Не теряйте времени

Я помню, было мне лет десять, наверное. Был летний день, и мы стояли с мамой на балконе четвёртого этажа нашей кирпичной пятиэтажки. Пахло кленовыми листьями, пылью летнего города, а на кухне закипал чайник. Мама улыбалась, и я тоже, был редкий момент нашей лёгкой, безоценочной близости, мать моя обычно была строгой женщиной. А возраст мой был таков, когда только начинаешь осознавать, что ты одинок и дистанция с родителями будет только нарастать.

Но в это мгновение мне ясно показалось, что мы так же близки, как в раннем детстве, был тот же свет, тот же балкон и звук закипающего чайника, может быть, он был самым важным. Мама улыбалась той же улыбкой, что и пять лет назад, да и как могло быть иначе — что такое пять лет для взрослого человека, а для десятилетнего мальчишки это полжизни, подумайте!

Это сейчас я бы улыбнулся и постарался до конца насладиться этими мгновениями, легко отпуская, смиряясь с неизбежностью их ухода, но тогда я вдруг испугался, что мама прямо сейчас перестанет улыбаться и уйдёт, и разом всё кончится. И когда закипел чайник, просто помчался на кухню налить нам чая и вернуться, я очень спешил.

Когда вбегал в кухню, я вдруг уронил бутылку молока со стола, она разлилась широкой волной прямо на чистый, недавно вымытый пол. Помните, были такие бутылки в советское время с широким горлом?

Помню своё отчаяние

Настоящая любовь

Это было обычное хлопотливое утро, когда приблизительно в 8:30 пожилой мужчина лет 80-ти пришел снять швы с большого пальца его руки. Было видно, что он очень спешит, и он сказал слегка дрожащим от волнения голосом, что у него важное дело в 9 часов утра.

Сочувствующе покачав головой, я попросил его присесть, зная, что все доктора заняты, и им смогут заняться не ранее чем через час. Однако, наблюдая, с какой печалью в глазах он то и дело посматривает на стрелки часов, во мне как бы что-то сострадательно екнуло, и я решил (благо у меня не было в данный момент других пациентов) самому заняться его раной. Обследовав его палец, я нашел, что ранка успела хорошо зажить и, посоветовавшись с одним из врачей, я получил необходимые инструменты для снятия швов и медикаменты для обработки раны.

Мы разговорились

Иметь или быть?

Каждый хочет иметь друга, но не каждый хочет им быть. Сейчас все чаще мы хотим иметь. Хочу ребенка — вместо хочу быть матерью, хочу иметь мужа — вместо хочу быть женой.

За этими тонкостями языка стоит отношение человека к жизни. Его девиз: или я для кого-то, или кто-то для меня.

В своем желании иметь мы ломаем жизни, разбиваем сердца и страдаем от одиночества. «Человеку обладающему» всегда будет мало того, что есть. Мало денег, мало власти, мало одной жены, мало друзей, мало веселья, мало самого себя. Потребитель, не имея собственной сути, состоит из того, чем он обладает.

Александр Хакимов

Живой пример

Чтобы реально учиться самой сложной науке — науке любви к Богу — очень важно иметь перед глазами пример человека, который живет и действует практически в то же время и в тех же условиях, что и мы, и, вместе с тем, олицетворяет собой чистый идеал любви. Нам легче увидеть себя на месте того, кто , так же как и мы, пользуется телефоном, ездит на автомобилях, летает на самолетах. И даже не это главное — нам нужно видеть живого человека, который терпит неудачи, болеет, шутит, смеется, порой сомневается, иногда меняет свои решения, но при этом никогда не отступает от избранного пути. Его окружает то же безумие, что окружает нас, — бессмысленные войны, кризисы, социальные потрясения, но он остается незатронутым этим безумием — непоколебимый в своей решимости при любых обстоятельствах служить Богу.

Когда мы понимаем, что в святом важнее не всезнающая улыбка, не окружающий его ореол непогрешимости и не творимые им чудеса, а бесконечное сострадание к людям и живая, рвущаяся к Богу душа, нам становится легче примерить на себя жизнь такого святого, почувствовать себя на его месте и тем самым приобщиться к его любви.

Бхакти Вигьяна Госвами «Уроки любви»

Спасибо, мама!

Мы не всегда внимательны к их заботе. Мы не всегда терпеливы к их расспросам. Мы не всегда уделяем им достаточно внимания, хоть они и никогда не просят многого. Но мы всегда помним, что всю жизнь они дарили нам добро. Даже если помним незаметно.