Олег Гадецкий. В погоне за смыслом жизни

gadetsky-life-meaning

— Мы с вами беседуем на восьмом по счету фестивале «Психология третьего тысячелетия». Скажите, как меняются люди, которые приезжают сюда? Наблюдаются ли какие-то общие изменения в настрое аудитории, ее целях?

— Я замечаю, что фестиваль, как ребенок: все дети разные, как и все фестивали. Но при этом есть одно ценностное поле, в рамках которого мы развиваемся: мы все здесь представляем определенные ценности, но каждый раз проявляются какие-то новые грани, тем более что у фестиваля каждый раз новая тема. В этот раз мы взяли развитие, процветание и духовность, в прошлый раз была тема семьи, в позапрошлый — тема лидерства. И конечно, сама тема собирает разные аудитории.

— Каждый, с кем я здесь пообщалась, может рассказать свою историю о том, как его жизнь резко изменилась благодаря фестивалю. А к каждому ли человеку можно подобрать такой ключик, чтобы все в его жизни резко поменялось к лучшему?

— Да, к каждому, потому что есть универсальные законы человеческой личности. Это не тайная дверь, которую можно пытаться открыть наугад в надежде, что какой-то ключ вдруг подойдет. Нет. Все эти трансформации на фестивале не случайны: мы четко знаем, с чем работаем и какие ключи можно использовать. Мы действуем очень осознанно.

— То есть вы изменяете людей целенаправленно?

— Целенаправленные действия могут быть двух типов. Это может быть манипулятивное воздействие, когда кто-то влияет на других, чтобы получить доверие, последователей, деньги. И в психологии этого вкуса очень много, он называется «вкусом власти». Нас это не интересует, потому что мы знаем другой вкус. Например, я испытываю огромное счастье от того, что люди растут. И при этом мне от них ничего не нужно. Я пришел в этот проект потому, что хочу служить людям, хочу, чтобы в них раскрывалась их внутренняя свобода, проявлялось предназначение. У меня нет планов на этих людей. И вся наша команда следует этим идеалам.

— Как вы считаете, есть ли люди, для которых все потеряно?

— В основном, нет. Это самые крайние случаи, когда человек сделал столько ошибок в жизни, что реакцию уже сложно остановить. И даже в этих случаях нельзя сказать, что ситуация окончательно проиграна. Вспомните библейский пример с разбойниками, которые были распяты рядом с Иисусом. У них была угра-карма, то есть ужасающая карма, которую они накопили, совершив множество злодеяний. Но один из разбойников в момент смерти сказал: «Я верю тебе, Иисус». И в этот момент сгорела вся его карма.

Иначе говоря, на уровне духовных законов материальные вообще не действуют. И это то, что современная психология еще не совсем поняла и освоила. Однако очень известный автор в психологии Карл Густав Юнг придерживался определенного принципа: если человек не верил в Бога, он отказывался с ним работать как психотерапевт. Это было его жизненное кредо как профессионала. Вера, доверие неким духовным принципам — это самый сильный и глубокий фактор влияния на нашу судьбу, против которого не действуют никакие материальные ограничения.

— Это как последний рубеж охраны нашей личности?

— Да, последний и самый сильный. Хочу рассказать одну историю, которую я слышал от Александра Геннадьевича Хакимова. К нему пришла женщина, которую направил его знакомый, аюрведический врач. У женщины была четвертая стадия рака. Врач сказал ей честно, что помочь ничем не может, добавив: «Вам нужен духовный наставник, идите к нему». Она пришла с дочерью, рассказала свою ситуацию. Александра Геннадьевича посмотрел и спросил, что она от него хочет.

— Я хочу выздороветь.

— А зачем вам выздоравливать?

Вопрос показался странным. Она стала что-то объяснять про семью, про дочь. Он послушал ее внимательно и сказал:

— Получается, что, выздоровев, вы хотите жить так же, как жили до этого. А та жизнь, которая у вас была, она вам нравится?

— Нет, — ответила женщина после раздумий.

— Тогда зачем вам выздоравливать?

Она сидела ошарашенная.

— А что мне делать?

— Я не знаю. Вам, похоже, смысл жизни нужно искать, потому что выздоравливать нужно ради чего-то.

— А где его искать?

— Найдите духовных людей, размышляйте, общайтесь.

Она ушла и, вернувшись через десять дней, сказала: «Я поняла: смысл жизни в том, чтобы развить любовь к Богу». Александр Геннадьевич посмотрел удивленно и ответил: «Необычный опыт. Очень возможно, что вы выздоровеете». Через два месяца он получил письмо от ее доктора, своего знакомого. Оказалось, что через месяц или полтора анализы показали, что у этой женщины больше не было рака. Когда мы начинаем понимать, что такое духовные законы, как они действуют, материальные ограничения исчезают. И наш проект «Психология третьего тысячелетия» — это ценностная психология, не техническая. Не психология методик, которых сейчас очень много. Сами методики должны служить ценностям. Что ты хочешь делать, когда избавишься от своих проблем? В чем смысл того, что ты делаешь? Какие ценности ты хочешь реализовать? Это наш подход.

Мне жена рассказала о другом случае. Врачи обнаружили рак у ее знакомой. Обнаружили очень поздно и сразу сказали: «Срочно на облучение, химиотерапию…» Однако женщина отказалась. С таким диагнозом люди живут полгода, она же прожила еще семь или восемь лет. Почему? У нее были цели: были дети, были внуки, она понимала, что должна сделать для них то-то и то-то. Пока не сделала, что должна, она не умирала, болезнь не развивалась.

— Самый сильный маяк для человека — это его цели?

—  Человеческая жизнь — ради целей, но цели должны быть настоящими. В аюрведе есть такой принцип: если человек, начиная какое-то дело, не понимает, как это дело принесет благо всем живым существам, он не должен ничего начинать. И вот это настоящий подход к жизни. Потому что цель — это самый сильный фактор, включающий все ресурсы организма, но надо понимать, что и цели могут быть разные. Чем выше цель, тем больше этих ресурсов включается.

— Каждый человек может открыть для себя такую цель?

— Самостоятельно не каждый. Это вопрос внутренней чистоты. Есть много людей, которые сосредоточены на мелочах, ими движет жадность, корысть, зависть… Такие люди не готовы слушать то, о чем мы с вами говорим. Их путь будет более долгим, они получат серьезные удары от жизни. Эти удары могут быть разные: есть удары успеха, есть удары страданий. Удары успеха — это тогда, когда у человека все есть, а он чувствует внутри пустоту. Или человек все теряет в жизни, и тогда помимо пустоты будет еще и боль потерь. Но в любом случае каждый ведом к высшим целям и ценностям. И тот, кто в эту сторону не хочет идти, будет терять и разочаровываться на своем пути.

Мы все разными дорогами идем к одной цели, потому что смысл жизни один и тот же. Мы с вами – частички Абсолюта. Знаете, мне в свое время очень понравилось выражение «В этом мире только одна дорога. Теперь мы с вами должны разобраться, куда мы по ней идем — вверх или вниз».

— А что происходит с человеком, когда он ощущает кризис целей? Ему казалось, что он что-то понял, он вложил свои силы, добился всего, а потом приходит разочарование. И тогда где ему искать следующую цель?

— Цель не должна быть временной. Построить дом, воспитать ребенка, заработать деньги, сделать карьеру — это все временные цели. Цель должна быть связана с высшим смыслом всей жизни. Любые маленькие цели — воспитание ребенка, отношения с женой, карьера — должны быть связаны с высшими ценностями.

Мирская жизнь не противоречит духовной. В разных санскритских трактатах говорится об искусстве карма-йоги. Карма-йога — это когда все, что делает человек в этом мире, он делает с чувством подношения Богу. И когда человек в таком сознании даже просто готовит пищу, эта пища становится духовной. По большому счету, во всех духовных традициях есть описание этого умонастроения. Я просто привел пример того, как любое наше дело может быть связано с высокими смыслами.

Другой высокий смысл — это профессия. Сейчас люди воспринимают профессию как средство заработка или славы. Но это временная цель. Более того, она эгоистична. Профессия — это способ служить другим. Можно предложить очень простую методику, некий эксперимент, попробовать представить следующую ситуацию: «Я делаю что-то в своей профессии для того, чтобы получить выгоду и все. Я действую только ради этого». И второе: «Я делаю свою работу, но ради того, чтобы принести благо другим». Сравните, какие чувства будут в первом и во втором случае. Я это упражнение делал в сотне аудиторий и получал всегда один и тот же результат: первое состояние всем очень не нравится, а вот второе очень вдохновляет.

— А почему же так много людей остается в первом?

— Потому, что не знают второго. И наш проект старается активно действовать, чтобы люди получили эту альтернативу.

— Как же быть с чувством долга? Допустим, работа человеку не нравится, но она кормит его семью, детей. Как быть?

— Это называется «мышление в дефиците»: я действую с чувством страха, что мне чего-то не достанется. Такой человек никогда не разбогатеет, потому что он себя уже ограничил. Этот страх надо отпустить.

— А как это сделать? Ведь этот страх вполне материален.

— Хорошо. Такой вопрос: в этом мире есть голодные птицы, которые сегодня не нашли пищу, завтра не нашли пищу и вообще так и не нашли пищу? Таких птиц нет, потому что в природе все обеспечены. Можем ли мы найти муравья, у которого нет работы? Навряд ли. Все проблемы — безработица, неспособность создать семью, эмоциональные проблемы — обусловлены свойствами человека. Человеку дается свобода выбора: или довериться Высшему руководству, или жить, опираясь только на себя. Второе рождает дефицит, первое — возможность выбора, само это настроение проявит полноту жизни человека.

Мы сказали о принципиальной вещи: наш менталитет определяет нашу судьбу. На самом деле, это знают все психологи. Всего есть две принципиальные модели: менталитет эгоизма и гордыни (есть я и мир) и менталитет изобилия. Во втором случае я чувствую, что я не один, что есть некая Высшая Сила и Она заботится обо всех. В первом случае могут рождаться разные ограничивающие сценарии в судьбе. Как профессионал я очень четко вижу, когда это происходит. Во втором случае человек оказывается в пространстве свободы, его жизнь начнет раскрываться, как цветок. Но сразу это не приходит — нужна практика.

— И для этого нужно много работать. А как воспитывать принципы духовности, процветания? Они закладываются с детства?

— Если ребенок не получил любви от родителей, как он вообще может поверить в любовь? Задача родителей — научить ребенка любить мир, научить доверию, открытости, научить духовности.

— А что делать детям, которым уже не получить эту любовь?

— В самом общем случае жизнь меняет хорошее общение со зрелыми духовными людьми. Наше окружение очень много значит. Общение и знания — их нельзя разделять.

— Почему сейчас так много людей, отвернувшихся от этих принципов?

— В этом мире сейчас очень осознанно культивируется эгоизм. Через эгоизм легко управлять, легко стравливать, легко разъединять и подчинять. Человек-потребитель готов за деньги сделать все, что угодно. Но наш с вами выбор в том, включимся ли мы в это или будем распространять что-то другое, настоящие ценности.

— Исходя из того, о чем мы с вами говорим, люди, которые стоят наверху пирамиды, должны быть сами несчастными?

— Да. Они это делают, потому что есть низшие вкусы. Не зная высших вкусов, они ориентируются на низшие. Жизнь не может быть безвкусной, какая-то энергия должна быть. Человек не может жить в пустоте, он заполняет пустоту тем, чем может.

— И кто в конце концов победит?

— Это зависит от того, какой вклад мы сможем внести. Не нужно думать, что все предопределено — мы творим реальность каждый день.

— То есть нет никакого детерминированного будущего?

— В каком-то смысле, конечно, есть. Все будет хорошо, вы правы. Вопрос в том, как мы туда придем: испытав очень много боли, разочарования, трудностей, потеряв очень много, или будет более мягкий сценарий развития. И поэтому все люди должны включаться, получать настоящие знания, постигать настоящие ценности и очень осознанно воплощать их в своей жизни и передавать другим людям. Хороший пример заразителен. И, похоже, он более заразителен, чем дурной.