Нельзя превращать детское сердце в пугливую птичку

Воодушевившись подвигом Януша Корчака, Сухомлинский посвятил себя детям. Он записывал все свои мысли, связанные с воспитанием и образованием детей. В основу его образовательной системы легло самое главное — личность ребенка. Он программировал всех детей на успех, давал отстающим детям задания полегче, чтобы они могли с ними справиться и не чувствовали себя хуже более сильных детей. А после этого учитель хвалил ребенка. Тем самым учитель не ставил в коллективе ребенка как неуспевающего, все дети были равны, хотя, безусловно, как и в любом коллективе, были более сильные дети и более слабые. Но Сухомлинский с этим боролся и открывал новые таланты у детей, чтобы каждый ребеночек нашел себя в том или ином занятии. Сухомлинский огромное значение в воспитании детей уделял труду, познанию красоты окружающего мира.

Он написал великолепные книги: «Письма к сыну», «Сердце отдаю детям», «Воспитание человека», в которых открыто сформулировал принципы своего педагогического мировоззрения. Каждая из этих книг стоит того, чтобы стать обязательной к прочтению каждым учителем перед началом учебного года. А родителям его книги стоило бы выдавать в роддоме при выписке.

Сегодня мы представляем вам мысли В. А. Сухомлинского о наказании детей.

  1. Воспитание перестаёт быть воспитанием, когда ребёнок чувствует, что с ним поступили несправедливо. Несправедливость порождает оскорбление и негодование, подлость и лицемерие.
  2.  У ребёнка никогда не бывает злого умысла. Он ошибается. И если мы помогли ему правильно понять и пережить ошибку, он всем сердцем постигнет моральный смысл своего поступка и будет стараться избегать аналогичной ошибки, хотя не всегда это ему и будет удаваться.
  3. Уважайте детское желание быть хорошим, берегите его как самое тонкое движение человеческой души, не злоупотребляйте своей властью, не превращайте мудрости родительской власти в деспотическое самодурство.
  4. Нельзя допускать, чтобы ребёнок перестал уважать сам себя, дорожить собственной честью, перестал стремиться быть лучше, чем он есть.
  5. , которая забилась в угол клетки и ждёт расправы. Сердце, чуткое к добру, справедливости, доброжелательности, не требует не только крика, но и повышения голоса.
  6. Как бы серьёзен ни был детский проступок, но если он совершён не по злому умыслу, за ним не должно следовать наказание.
  7. Пусть над головой у ребёнка не висит меч наказания за неосторожный, опрометчивый шаг. Дети с угнетенными чувствами — это, как правило, дети с угнетенным интеллектом, обедненной мыслью.
  8. Физические наказания являются насилием не только над телом, но и над духом человека; ремешок делает бесчувственными не только спину, но и сердце, чувства.
  9. Там, где всё строится на наказаниях, нет самовоспитания, а без самовоспитания не может быть нормальным и воспитание вообще. Не может, потому что наказание уже освобождает воспитанника от угрызений совести, а совесть — это главный двигатель самовоспитания; где совесть спит, не может быть и речи о самовоспитании. Получивший наказание думает: мне нечего больше размышлять о своём поступке; я получил то, что положено.
  10. Тому, кого бьют, самому хочется бить; тот, кто в детстве хочет бить, став взрослым, захочет убить — преступления, убийства, насилие уходят своими корнями в детство.
  11. Хулиган, сознательный нарушитель дисциплины не рождается внезапно. Его создают годы черствости, равнодушия и бессердечности взрослых.