Как справиться с обидой?

На английском слово «обида», происходящее от латинского корня «resentment», «resentiere» — означает повторно чувствовать, снова крутить, накручивать. То есть обида — это некая очень липучая вещь, человек возвращается к ней снова и снова. Иначе говоря, это очаг возбуждения в нашем уме. В уме у человека возникает некий очень стабильный очаг возбуждения, в зависимости от глубины и это сильное возбуждение как жвачка, притягивает нас.

Любая духовная практика помогает человеку постепенно отходить от этого на более безопасное расстояние. Но когда я слишком близко и у меня перед глазами этот экран, на котором происходят все эти волны, я не могу не возвращаться к этому снова, снова и снова.

Если обида — это некая зацикленность на какой-то боли, то слово «простить» значит отпустить, распрощаться, оставить. Речь идет о том, что я либо зацикливаюсь на чем-то, либо я настолько владею собой, что я могу по своему желанию могу перестать зацикливаться на этом, и эти волны сами по себе уйдут.

Человек может даже сойти с ума от обиды, не может ни о чем другом думать. Было у вас когда-нибудь такое? Что вы день и ночь думаете об этом, вы спать не можете. Тело хочет спать, но ум говорит: «Нет, как же так, как он посмел, как она такое сказала, почему он на меня так посмотрел?» Это сумасшествие, это безумие, это болезнь! Обидчик становится объектом моей медитации, эта боль приковывает меня к себе. Это некая патология, и очень важно понимать патологический характер обиды.


Как излечиться, если это болезнь? Нужно просто оздоровить свой ум и понимать, что «Я нигде не верховный и нигде не хозяин, я не должен требовать, чтобы меня слушали, чтобы меня понимали, уважали. Мы должны уважать друг друга, но требовать этого никто не может». Любой человек, кто требует то, что ему не предназначено, не зная, не понимая своей судьбы — это просто сумасшедший человек. Терпение — это то, с чего начинается наука взаимоотношений.

На самом деле обида — это греховное состояние. Обижаться или не обижаться — это наш выбор. Это не что-то непреодолимое, это просто привычка. Так принято реагировать на определенные вещи, мы даже считаем это нашим достоинством. Обиды — это степень самозащиты, самообороны, для того чтобы вызвать к себе особое чувство, особое внимание, сострадание, жалость, показать свое эго. А на самом деле — это греховное состояние, потому что в этом состоянии человек никак не связан с Богом, нет с Ним никаких отношений. Значит, чтобы развивать отношения, нам придется что-то преодолевать внутри себя, учиться новым стандартам жизни.

Обида — это ядовитый побочный продукт, выделяемый гордыней. Если у меня есть гордыня, то будет и обида, и чем сильнее гордыня, тем больше будет обида. И похоже, что единственный способ избавиться от обиды — это избавиться от гордыни. Прощение — не выход. Простить — значит чуть-чуть разгрузить свое сердце, на время снять с него непомерное бремя обиды, которое взвалило на него гордыня. Но для чего? Очень часто люди делают это только для того, чтобы начать растить своем сердце новые обиды. Иногда мы прощаем лишь для того, чтобы умилиться собственной доброте и еще сильнее почувствовать себя невинной жертвой. Простить нетрудно — трудно не умилиться тому, что простил, и не обидеться на то, что никто не оценил твоего великодушия.

Гордыня — как рак, если она уже пустила свои метастазы, то избавиться от неё практически невозможно. Злокачественная гордыня. Она не успокоится до тех пор, пока не разъест душу до конца. На самом деле нужно не прощать. Простить — значит сначала осудить. Тогда как с самого начала, и даже еще до начала, нужно благодарить. Тогда не нужно будет никого прощать. Заменить обиду на благодарность — значит превратить гордыню в смирение.

Эмоция обиды — это продукт жизнедеятельности злокачественной опухоли гордыни. Вылечить же ее можно только благодарностью, порожденной подлинным смирением. Даже если благодарность эта заемная и порождена не нашим смирением, а чьим-то чужим. Единственное лекарство от смертельной болезни гордыни — это экстракт вечной благодарности Богу, почерпнутый из смирения великих святых.

Вадим Тунеев