Алексей Бабаянц. Практический пример веры в ребенка


Я помню, как наша дочь закончила юридический институт, и потом она пришла и сказала: «Я ни один день не буду работать». Мама была в шоке: «Мы уже нашли тебе место. Как ты не будешь работать юристом? Папа оплатил твоё обучение». Она сказала: «Нет, не могу». И у нас был очень напряжённый момент.

Знаете, когда женщина сильно эмоционирует, мужчина тоже поддаётся. Я пошёл в комнату и сказал: «Лена, посмотри на маму, мама три дня белая, не доводи маму до инфаркта, я тебя прошу». Она сказала: «Хорошо я пойду на вашу работу, но я буду делать ее спустя рукава».

Как-то она начала делать коробочки и класть туда цветочки, это понравилось, кто-то стал покупать. И когда мама сказала: «Ладно, ты не будешь юристом, кем ты тогда будешь?»
— Коробочки буду делать
— Коробочница нам не нужна!

Я позвонил Шалве Александровичу: «Я не знаю как быть, у нас очень интересный момент, мы все наседаем на неё, нездоровая обстановка в доме, она должна стать юристом. То есть, у нас есть яблоко, а надо сделать грушу. Она не хочет быть грушей, и у нас ничего не получается». В конце концов, я принял мужское решение и сказал жене: «Давай успокоимся, пусть она делает коробочки».

— Ты сума сошел?
— Нет, всё хорошо. Слушай меня внимательно, я за это отвечаю.
В конце концов, она открывает свою фирму, работает, уже мечтает о магазине у неё хорошая репутация, она несёт очень много радости людям. Мама посмотрела на это, пошла на курсы флористики, теперь они работают вместе.

Для девочки важны отношения, поэтому не надо вот этого: «Ты должна окончить институт, защитить диссертацию!» Но если при этом никто её не обучит отношениям – то это будет большая трагедия для девочки. Я сейчас понимаю, насколько этот постулат внёс счастья в нашу жизнь — что ребёнок пришёл со своей миссией.

Если бы я не знал эти вещи, я бы очень сильно настаивал. А так я сказал: «Раз ты считаешь, что чудо на земле тебе нужно оставить в коробочках, оставляй. Потому что огромное количество людей ты соединяешь, и люди чувствуют большую радость. Потому что то, как ты относишься к своему делу мне приятно. Если у тебя будет магазин, ты будешь относиться к людям ещё более внимательно и будешь охватывать больше людей».

Поэтому я не против чувства собственности. Чувство собственности это нормально. Только я старался ей привить более высший вкус. Великий человек к концу своей деятельности пишет письмо своей дочери: «Доченька, всю жизнь мечтал, взятое у народа, оставить народу». И внизу приписка: «Имейте собственность, только имейте собственность без чувства собственности». Так мир получил Третьяковскую галерею.

Поэтому я сказал: «Полномочия, которые ты получаешь в этом мире, даются тебе свыше, твоя задача передать эти полномочия дальше. Не сами плоды должны интересовать тебя, ибо возникнет процесс потребления, а тебя должен интересовать процесс дарения даров духа другим. И только тогда, ты обретёшь счастье и миссию». Очень интересный момент. Это расширенный взгляд на ребёнка, это духовное зрение.