Маленькие и большие чудеса происходят по всему миру каждую секунду. И этот раздел в нашем Razum box’e — специально для них.

Шалва Амонашвили. Становление личности


Лев Николаевич Толстой. Вам надо читать не только его романы, но и философские труды, биографию, размышления о жизни. Так вы будете познавать величайшего человека нашей планеты! Это величайший мыслитель на долгие-долгие столетия, а может быть, тысячелетия!

Он привёл очень простой пример. Как он пришёл к этому? Он, молодой граф, жил в Санкт-Петербурге и, как сам выразился, вёл распутную жизнь. Были дуэли, были кутежи, разврат, всё было!

Продолжение

Рacкаяние


На этой знaменитой фотографии изображeн конец карьеры матадора Альваро Мунеро. В самый рaзгар боя он вдруг, в раскаянии сел у края арены. После, в интeрвью, Альваро расскажет: «Внезапно я увидел не рога, а глaза быка. Он стоял передо мной и смотрел на меня. Просто стоял и смотрeл, не делая попыток напасть. Сама невинность, которую все животные имеют в своих глaзах, смотрела на меня с мольбой о помощи. Это было похоже на крик о справeдливости и где-то глубоко, внутри меня, я вдруг понял, что он обращается ко мне так, как мы обращаемся в молитве к Богу: «я не хочу с тобой бороться, пожалуйста, пощади меня, ведь я не сделал тебе ничего плохого. Убей меня, если хочешь, если на то будет воля твоя, но я не хочу с тобой драться». И я, прочтя это в его глазах, почувствовал себя самым худшим существом на земле и прервал бой. После этого я стал вегетарианцем и стал бороться против корриды». 

Эта история была опубликована еще в 2012 году. Тогда еще фотография не была широко известна. После того, как об этом случае рассказали тысячи других иностранных изданий, о матадоре Альваро Мунеро узнали миллионы, а фотография стала одной из самых узнаваемых.

Лучше любого лекарства


Великий актёр и великий лекарь душ! 

«Когда снимали в Тбилиси «Не горюй!», в перерыве между съемками Георгий Данелия решил навестить своего родственника Рамина Рамишвили (тот лежал с инфарктом, а съемки проходили недалеко от больницы). Позвал с собой Евгения Леонова: «Рамин будет счастлив». 

Врач завел гостей в палату. Рамин, когда увидел Леонова, расцвел. Даже порозовел. И соседи Рамина по палате расцвели. Смотрят на Женю и улыбаются. 

Посидели в палате минут пять, стали прощаться. Тут врач попросил: 

– Товарищ Леонов, пожалуйста, давайте зайдем в реанимацию. На минутку. Там очень тяжелые больные, пусть и они на вас посмотрят. 

Зашли в реанимацию. Та же реакция. И тогда врач взмолился: 
– Товарищ Леонов, давайте обойдем всех! Ведь сердце – это очень серьезно, а вы лучше любой терапии на них действуете! 

Когда Данелия с Леоновым обошли все палаты и стали прощаться, врач сказал: 

– А в женское отделение? 

Делать нeчего, обошли и женское отделение… Женя везде улыбался, шутил, – врач был прав, на больных Леонов действовал лучше любого лекарства…»

Марина Таргакова. Письмо о преодолении трудностей


Вы видите её фотографию? Это уже после того, как её прооперировали, после химии, после облучения. У неё уже немного отрасли волосы. Посмотрите, пожалуйста, на её глаза. Обычно мы привыкли видеть больных в терминальной стадии с совершенно другими глазами, согласитесь? 

Сам её взгляд очень о многом говорит. Многие живые, здоровые — не смотрят таким взглядом. Её зовут Гокула Ранджана, это её духовное имя. 

Её письмо: «Уроков было много, фактически на каждом шагу на протяжении всех 20-ти лет». 

Продолжение

Сердце блудницы



Отец Евгений не был святым. Он был просто человеком. И, как и все люди, он совершал ошибки и поступки, за которые ему было стыдно. Но он старался, очень старался быть хорошим священником. И, поверьте, у него это получалось. Уж я-то знаю.

Продолжение

Женщина отказалась занять свое место в самолете, так как рядом сидел чернокожий мужчина



История, о которой сейчас пойдет речь, произошла на рейсе компании Britist Airways. Белая женщина, примерно 50 лет на вид, заняла свое место в самолете, но осталась очень недовольна, потому что ее соседом был чернокожий мужчина. 

Продолжение

Из инструкции по воспитанию внуков, написанной Екатериной II



«Никаких перин — только закаливание. Едой не пичкать, за столом кормить ровно столько, сколько требует организм, а в качестве «перекуса» между приёмами пищи — давать только чёрный хлеб. Зато игр — сколько угодно, ведь «детские игры не суть игры, но прилежнейшее упражнение детей».

Принципы воспитания Екатерины II были поистине революционны, а читать их интересно и в наши дни.

Продолжение