколки, которые летят в него и он медленно стоял и просто уворачивался от них. Все было как в замедленной съемке.

Потом все исчезло, и он очнулся уже тогда, когда его грузили в самолет. Он был одним из немногих, кто выжил. У него была контузия, но он был жив. Когда самолет взлетел, набрал высоту, он вспомнил свои молитвы и подумал: «Что-то непонятное со мной было… Я же коммунист. Что же необычного? Я просто стоял и уворачивался от осколков».

Только пришла к нему эта мысль, немецкий истребитель выпустил очередь и самолет, в котором он летел, загорелся и развалился на части прямо в воздухе. Он летел в воздухе вместе с обломками самолета, и тут вдруг что-то опять вновь случилось с его сердцем.

Это молитва сама сорвалась с его сердца: «Спаси меня! Если ты защитишь меня, я посвящу тебе всю свою жизнь!»
Он упал в стог сена. После того, как война закончилась, у него не было ни одного ранения.

После окончания войны он ушел в православный монастырь.

Из настройки к мантра-медитации Олега Гадецкого «Туми Бхаджа ре Мана» прочитанной им на VI Международном фестивале «Психологии третьего тысячелетия».