Два лица

У человека было два лица.
Одно лицо — великого героя.
Глупца, лжеца, скупца и подлеца
Напоминало скрытое второе.

И было не понятно до конца,
Какое же из них ему роднее,
Одно лицо — святого мудреца,
Или второе — то, что поглупее.

«Каким лицом он дорожит внутри?» —
Решали рядом ангелы и черти.
Они решили заключить пари:
С каким лицом он встретит время смерти.

И ангелы твердили: «Он мудрец,
Поскольку постоянно с нами связан».
Настаивали черти: «Он — подлец,
И потому гореть в аду обязан».

И ангелы ему стелили путь,
Храня от бед, страстей и искушений.
А черти суетились, чтоб столкнуть
Его в болото грешных наслаждений.

И человек не мог прожить ни дня
Без чувства, что его с пути сбивают,
И что вокруг всегда идёт возня,
И что его как будто разрывают.

Порою как на крыльях он летел,
Порою спотыкался от чего-то,
Порою ликовал, порой скорбел
И падал в это липкое болото.

Так жизнь прошла в невидимой борьбе.
Не зря старались ангелы и черти.
И как-то человек сказал себе:
«Я чувствую — настало время смерти.

А у меня как прежде два лица.
С каким в потусторонний мир войду я?»
Он сбросил наземь маску мудреца.
Потёрли руки черти, торжествуя.

«Нет смысла быть учёным мудрецом,
Познанья не спасли от искушений.
Творенье вовсе не постичь умом,
И толку нет бежать от наслаждений!»

И черти стали прославлять творца,
А ангелы застыли в изумленье.
И вдруг лицо скупца и подлеца
Упало наземь всем на удивленье.

«Нет смысла быть глупцом и подлецом.
Нет смысла лгать и быть скупым невеждой.
Скрывая душу временным лицом
Как будто тело — временной одеждой.

Не плача, не ликуя, не скорбя,
Я временные облики снимаю
И открываю вечного себя,
И Господу судьбу мою вручаю».

Чертей сковала судороги боль.
И ангелы услышать не сумели:
«Лишь Бог даёт мне истинную роль
И в вечности, и даже в бренном теле».

Ярослав Климанов