Обращение к другу, который находится в кризисе



Друг, я не знаю, как помочь тебе.

Я не знаю, как унять твоё страдание.
Я не знаю, как избавить тебя от сердечной боли, страха, печали, от твоих желаний, которые пылают глубоко внутри.

Я знал этих посетителей. 
Я никогда не мог уничтожить их в себе. 
Я был так же сломлен и потерян, как и ты. 
Мои желания найти ответы тоже рассыпались в прах.

Да, я знаю тоску и одиночество, о которых ты говоришь. 
Я годами бежал от боли. Я перепробовал каждую дозу, каждое решение, каждую зависимость. 
Я пытался выпить свое одиночество, заняться с ним сексом, съесть его, медитировать о нём. 
Я пытался окружить себя людьми, чтобы отвлечься; я стал зависим от людей и, все равно, одиночество преследовало меня.
Я пытался загипнотизировать себя религией, духовностью, догмой, верой и ложной надеждой. 
Временами я был близок к самоубийству, иногда это казалось единственным выходом. 
Я пытался избавиться от одиночества, не обращать на него внимания, я погружался в работу и бесполезную деятельность.

«Просто продолжай двигаться», — умолял я себя. «Не останавливайся».

Одиночество стучало в дверь посреди ночи.
Я слышал его окрики в дневных снах и ночных кошмарах.
Я бежал, пока мои ноги не покрылись кровью и ранами.
Я долго бежал.

А потом жизнь заставила меня остановиться. 
Через болезни, через изнеможение, через боль от бега.

Настоящее исцеление началось только тогда, когда я остановился…. 
Я развернулся к своему одиночеству и позволил ему заполнить меня.
Я думал, что умру, но в сердцевине одиночества я нашел только любовь, много жизни и света.
Я нашёл более глубокую связь с Божественным. 
И почти невыносимое сострадание к братьям и сёстрам.

«Тьма» внутри меня была всего лишь потерянным ребёнком, жаждущим любви. 
Она скучала по мне, ждала меня.

Это было прекрасное воссоединение.

Теперь мы с одиночеством живем вместе, как Одно Целое. 
Мы дышим вместе. Гуляем вместе по лугам. Сидим под небом, смеёмся и плачем.

Я нашел свою любовь во тьме.

Теперь, друг, я сижу с тобой. 
В тишине. В присутствии. В настоящем. 
Я вижу твой страх, твою утонченную беспомощность, твое тоскующее сердце, и я преклоняюсь перед твоими дарами, перед твоей силой. 
Я верю в твою способность встретить самого себя. 
Я не хочу исправлять тебя.
Я не знаю, как тебе помочь.
Но в твоей «беспомощности» есть огонь исцеления!

Я не могу починить тебя, не могу. 
Но в моих силах любить тебя так, 
как я люблю себя. 
А это много.

Джефф Фостер