Хлеб, которым нас травят





хлеб


Ныне выпускаемые хлебо-булочные изделия из рафинированной муки напоминают хлеб только внешне, но таковым не является, так как ингредиенты другие, «кулинарный» рецепт совсем другой – это не хлеб.

Издавна на Руси на хлебный стол смотрели, как на Божий престол. И в единственной молитве, оставленной Иисусом Христом, слово хлеб является синонимом еды вообще. Хлеб — дар Божий — говорили наши прадеды. Но пекли они его отнюдь не на термофильных дрожжах. Эти дрожжи появились еще до войны. Ученые, которые занимались изучением этого вопроса, натолкнулись в Ленинке на источники из гитлеровской Германии, где говорилось, что эти дрожжи выращивались на человеческих костях и что, если Россия не погибнет в воине, то она погибнет от дрожжей.

Нашим специалистам не позволили сделать ссылки на источники, скопировать их. Документы были засекречены.

Итак, если термофильные дрожжи возникли недавно, то с помощью чего выпекали квасные хлеба в глубокой древности и в недавнем прошлом? Знаменитые крестьянские закваски готовили из ржаной муки, соломы, овса, ячменя, пшеницы. До сих пор в глухих деревнях сохранились рецепты приготовления хлеба без сегодняшних дрожжей. Именно такие закваски обогащали организм органическими кислотами, витаминами, минеральными веществами, ферментами, клетчаткой, слизями, пектиновыми веществами, биостимуляторами.

Выпечка хлеба в народной кухне всегда была своеобразным ритуалом. Секрет его приготовления передавался из поколения в поколение. Практически каждая семья имела свой секрет. Готовили хлеб примерно один раз в неделю на различных заквасках: ржаных, овсяных. Использование неочищенной ржаной муки приводило к тому, что хотя хлеб был грубый, но зато содержал все полезные вещества, которые имеются в злаках. А при выпечке в русской печи хлеб приобретал незабываемый вкус и аромат.

Смело можно сказать, что такого хлеба, как на Руси не было никогда в мире. Потреблялся он в больших количествах. Средний крестьянин, например, в XIX веке съедал ежедневно более 3-х фунтов хлеба (фунт равен 430 граммам). Именно такой хлеб дозволял регулировать работу кишечника и вводить в организм целый ряд полезных веществ. О ситном, то есть белом, очищенном хлебе они могли только мечтать. Привычка к ржаному хлебу с первых дней жизни была так сильна, что его отсутствие переносилось с трудом.

Характерен такой случаи. В 1814 году, когда русские гренадеры, славившиеся своей силой и выносливостью, вошли в Париж, то они начали, заходя в пекарни, искать ржаной хлеб и просили у хозяев «хлеба быстро-быстро». Так возникли «бистро». Страдал, находясь на Кавказе, без ржаного хлеба и Пушкин.

Долго сохранялась в народе древняя наука хлебопечения. Приходилось слышать о забавном случае, когда к министру легкой и пищевой промышленности пришли хлебопеки с удивительным подарком, который они принесли завернутым в холст. Показав, что это пышный каравай, они снова завернули и сели на него, потом встали, откинули холст и глазам министра предстала такая картина: хлеб, сдавленный весом крупных мужчин, на глазах расправился и приобрел прежние размеры. Умельцы заметили, что такой хлеб не заплесневеет и не зачерствеет и через год. В это чудо было трудно поверить. Но вот уже несколько десятилетий хлеб пекут по-другому. И используют для этого не природные закваски, а выдуманные человеком термофильные дрожжи, сахаромицеты, которые в природе просто не существуют. И технология их приготовления антиприродная.
Термофильные дрожжи и их негативное влияние на здоровье.
Итак, повторим: дрожжи-сахаромицеты (термофильные дрожжи), различные расы, которых употребляются в спиртовой промышленности, пивоварении и хлебопечении, в диком состоянии в природе не встречаются, то есть это создание рук человеческих, а не творение Божие. Они относятся по морфологическим признакам к простейшим сумчатым грибам и микроорганизмам.

хлеб

Из фольклора американских индейцев

tgSMM5m0RB4

Хотите послушать историю о людях? – спросил слушателей индейский вождь по имени Большой Щит.
– Историю? – обрадовалась девочка по имени Свет Дня. – О Большой Щит, позволь мне сбегать за моей сестрой, чтобы она тоже могла послушать.
– Позови всех детей, которые умеют слушать так, как ты! – улыбнулся вождь, увидев, как Свет Дня бросилась на поиски сестры.
Вскоре все дети собрались вокруг сказителя. Он разжег свою трубку и начал так:
– Жила однажды Мышь. – Скосив глаза, он прикоснулся к носу маленькой девочки, сидевшей рядом с ним. – Как все мыши, она была всегда занята своими мышиными делами. Однако время от времени ей чудился необычный звук. Она поднимала голову, внимательно прислушивалась, и усы ее шевелились в воздухе. Как-то раз она поспешила к подруге и спросила: «Ты слышишь этот странный звук, сестра?»
«Нет, нет, – ответила та, не отрывая своего деловитого носа от земли. – Ничего я не слышу. Сейчас мне очень некогда, поговорим попозже».
Мышь спросила другую подругу, но она пристально посмотрела на нее: «В своем ли ты уме? Какой еще звук?» – и проскользнула в норку под упавший древесный ствол.
Маленькая Мышь задумчиво пошевелила усами и опять погрузилась в дела. Но шум послышался вновь. Правда, он был далек, но Мышь явственно слышала его. И однажды Мышь решила узнать, откуда доносится этот звук. Она бежала и прислушивалась долго-долго и очень внимательно, и вдруг кто-то заговорил с ней.
«Привет, сестрица!» – произнес голос, и Мышь от испуга чуть не выскочила из собственной шкурки.
«Привет! – снова произнес голос. – Это я. Брат Енот. Что ты тут делаешь одна, сестрица?» – спросил Енот.
Мышь покраснела и опустила нос к самой земле. «Я услышала шум в ушах и теперь хочу узнать, что это такое», – смущенно ответила она.
«Шум в ушах? – переспросил Енот и уселся рядом. – То, что ты слышишь, сестрица, – это река».
«Река? Что такое река?»
«Пойдем со мной, я покажу тебе реку», – сказал Енот.

– Не правда ли, – обратился к слушателям Большой Щит, – люди подобны маленьким мышам: они так заняты повседневными делами, что не способны разглядеть вещей более отдаленных. Правда, им удается изучить кое-что очень пристально, но многого они лишь слегка касаются своими усами. Между тем все предметы, все явления должны быть им близки. Шум, который им слышится, – это шум реки жизни. Одни не признаются в том, что улавливают ее звуки, другие вовсе не слышат их, а третьи, друзья мои, различают их так ясно, что они уподобляются крикам в самом их сердце. А теперь продолжим нашу историю.

Мышь пошла за Енотом, хотя ее маленькое сердечко колотилось в груди от страха. Енот повел ее запутанными тропами, и мышь впервые смогла уловить новые, неизвестные ей запахи. Ей было так страшно, что она уже решила повернуть назад. Но наконец они пришли к реке. Река была так огромна, что захватывало дыхание. Маленькая Мышь не могла различить другой берег реки – так она была широка. Река пела и кричала, ревела и грохотала на пути своем.
«Как она могущественна!» – промолвила Мышь, с трудом подыскивая слова.
«Она величественна, – ответил Енот. – А теперь позволь мне представить тебя моему другу».
В мелком, тихом месте плавал лист кувшинки, блестящий и зеленый. На нем сидела Лягушка, почти такая же зеленая, как и лист.
«Привет, сестрица! – сказала Лягушка. – Добро пожаловать к реке».
«Здесь я покину тебя, – сказал Енот, – но не бойся ничего – Лягушка позаботится о тебе».
Маленькая Мышь приблизилась к воде и заглянула в нее. Она увидела отражение испуганной мыши.
«Кто ты? – спросила Мышь у своего отражения. – Разве ты не боишься жить здесь, в самой реке?»
«Нет, – ответила Лягушка. – Я не боюсь. Мне был дан от рождения дар жить и в глубине, и на поверхности воды. Когда приходит Зимний Человек и замораживает всю эту Чудесную Силу, меня увидеть нельзя. Чтобы повидать меня, нужно приходить, когда мир одевается в зелень. Сестра моя, ведь я Хранительница Воды. Хочешь, и ты получить частичку этой Чудесной Силы?» – спросила Лягушка.
«Чудесной Силы? Мне? – переспросила маленькая мышь. – Да! Да! Если можно».
«Тогда соберись в комочек и подпрыгни высоко, как только сможешь! И ты получишь удивительный Талисман», – сказала Лягушка.
Мышь так и сделала. И тут – всего на миг! – она увидела вдалеке Священные Горы.
Мышь упала в реку и с трудом выбралась на берег, мокрая и перепуганная до смерти.
«Ты сыграла со мной злую шутку!» – закричала она Лягушке.
«Погоди, – ответила та. – Ведь ты невредима? Не дай страху и гневу ослепить себя! Видела ли ты что-нибудь?»
«Я… – Мышь заколебалась. – Я увидела Священные Горы!»
«Значит, теперь у тебя новое имя, – сказала Лягушка. – «Прыгающая Мышь», «Мышь, способная прыгать».
«Спасибо! Спасибо, – проговорила Прыгающая Мышь. – Я хочу вернуться к своему народу и рассказать обо всем, что случилось со мной».
Прыгающая Мышь возвратилась в мир мышей. Но ее ждало разочарование: никто не хотел слушать ее. К тому же она вся вымокла, а ведь дождя не было, и ей никто не верил, что она побыла в реке. Мыши даже стали побаиваться ее. Может быть, думали они, эта мышь побывала в пасти какого-то хищника, но они твердо знали, что если хищник не стал есть мышь, значит она отравленная. А раз так, может быть, от нее отравятся и они сами?

Прыгающая Мышь по-прежнему жила со своим народом, но не могла забыть Священных Гор. Воспоминание о них пылало в уме и сердце Прыгающей Мыши, и вот однажды она собралась в дальний-дальний путь.
Дойдя до края мышиных владений, Прыгающая Мышь увидела широкие прерии. Как трудна была дорога! Но Мышь бежала изо всех сил. Она уже чувствовала тень орла за спиной. Ах, эта тень! Наконец ей удалось спрятаться под кустами дикой вишни. Здесь было прохладно и просторно; тут была вода, ягоды и семена, трава для гнезда, норы, по которым можно было побегать, и много-много других привычных вещей.
Прыгающая Мышь принялась исследовать новую местность и вдруг услышала чье-то тяжелое дыхание. Она обернулась и увидела Большую Гору Шерсти с Черными Рогами – Великого Бизона. Зверь был так огромен, что Прыгающая Мышь поместилась на одном из его больших рогов. «Какой величественный Зверь!» – подумала Прыгающая Мышь.
«Привет тебе, сестрица, – сказал Бизон. – Спасибо, что пришла навестить меня».
«Привет, Большой Зверь, – сказала Прыгающая Мышь. – Почему ты лежишь здесь?»
«Я болен и умираю, – ответил Бизон. – Талисман поведал мне, что только глаз мыши исцелит меня. Но ведь ты знаешь, сестрица, что на свете нет существа с таким именем – «Мышь».
Прыгающая Мышь была поражена. «Один мой глаз! – подумала она. – Один мой маленький глаз!» Она поспешила назад в гущу кустов. Но дыхание позади нее становилось все медленнее и тяжелее.
«Он умрет, – подумала Прыгающая Мышь, – если я не отдам ему мой глаз… А он так велик! Нет, нельзя позволить ему умереть!» Она снова вернулась туда, где лежал Бизон, и заговорила с ним. «Я и есть мышь, – произнесла она тихонько. – А ты, брат мой. Большой Зверь. Я не могу позволить тебе умереть. У меня есть два глаза, возьми один из них».
Едва только Мышь проговорила это, ее глаз перестал видеть, а Бизон исцелился. Он вскочил на ноги, пошатнув весь мир Прыгающей Мыши.
«Благодарю тебя, сестра моя, – сказал Бизон. – Я знаю, ты ищешь Священные Горы. Ты подарила мне жизнь, чтобы я мог передавать свою силу и мощь людям. Я доведу тебя до подножия Священных Гор. Беги, я прикрою тебя своим телом, и не бойся орлов: они увидят только спину Бизона».
Маленькая Мышь побежала по прерии под прикрытием Бизона, но бежать с одним глазом было очень страшно. Ей казалось, что огромные копыта Бизона сотрясают весь мир. Наконец они добрались до места, и Бизон остановился.

Рассказ вождя был прерван одним из слушателей.

– Почему Мышь должна была отдать глаз, чтобы исцелить Бизона? – спросил Большого Щита один из юношей.
– Потому что такое существо, как Мышь, должно расстаться с привычным для нее пониманием мира, чтобы сделаться мудрее. Но никого нельзя заставить это сделать насильно. Бизон даже не знал, что мышь – это мышь. Она ведь могла просто спрятаться от него.
– А что случилось бы, если бы мышь позволила Бизону умереть?
– Что же, тогда всю жизнь ей пришлось бы чувствовать вокруг себя запах тления, сын мой. Поверь, многие проходят через то же, что эта мышь. Но одни привыкают жить рядом с этим запахом, другие предпочитают страдать от жажды, забившись в собственный дом под кустами дикой вишни; третьи вечно бегут по жизни, прикрываясь спиной большого Бизона. Ими движет страх. Страх перед огромными копытами Мудрости и когтями орлов – это страх перед неизвестностью.
– Что же дальше? – спросил учителя юноша.

– А дальше – вот что, – отвечал тот, обводя всех взглядом. – Прыгающая Мышь сразу же стала осматриваться вокруг. У подножия гор было все, что так любят мыши. Внезапно она наткнулась на Серого Волка, который сидел тихо и совсем неподвижно.
«Привет тебе, брат Волк», – сказала Прыгающая Мышь.
Волк насторожился, глаза его просияли. «Волк! Волк? Вот кто я? Конечно, я и есть Волк!» – но тут разум его снова затуманился, и Волк опять замер.
«Такой большой зверь, – подумала Прыгающая Мышь, – а у него совсем нет памяти!»
Она отошла в сторону и затихла, долго и чутко прислушиваясь к стуку собственного сердца… Потом вдруг решилась. Мышь сказала:
«Пожалуйста, брат Волк, выслушай меня. Я знаю, что может помочь тебе. Возьми мой глаз. Ты больше меня: я всего только мышь!»
Едва Прыгающая Мышь умолкла, как перестал видеть и второй ее глаз, а Волк тут же исцелился.
Слезы покатились по щекам Волка, но его маленькая сестрица уже не могла их видеть, потому что была слепа.
«Ты велика, моя маленькая сестра, – сказал Волк. – Но ты теперь слепа. Слушай! Я проводник в Священных Горах. Я отнесу тебя выше, к Великому Волшебному Озеру, полному Чудесной Силы. Это самое прекрасное озеро в мире. Все, что ни есть на земле, отражается в нем: разные народы, их дома и все существа равнин и небес».

«Пожалуйста, отнеси меня туда», – попросила Прыгающая Мышь.
Волк доставил ее к Волшебному Озеру. Там Прыгающая Мышь напилась озерной воды, а Волк рассказал ей, как красиво вокруг.
«Здесь я должен покинуть тебя, – сказал Волк. – Мне нужно указывать эту дорогу другим; но я всегда буду с тобой, до тех пор, пока ты будешь любить меня».
«Спасибо, брат мой», – ответила Прыгающая Мышь.
Оставшись совсем одна, она сидела на берегу, дрожа от страха, ведь здесь орел легко может найти ее. Она почувствовала его тень над головой, услышала орлиный крик и вся сжалась, ожидая нападения. Вдруг она ощутила сильный удар и сразу погрузилась в забытье.

Но вот Мышь пришла в себя. То, что она жива, было удивительно; но к ней вернулось и зрение. Правда, все вокруг казалось нечетким, но сами цвета были прекрасны.
«Я вижу! Вижу!» – повторяла Прыгающая Мышь снова и снова. Но вот какая-то темная масса приблизилась к Прыгающей Мыши.
«Привет тебе, сестра! – произнес голос. – Не хочешь ли получить немного Чудесной Силы?»
«Немного Чудесной Силы? – спросила Мышь. – Да! Да!»
«Тогда сожмись в комочек, – промолвил голос, – и подпрыгни как можно выше!»
Прыгающая Мышь так и сделала. Она сжалась сильно-сильно, а затем прыгнула. Ветер подхватил ее и поднял в воздух.
«Не бойся! – услышала Мышь. – Доверься ветру».
Прыгающая Мышь закрыла глаза и доверилась ветру; он поднимал ее все выше и выше. Когда Прыгающая Мышь вновь открыла глаза, все вдруг стало ясным, и чем выше она поднималась, тем яснее становилось все вокруг. И тут Прыгающая Мышь увидела в прекрасном Волшебном Озере, на листе кувшинки, своего старого друга. Лягушку.
«Теперь у тебя новое имя! – крикнула ей Лягушка. – Ты Орел!»

– Вот и все, дети мои, – закончил вождь, – и пусть каждый из вас обретет Новое Имя!

Карма





Л. Толстой


Панду, богатый ювелир браминской касты, ехал со своим слугой в Бенарес. Догнав по пути монаха почтенного вида, который шел по тому же направлению, он подумал сам с собой: «Этот монах имеет благородный и святой вид. Общение с добрыми людьми приносит счастье; если он также идет в Бенарес, я приглашу его ехать со мной в моей колеснице». И, поклонившись монаху, он спросил его, куда он идет, и, узнав, что монах, имя которого было Нарада, идет также в Бенарес, он пригласил его в свою колесницу.
– Благодарю вас за вашу доброту, – сказал монах брамину, – я действительно измучен продолжительным путешествием. Не имея собственности, я не могу вознаградить вас деньгами, но может случиться, что я буду в состоянии воздать вам каким-либо духовным сокровищем из богатства знания, которое я приобрел, следуя учению Шакьямуни, блаженного великого Будды, Учителя человечества.

Continue reading

Диалог




— Ах , Любовь! Я так мечтаю быть такой же, как ты! — повторяла Влюбленность.- Ты намного сильней меня .
— А ты знаешь, в чем моя сила? — спросила любовь, задумчиво качая головой.
— Потому что ты важнее для людей.
— Нет. моя дорогая, совсем не поэтому, — вздохнула любовь, и погладила влюбленность по голове. — Я умею прощать, вот что делает меня такой .
— Ты можешь простить предательство?

Continue reading

Про Женщину

Pritcha_o_jen

Бог творя женщину уже шестой день работал сверхурочно.
Показавшийся ангел спросил: «Почему ты так много времени проводишь над работой с ней?»
На что Бог ответил:« А ты видел инструкцию? Она должна не бояться влаги, но быть не пластмассовая; она должна состоять из 200 движущихся деталей, и все они должны замениваться; её колени должны быть такими, чтоб на них сразу помещалось двое детей, но когда она встанет, они должны выглядеть грациозно; её поцелуй должен вылечить всё, начиная с царапины и заканчивая разбитым сердцем; она должна иметь шесть пар рук»
Ангел очень удивился, что для этого существа столько требований. «Шесть рук! Ну уж нет!» – вскрикнул ангел.
Бог ответил: «О, да не в руках беда. А в трёх парах глаз, которые обязана иметь каждая мать!»
«И это всё в типичной модели?» – спросил Ангел, имея в виду три пары глаз.
Бог кивнул: «Да, одна пара глаз, чтоб мать видела сквозь закрытую дверь, когда будет спрашивать своих детей, чем они занимаются, хотя она и так уже знает. Вторая пара глаз, чтобы видеть что ей надо знать, хотя другие об этом даже не догадываются. А третья пара – для того, чтоб взглянув на разбалованного ребёнка без слов сказала ему, что любит и понимает его.
Ангел пытался остановить Бога : «Но ведь это столько работы, на сегoдня хватит, закончишь завтра.
«Но я не могу», ответил Бог, — «Я уже почти заканчиваю свой шедевр, который так близок к моему сердцу.»
Ангел подошёл и прикоснулся к женщине. «Бог, но она такая нежная?»
«Да, она нежная» – согласился Творец. – «Но я её сотворил и крепкой. Не представляешь сколько она может вытерпеть и сколько всего сделать!»
«А она умеет думать? «- спросил ангел.
Бог уверил: «Она не только умеет думать, она может аргументировать и доказать». Тогда ангел, что-то заметил, протянул руку и дотронулся до щеки женщины.
«Ой, кажется эта модель пропускает воду. Говорил же тебе, что ты пробуешь слишком много всего в неё поместить.»
«Не протекает » -опровергнул творец.-«Это слеза!»
«А зачем ей слеза? » – удивился Ангел.
Господь разъяснил : «Через слёзы она может проявить свою радость, переживания, боль, разочарование, одиночество и гордость»
Ангел был восхищен: «Господь, да ты гений! Ты всё обдумал, потому что женщина точно необыкновенная!»

Про вдову, змею, охотника и смерть




Жила-была однажды вдова, она была женой брахмана и ее звали Гаутами, она была очень праведной, каждый день она делала пуджу, подносила цветы и благовония Божеству. У нее был маленький 10 летний сын, которого она очень любила. Как-то раз она ему сказала: «Сынок, мне для пуджи нужны цветы, сходи в лес, принеси лесные цветы.»

Мальчик пошел в лес, зашел в заросли, и в это время из кустов выползла черная королевская ядовитая кобра, она укусила мальчика, и мальчик замертво упал. Мимо шел охотник, он увидел всё, что произошло. Он знал и мальчика и его мать. Он поднял на руки мальчика и произнес заклинание. Змея остановилась, охотник схватил ее, скрутил жгутом, положил в корзину и в одной руке стал нести труп мальчика, а в другой — корзину со змеей. Когда он зашел в хижину-мать мальчика не поверила своим глазам, она начала рыдать, причитать, бросилась на него, стала оплакивать его.

Охотник сказал: «У меня в корзине виновница смерти твоего сына, скажи, как мне её убить? Хочешь, я при тебе изрублю ее на куски? А хочешь – брошу в огонь, она будет извиваться, корчиться там? Чтобы ты увидела это и тебе на сердце станет легче. Вдова утерла слезы и сказала: «Глупый охотник, мой сын воскреснет оттого, что змея будет мучиться?»

Охотник ответил: «Нет, не воскреснет.»

«Так зачем бросать? Какой смысл совершать еще один грех? Она здесь ни при чем. Ступай дальше, оставь меня в покое с телом моего сына, дай оплакать его смерть.»

Арджунака, так звали охотника, вскрикнул: «Глупая женщина, что ты говоришь? Тебе станет легче, когда ты будешь видеть, как она будет мучиться. Потому что когда мы видим, что с нашими врагами происходит что-то нам легче переносить свои страдания.»

Гаутами посмотрела на него и сказала: «Легче от мести никому не становится, легче становится человеку, который умеет прощать, отпусти змею, зачем совершать еще один грех?»

Охотник не унимался: » Разве грех убить змею? Убить змею – это хорошо.»

Тут змея не выдержала и заговорила: «Глупый охотник, причем здесь я? Я ж просто так никого не кусаю! Я всего лишь на всего исполняла приказ Смерти. Мритью сказала мне укусить его, отпусти меня.»

Охотник, хорошо знакомый с ведической философией, сказал: » Все эти непосредственные причины, отдаленные причины мне понятны, но ты тоже виновата — ты же была инструментом в руках Смерти?! Я тебя тоже накажу.»

Змея говорит: » Я исполняла приказ, никто же не наказывает солдат, которые исполняют приказ командира, разбирайся со Смертью.»

Охотник спросил: » А ты удовольствие получила, когда его кусала?»

Змея говорит: «Неважно, удовольствие-неудовольствие, я все лишь инструмент.»

В это время появилась Смерть и вступила в дискуссию: «Что это вы решили всю ответственность переложить на меня? Так не надо! Я тоже не сама по себе действую, я всего лишь инструмент в руках Времени. Я не приду в чью-то жизнь и не заберу ее, пока мне Время не прикажет.» Охотник спросил: «А ты получаешь удовольствие, когда исполняешь свой долг?»

Смерть говорит: «Неважно, я просто исполняю свой долг!»

В это время на сцене появилось Кала – вечное Время. Время спросило у охотника: «Тебе что нужно, охотник? Что ты устроил здесь философский диспут? Отпусти змею — она здесь ни при чем, отпусти Смерть, и она здесь ни при чем, да и я здесь ни при чем. Я всего лишь навсего делаю то, что нужно делать в связи с кармой этого мальчика, поэтому в соответствии с кармой этого мальчика пришло время, я отдала приказ Смерти, она сказал змее исполнить это, так что отпусти всех.»

Гаутами, которая все это время внимательно всех слушала, сказала, посмотрев на охотника: «Отпусти всех, у них у всех в этом мире много дел, пусть змея ползет дальше своей дорогой, отпусти Смерть, я поняла – во всем виновата я. Это я совершила в прошлом дурные поступки. Это горе, которое обрушилось на меня сегодня должно было обрушиться, невозможно было отвратить его, я не хочу никого другого винить, это моя судьба, мне нужно ее принять.»

Притча

JkM7gdboRrs

Жил был один китайский император. Он не так давно взошёл на престол, был молод и любознателен. Император уже знал очень много, и ему хотелось знать еще больше, но увидев, сколько еще осталось непрочитанных книг в дворцовой библиотеке, он понял, что не сможет их все прочитать.
Однажды он позвал придворного мудреца и приказал ему написать всю историю человечества. Долго трудился мудрец. Проходили годы и десятилетия и вот, наконец, слуги внесли в покои император пятьсот книг, в которых была описана вся история человечества.
Немало подивился этому император. Хотя он был уже не молод — тяга к знаниям не покинула его. Но он не мог тратить годы на прочтение этих книг и попросил сократить повествование, оставив только самое важное.
И снова долгие годы трудился мудрец, и в один из дней слуги вкатили к императору тележку с пятьюдесятью книгами. Император уже совсем состарился. Он понимал, что не успеет прочесть эти книги, и попросил он мудреца оставить только самое-самое главное.
И снова мудрец принялся за работу, и спустя какое-то время ему удалось уместить всю историю человечества всего лишь в одну книгу, но когда он принес ее – император лежал на смертном одре и был настолько слаб, что даже не смог раскрыть ее. И тогда император попросил выразить все еще короче прямо сейчас, пока он не успел отправиться в мир иной. И тогда мудрец открыл книгу и написал на последней странице всего лишь одну фразу:

Человек рождается, страдает и умирает…

Два младенца

qje-CB57e54

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев. Один из них — верующий, другой — неверующий.

Неверующий младенец: — Ты веришь в жизнь после родов?

Верующий младенец: — Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом.
Неверующий младенец: — Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?

Верующий младенец: — Я не знаю все детали, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом.
Неверующий младенец: — Какая ерунда! Невозможно же самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь — пуповина — и так уже слишком коротка.

Верующий младенец: — Я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить.

Неверующий младенец: — Но ведь оттуда еще никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь — это одно большое страдание в темноте.

Верующий младенец: — Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае мы увидим маму, и она позаботится о нас.

Неверующий младенец: — Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

Верующий младенец: — Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать.

Неверующий младенец: — Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет.

Верующий младенец: — Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов. А ты?

Неверующий младенец: — А что я, мне и здесь неплохо, вот поблагоустроить бы еще свое местечко, а там будь что будет, доживем увидим , а то что гладится, и поется, то это закон внутриутробного мира.

Верующий младенец: — Но мир сам по себе не может петь, так красиво, ты послушай какие Слова у этой песни, послушай как Мама зовет нас с Любовью.

Неверующий младенец: — А что такое Любовь? Живем мы с тобой здесь и ладим, вот и хорошо.

Верующий младенец: — Жить то можно ползая в темноте, но я тебе говорю о свете, о том, что придет время, когда увидев свет мы с первым криком к Маме и плачем перед ней за то, что мы причиняли ей боль, с благодарностью вольемся в новый мир.

Неверующий младенец: — Вот видишь, что уготовила нам мама — крик и плач, и я должен еще благодарить за это.

Верующий младенец: — Но это даст нам силы выжить при таком свете.

Неверующий младенец: — А зачем мне такой свет, чтобы я еще выживал. Верующий младенец: — Чтобы затем жить вечно, не умирая, ведь не может быть так, что Мама нас выхаживает для смерти, не правда ли?

Огромное количество умных, интересных и красивых людей живет серой однообразной жизнью, не подозревая, что за стенами их маленькой квартиры, за забором, за городом их ждут увлекательные встречи, путешествия, краски и радости Жизни. Ведь Мама, Природа, Высшее Сознание ждут, когда вы выйдете навстречу!

Бесполезное золото




BElZ5NiKUos

Жил один царь, привыкший раздавать много золота нищим и бедным. Он делал это ежедневно. После смерти он очутился на небесах во дворцах из золота. Они были обставлены мебелью из золота: золотые стулья, золотые столы — всё из золота, только из золота. Он был счастлив, что эти дары явились ему как хорошо заслуженная награда.

Но немного погодя король почувствовал сильную жажду и сказал людям, что хочет пить. Ему ответили:

— Всё, что ты посеял, должно находиться внутри дворца. Заходи и ищи, если найдёшь.

Но он не мог найти внутри ни капли воды.

Спустя некоторое время он проголодался и опять сказал, но другим людям, что хочет есть. Они ответили:

— Всё, что ты посеял, должно находиться в твоём дворце!

Но король убедился, что всё было сделано из золота, и только золото находилось там. Он почувствовал себя очень несчастным: «Что хорошего в этом золоте? Я голоден! Я не могу есть золото, оно бесполезно для меня».

Тогда он попросил ангела смерти снова дать ему шанс: ещё немного продлить срок человеческой жизни, для того чтобы сделать все необходимые дела. Он также хотел посеять семена для всех других необходимых вещей, чтобы комфортно жить там.

И ему было дано ещё пятнадцать дней. И все эти пятнадцать дней он ходил, раздавал пищу и воду, одежду и другие необходимые вещи нуждающимся.

Кто вы?

viBelhcUgoE

В американском аэропорту «Кеннеди» журналист проводил опрос на тему: «Что по вашему мнению является самым отвратительным на свете?» Люди отвечали разное: война, бедность, предательство, болезни…

В это время в зале находился дзэнский монах Сунг Сан. Журналист, увидев буддийское одеяние, задал вопрос монаху. А монах задал встречный вопрос:

— Кто вы?

— Я — Джон Смит.

— Нет, это имя, но кто вы?

— Я телерепортёр такой-то компании…

— Нет. Это профессия, но кто вы?

— Я человек, в конце концов!

— Нет, это ваш биологический вид, но кто вы?

Репортёр наконец понял, что имел ввиду монах и застыл с открытым ртом, так как ничего не мог сказать.

Монах заметил:

— Вот это и есть самое отвратительное на свете — не знать, кто ты есть.