Два примера гуманной педагогики от Шалвы Амонашвили

1. Письма из комнаты в комнату.

Моя дочка была очень своенравной, не хотела принимать ничьих наставлений. Однажды мы заказали ей для какого-то праздника платье, нужно было что-то ушить после примерки, и дочка решила, несмотря на позднее время, срочно пойти к портнихе. Мать уговаривала отложить визит на следующий день, но дочь не слушала. Я не стал вмешиваться, потому что в состоянии аффекта ребенок ничего не слышит, и будет настаивать на своем.

Поэтому я начал в соседней комнате писать ей письмо, объяснив, что сейчас у нее такой возраст, когда настроение меняется, как погода весной. И что в то же время нужно понять и мать, которая будет беспокоиться за нее. Все это было написано не с позиции «сверху-вниз», а на равных, по-дружески. Я подложил это письмо дочери в комнату, и когда она его нашла под подушкой и прочитала, то первый вопрос был такой: «Папа, а почему ты это написал, а не сказал?» Я ответил: «Потому что ты бы меня все равно не услышала. Ты не против, если я и впредь буду иногда писать тебе письма?»

С тех пор письма из комнаты в комнату стали для нас традицией. И когда однажды после очередной ситуации дочь вдруг не получила письма (я сделал это нарочно), она сама подошла и спросила: «А где же письмо?» Потом дочь повзрослела, и надобность в письмах отпала сама собой. Пишите письма из комнаты в комнату, от сердца к сердцу!

2. Настоящий мужской разговор

Сын учился в пятом классе, когда сильно обидел маму, и она расплакалась. Я  не стал вмешиваться. Прошла неделя. Сын учил уроки, когда я подошел к нему и сказал: «Пойдем, прогуляемся. Мне нужно с тобой серьезно поговорить. Это очень важно».

Мы молча пошли в сторону парка. Но это было не пустое молчание. Иногда нужно просто помолчать, чтобы выразить кипение чувств. Воспитание всегда происходит во внутреннем мире, а не во внешнем. Сын понял, что предстоит что-то важное.

— Сынок, мне нужна твоя помощь, — начал я разговор. — Было время, когда я влюбился. И я обещал этой девушке, что если она выйдет за меня замуж, то я сделаю все, чтобы никто никогда ее не обидел. Это твоя мама… И теперь мне нужен твой совет, как мне поступить с сыном, который обидел мою любимую женщину? Сын подумал и ответил: «Накажи меня».

— Раньше я был один мужчина в семье, теперь пусть нас будет двое. Двое мужчин, которые будут защищать наших любимых женщин. Давай договоримся, что никто не узнает о нашем разговоре, это будет наш с тобой мужской союз.

Мы крепко пожали друг другу руки, закрепив тем самым наш важный договор. Такие мужские разговоры, которые показывают полное уважение и доверие к ребенку, дают огромный импульс и фундамент для воспитания. Такие разговоры, не на каждый день, тем и ценны — эффект от них намного сильнее и глубже.