В память о бабушке Тоне

Бабушка Тоня уже умерла, но пример её служения обездоленным и светлая память о ней остались в сердцах тысяч людей.

Воспоминания о бабушке Тоне

«Антонине Макаровой 84-й год, и почти полвека бескорыстно помогает она обездоленным детям — с тех самых пор, как два ее сына выросли, обзавелись семьями и покинули отчий дом. Сначала Антонина Петровна вязала варежки, пекла пирожки, покупала конфеты и несла все в подарок ребятишкам из Суздальского детского дома. Потом взялась опекать интернат для слепых. А теперь среди ее подопечных — сироты не только местные, но и ярославские, пермские и даже мурманские.

По словам бабы Тони, пенсия ее едва превышает 4 тысячи, но она «подрабатывает»: продает огурцы и яблоки, игрушки, а главное — валеночки, сувенирные, как сама говорит, «с мизинчик». Пока мастерит их, молится: «Помоги, Господи, тем, кто эти валеночки у меня купит, — ведь деньги пойдут на доброе дело».

Есть у нее и свои «предпринимательские» секреты: продавая мягкие сувениры, рассказывает туристам всевозможные необыкновенные истории, непременно со счастливым концом — те слушают и без покупки не уходят. Одним старушка обещает любовь вечную, другим детей прилежных, третьим достаток в дом. И главное, уверена баба Тоня, все у них сбывается: люди снова приезжают в Суздаль и рассказывают, что у всех, кто валеночки купил, в семье что-то радостное случилось.

— Это, я думаю, потому, что Бог не оставляет тех, кто помогает сиротам, — убеждена старушка. — Мне говорят, «бабушка Тоня святая». Я же всегда отвечаю, что таким может быть каждый, кто делает добро…

Ее валенки есть даже у итальянского экс-президента Франческо Коссиги: когда тот осматривал Суздаль, Антонина Петровна подарила ему сувенир. А президент в ответ вручил ей серебряную, с рубинами памятную медаль. Подарок баба Тоня продала и поправила свой ветхий домишко, а в палисаднике устроила детский городок, где теперь вся окрестная детвора играет. Хозяйка уже мечтает поставить там столы и угощать детишек чаем с пряниками.

Жаль, с Путиным, приезжавшим в Суздаль в Рождество, встретиться не удалось: болела баба Тоня, боялась его заразить. А хотела попросить:

— Господин президент, подарите мне закон — такой, чтобы сирот не швыряли из детдома в детдом, а в одном месте и растили, и учили, и профессию давали. Тогда я буду самая счастливая бабушка на свете…

Валеночки «от бабы Тони» давно уже хранятся и в моей квартире, и у родных. Не скажу, чтобы повысили они чей-то достаток или сделали безоблачной жизнь, но глянешь на них — и на душе становится светлее и теплей. Живет в них частица чуткой души бабы Тони, бьется кусочек ее доброго сердца.

Чтобы смягчилась душа, вовсе не обязательно ехать в Суздаль и разыскивать «святую» старушку. Подойдите к любому ковровскому рынку — и вы увидите их, скромно выложивших на газетку кто связанные умелыми руками носочки или варежки, кто домашние тапочки, кто по-деревенски пестрые коврики. Купите у них что-нибудь, порадуйте — и сами станете добрее. Ибо права баба Тоня: «Бог не оставляет тех, кто помогает сиротам». А я бы добавил: и старикам».

Источник