Наши отношения с людьми — это отношения с Богом

Вот, мы живем под одной крышей, можем прожить так очень долгое время и относиться друг к другу, как к внешним проявлениям. Очень часто мы относимся к своим родителям, как к бесплатной безличной обслуживающей силе. Бесплатная безличная обслуживающая сила! Мы даже не интересуемся личностью, которая стоит за этими кастрюлями, за тем, что убирает, за тем, что какие-то замечания делает. Мы друг с другом как личности часто не соприкасаемся.

Очень часто у людей возникает желание быть удобным символом друг для друга. Просто, чтобы мы друг другу улыбались, не беспокоили друг друга, не конфликтовали. Знаете, как «А на нашей фабричке — ни одной забастовочки!» Мирно, дружно. Человек прожил и сам не понял, кто он. Другие не поняли, кто он. А в конце — портрет и живые цветы. То есть, мы не понимаем, кто с нами живет! Мы не интересуемся друг другом, потому что мы боимся разочарований.

Мы себе нарисовали какой-то образ: моя мама — вот такая. Например, мы нарисовали образ: моя мама — недотепа, ее лучше не беспокоить, а то сейчас как начнет, как заведется! Или наоборот: моя дочь такая — ей надо все самое лучшее! А чтобы встретиться друг с другом — мы практически не встречаемся.

А между тем, все наши отношения в мире — это наши отношения с Богом. Ни больше и ни меньше. Понимаете? Все наши отношения!

И порой нам хочется быть в зоне комфорта. Вот у меня с вами — очень комфортные отношения, а вы на меня косо смотрите, поэтому я к вам не буду поворачиваться.

Есть у нас три зоны — зона комфорта, зона усилий и зона паники. И, как вы думаете, в какой зоне есть развитие? В зоне усилий! В зоне комфорта нет развития. И в зоне паники тоже нет развития. А скажите, в какой зоне человек больше всего хочет пребывать? В зоне комфорта! Но жизнь не предназначена для этого (для комфорта). И человек прыгает из комфорта в панику, потому что жизнь постоянно предъявляет ему что-то, и у него тогда паника появляется, и он хочет немедленно восстановить комфорт. Но развития нет ни там, ни там.

Итак, развитие — в зоне усилий. А усилие – это всегда осознанная вещь.

Но, перед этим я некоторые вещи хотела бы вам сказать. Знаете, я внимательно изучаю ваши лица. И порой я замечаю, что когда я со сцены что-то говорю, у вас внимание включается. Когда же вы говорите — внимание выключается. Поверьте, что-то очень важное не только на сцене происходит. Что-то очень важное имеет к вам отношение.

И знаете, взаимоотношения, они живые постоянно, в настоящий момент времени. Но человек сидит и думает: «Сейчас надо что-то сказать. Мне надо что-то сказать!» И я не слышу, что сейчас говорят другие, потому что я сосредоточен на том, что я скажу. Потом я говорю, потом сел и думаю: «Как я сказал?» И в этой паранойе мы не слушаем друг друга.

И я вас очень попрошу, это мое вам задание: постарайтесь воспитывать в себе внимательность к каждому моменту времени — раз, и к каждому общению — два. Потому что (подчеркните себе красным), мои все взаимоотношения в этом мире — это мои отношения с Богом. И поэтому, когда вам кто-то что-то говорит, то это Бог через него вам что-то говорит. И, в таком случает, когда человек говорит, он тоже в этот момент думает: «То, что я сейчас скажу, это имеет смысл? Или я просто хочу привлечь к себе внимание, просто выйти, чтобы меня здесь увидели: «Здравствуйте, я — Марина?» То есть смысл должен быть.

Знаете, одна девочка пришла и сказала: «Я ненавижу, когда моя мама ходит на тренинги!» Спрашиваю: «Почему?» «Она приходит оттуда такая раскаявшаяся, искренняя. Она все время кается и говорит о том, как была не права, как неправильно меня воспитывала. Говорит: «Доченька, расскажи все, что у тебя на душе, я все принимаю!» И в первый раз я так обрадовалась, что у меня появилась возможность ей сказать. И я ей сказала. А через день все стало, как и было. И я поняла, что это было просто влияние. Человек, как зомбированный под влиянием тренингов, каких-то психологов».

Человека можно ввести легко в такое состояние, накачать: «Поработаем!», «Осознанное состояние!» Я пришла на второй курс, они там все в «осознанном состоянии» сидят. И так я начала «шатать» их. Шатала-шатала и они сказали: «Почему вы нас так разочаровали? Год созидания мировоззрения, а вы пришли и все разрушили!». Я говорю: «Как это вы так созидали, что мне так легко удалось все разрушить?»

Поэтому очень важный момент — когда мы соприкасаемся друг с другом, это должно быть в молитвенном состоянии, в признании: ты — живой человек! Например, если мы подходим к бабочке, мы же легко, осторожно подходим, а не топаем ножищами. А мы все очень чувствительны! Даже если мы снаружи делаем вид, что все в порядке, внутри мы очень чувствительны. Поэтому эта чуткость, это чувство времени, чувство меры — это и есть разум.

Разум понимает: место-время-обстоятельства, когда, как и каким образом. Это и есть разум.

Марина Таргакова