RAMA

Любой родитель хочет, чтобы его ребенок был счастлив, но мало кто задумывается, что для этого сначала нужно стать счастливым самому. Проект «Разумная мама» работает над двумя этими аспектами — счастьем ребенка и счастьем родителей, потому что одного без другого не существует.

Цель проекта — передача знаний о смыслах и законах счастливой семейной жизни, о важности раскрытия материнской энергии в каждой женщине и укрепления ее созидательной роди в обществе, в возрождении семейных традиций, о гармоничном воспитании детей.
Участники проекта — мамы, которые хотят изменить мир к лучшему, вкладывая силы в своих детей — будущих членов общества. Алена Актаева, куратор проекта сказала, что: «Жизнь значительно изменилась с тех пор, как я начала координировать работу в «РаМе». Этот проект — большой подарок для меня. Невозможно не развиваться самой, давая знания о разумном материнстве. Нужно подтягиваться до этих высоких стандартов. Это очень вдохновляет».

Осенью 2014 года Школе исполнился год, и это время не прошло даром, а дало понимание всей важности и востребованности знаний о главном женском предназначении, о разумном подходе в воспитании детей и гармоничной семейной жизни. В этом же году открылась интернет-школа «РаМа», где обучается более 100 мамочек из разных уголков мира, которые объединились, чтобы получить все необходимое для воспитания своих детей и саморазвития.

Дополнительная информация по телефонам: + 7 701 705-44-90, +7 701 722-04-49
razummama@mail.ru
l.karshalova@mail.ru

Страница в VK
Facebook 

У родителей нет выбора

У родителей нет выбора

 

У родителей нет выбора: они обязаны стать счастливыми и учить счастью своих детей. 

mama_i_sinokСледующий год должен стать в России годом семьи. Поводов для того, чтобы попытаться  привлечь внимание общества к состоянию современной семьи, более чем достаточно. Бить в колокола заставляет хотя бы все тот же демографический кризис  и возрастающее год от года количество неполных семей.

Между тем, преобладание смертности над рождаемостью – это вершина айсберга, естественное следствие утраты авторитета некогда священного института брака, который на Западе уже давно выродился в пародию. Вслед за охватившей Европу и Америку борьбой в защиту однополых браков, впору бы начать революционное движение и за право освящать любовные отношения кошек и собак, которые во многих семьях заняли место детей.  

Стоит ли после этого удивляться, что в перенаселенном Китае, где еще не утрачено чувство общности, рода, в супругах всеми мыслимыми и немыслимыми средствами пытаются отбить желание обзавестись более чем одним ребенком, в то время как в России (или в Европе) молодая пара не спешит привести в мир даже одного малыша.

Кризис семьи является естественной реакцией на культивируемую в обществе потребления идею личного счастья. Если же говорить без прикрас, то эта маниакальная  идея является ничем иным, как оправданием самого заурядного эгоизма. Потребители чипсов, пива, кофе, шоколада, жвачек, кинофильмов, автомобилей и прочее, и прочее, если и сходятся под одной крышей, то исключительно для того, чтобы в воссоздаваемом ими денно и нощно технократическом раю потреблять еще и друг друга. Плачущий по ночам маленький человечек в этой ситуации – «третий лишний».

Но если даже кто-то, повинуясь голосу инстинкта (а может быть, и совести), решается на отчаянный шаг и собирается продлить свой род, то возникает новая проблема: как родить и воспитать здорового во всех отношениях ребенка? Как правильно с самого начала  выстроить с ним отношения, чтобы через полтора десятка лет не оказаться с родной кровинушкой врагами?

Врач, семейный психотерапевт Марина Таргакова, как и многие другие психологи, помогая взрослым решать их внутренние проблемы, понимает, что часто причины сегодняшних проблем кроются глубоко в детстве, а порой тянутся еще с внутриутробного периода жизни человека. Сегодня она консультирует не только взрослых, но и работает с детскими группами. Среди прочитанных психологом в Москве и за рубежом различных семинаров, одним из самых востребованных является курс «Окна в мир ребенка». Согласившись сотрудничать с «Вишнулокой», Марина в первых шести номерах журнала будет рассказывать о том, как различные периоды жизни человека отражаются на его физическом и ментальном здоровье.     

Детство, отрочество, юность

В каждом возрасте мы должны пройти те или иные уроки. Пройти их – значит не только понять, какие задачи ставит перед нами жизнь в те или иные периоды, но также извлечь из жизненных уроков пользу. Попытаться осмыслить свое прошлое и найти в нем нерешенные уроки и решить их  особенно важно для тех, кто собирается или уже стал родителем. Прежде, чем воспитывать детей, мы сами должны исцелиться от некогда полученных душевных травм. Все мы хотим, чтобы наши дети стали счастливы, но научить их счастью могут только гармоничные, счастливые родители.    

За свою жизнь человек проходит несколько стадий развития: внутриутробный период, период младенчества, детство, отрочество, юность, зрелость, мудрость. Все они очень и очень важны для развития, невозможно перепрыгнуть через какой-либо из этапов. И если в жизни человека были травматические периоды, то этот негативный опыт оставляет отпечаток на всю жизнь. При этом, чем раньше случилась травма, тем более сильный отпечаток она оставляет.

Одно из важнейших открытий психологии заключается в том, что в каждом взрослом до последнего дня его пребывания на этой земле живет ребенок. Насколько этот внутренний ребенок счастлив, настолько счастливы и мы. Но если он несчастен, испуган, то несчастны и испуганы также и мы.
Внутренний ребенок – это самая творческая часть внутри нас, которую мы несем с собой из далекого детства, когда мы еще не умели фальшивить, когда весь мир представлялся нам большим океаном возможностей, когда мы на все смотрели глазами любви, не зря говорится в Библии- стань как ребенок и узреешь Царствие Бога.

Однако, будучи родителем, мы очень редко спрашиваем у ребенка о том, что он чувствует в различных жизненных ситуациях, не мудрено, ведь и нас о том практически никогда не спрашивали. Мы не интересуемся, насколько глубоко на малыша влияет то или иное происшествие, в самом лучшем варианте мы стараемся успокоить ребенка, когда он что-то переживает, чтобы он перестал плакать, грустить, или злиться, обижаться, но достаточно серьезно к его страхам, переживаниям, опасениям  не относимся.  Мы  сами определяем, что хорошо, а что плохо, не вдаваясь в подробности – взрослым виднее. Мы ориентируем ребенка в основном во внешний мир — что скажут соседи, как отреагируют учителя, насколько это приятно родителям, но порой совсем не интересуемся внутренними переживаниями его самого, как он видит ту или иную ситуацию, почему Ваша дочь или сын поступили так, а не иначе, что его подталкивает к таким поступкам? Ответы на эти вопросы лежат не на поверхности и для их осознания необходимо пойти вглубь переживаний, а это возможно  только в дружеской атмосфере, когда тебя принимают и понимают. Представьте себя самого в трудные жизненные ситуации, способны ли Вы быть искренними под давлением, напором, охваченные чувством страха, ожиданием наказания? Конечно же нет, это возможно только в атмосфере любви. Но путь вглубь себя очень важен для осознания, понимания  себя самого, для того, чтобы сделать правильные выводы, извлечь уроки из жизненных трудностей. А кроме того, задать подобные вопросы и с сопереживанием выслушать ответы может только человек, который сам способен задавать себе глубинные вопросы и искать на них правильные ответы. Если же нет такого глубокого личностного контакта с самим собой, со своим ребенком, то год от года растет непонимание, конфликт отцов и детей. В результате подобного воспитания, когда внутренний мир ребенка никого не интересует, происходит расщепление личности и, вырастая, человек теряет цельность. Какую-то часть эмоций, мыслей он хотел бы скрыть от себя и окружающих, как неполноценные, ненужные, неправильные. Другие же переживания и мысли, наоборот, выставляет на показ, создавая некий психологический парадный фасад.
В этом кроется большая проблема, потому как человек в результате этого становится глубоко одиноким и несчастным, потому как не понимает и не принимает самого себя и страдает от неприятия себя другими. А кроме того, подобная личность не принимает других людей, строит отношения с людьми по типу «жертва-агрессор».

Чтобы исцелиться, то есть стать цельной, а не расщепленной на отдельные фрагменты личностью, человеку нужно войти в соприкосновение со своим глубинным внутренним миром, со всеми своими переживаниями, с неотработанными ситуациями, которые с детства, отрочества, юности мы несем в своем эмоциональном багаже, боясь даже притронуться к этому опыту. Отворачиваясь от части себя, мы становимся ментально больными, так как удерживаемый в подсознании не переваренный опыт никуда не девается, не ассимилируется, а остается болезненным участком нашего внутреннего «Я», который периодически вспыхивает в нас в виде неуправляемых эмоций, неосознанных действий, спонтанных, неразумных поступков. А ведь именно они и травмируют нашу жизнь, отравляют отношения с близкими. Очень важно заглянуть внутрь себя, понять, из чего мы состоим, и восстановить внутреннюю целостность. Поиск глубинных причин психологических проблем человека начался не из фрейдовского психоанализа, в развитых древних цивилизациях были знакомы с такой наукой, как атма-гьяна (наука о самопознании).

В сфере эмоций нет неисправимого

Прошлое, настоящее и будущее существуют всегда. Мелодия, например, может  перенести нас в прошлое и мы реально вспомним пережитое, увидим и даже почувствуем запахи, связанные с этим. Если мы пережили травматические ситуации в младенчестве,  детстве, отрочестве и т.д., то можем мысленно обратиться в этот период, чтобы послать в прошлое положительную энергию и исцелиться. В сфере эмоций нет неисправимого. Если мы осмысливаем, меняем отношение к прошлому, понимаем, прощаем, то изменяется огромный пласт нашей жизни. Если вчера какие-то глубоко скрытые в нас  эмоции и мысли были сдавлены страхом и приносили нам тяжелые переживания, то, осознавая и переживая их по-новому, мы даем своему прошлому энергию исцеления, при этом высвобождается большое количество энергии, которая уходила на контроль, подавление переживания, и человек при этом реально ощущает прилив жизненных сил, прилив бодрости, творческого вдохновения и любви.

Наш  жизненный опыт начинается ,а правильнее будет сказать продолжается, уже с периода внутриутробной жизни. Многие будущие родители недооценивают важность  этого периода. 
Ребенок по своему субъективному ощущению живет в утробе матери сто лет, хотя по нашему исчислению со дня зачатия до рождения проходит всего девять месяцев. Наше неправильное отношение к внутриутробному периоду заключается в непонимании того, что ребенок уже живет своей жизнью. От того, как проходит беременность, во многом зависит, как будет в дальнейшем жить человек, будет ли он здоров, будет ли он счастлив. Внутриутробные травмы – предостерегают психологи, – самые тяжелые. Если в течение месяца мать решала, оставить плод или нет, родить или сделать аборт, то это самым негативным образом отражается на ребенке – для него это целых десять лет жизни. Десять лет решали, убить его или родить. Родившийся с такой программой человек, будет испытывать эмоции страха, опасности, ненужности. У него могут возникнуть разные стратегии поведения, одна из них – нужно все время защищаться, прятаться. Желание убить ребенка в утробе может сформировать в его подсознании также и неуемное желание наслаждаться всеми доступными способами – бери от жизни все, ибо тебя могут убить в любой момент.

Поэтому так важно, чем живет будущая мама, что она читает, что изучает, на что сморит, что ест, что слушает – все это передается малышу. Если она нервничает, то ребенок будет напряженным, взвинченным. Это большая ответственность – быть беременной парой.

Все в этот период важно: витамины, которые нам дарит природа через овощи и фрукты, а главное- это витамины любви, которые мы получаем через общение. Будущим папам и мамам не нужно увлекаться  диагностикой УЗИ – излишнее любопытство, желание узнать пол ребенка, обходится маленькому человечку облучением.

Две стратеги жизни

Очень важен сам момент родов, который для ребенка является первым знакомством с этим миром. Наша медицина до сих пор рассматривает беременность, как некую проблему. Как только женщина заявляет в поликлинике о том, что беременна, ее тут же начинают атаковать. «Вы встали на учет? Как Вы решились забеременеть в столь позднем возрасте? Как вы собираетесь рожать, у вас очень плохие анализы?». Будущей маме с первого дня внушают чувства тревоги, страха и вины. Конечно, все это делается из лучших побуждений, для предотвращения всевозможных осложнений, однако  такой настрой для беременной, да еще и исходящей от врача, сам по себе и является проблемой. После того, как врачи нас напугали, они начинают успокаивать. Но это лишь усугубляет ситуацию, потому что, раз вас начинают утешать, то дела плохи. Страх воздействует таким образом, что мы становимся неспособными что-либо слышать и адекватно оценивать услышанное.

Страх –  это спазмы, напряжение, сжатие. Страх сковывает и парализует – это самое главное, самое пагубное его воздействие. При этом сковывает и парализует не только на уровне грубого физического тела, но и тонкого тела, т.е. ума. И в этом проявляется самое  тяжелое, самое разрушительное воздействие страха на нашу психику.

Есть две стратеги жизни: путь страха и путь любви. Страх рождает отчаяние, из любви приходит счастье. Наша основная задача избавиться от страха и прийти к любви. Поэтому мы должны перестать пугать ребенка и начать его вдохновлять. Но для этого нам нужно самим перестать бояться. Мы пугаем других, потому что боимся сами. В подсознательном страхе, который становится не замечаемым нами фоном всей нашей жизни, живут не только женщины, но и мужчины, скрывающие свои фобии  за невозмутимым каменным лицом героев.

К сожалению, энергия страха у большинства женщин сопровождает весь период  беременности и сами роды – перепуганная молодая мать в панике пересчитывает у ребенка ручки, ножки, пальчики, ушки. Перепуганная акушерка начинает его хлопать, чтобы он закричал. Ребенка встречает не любовь, а страх. Представьте мир, как он видится глазами маленького человечка, появляющегося на свет. У нас у всех есть этот ужасный опыт, редко кого встречали с улыбкой, с молитвой, радуясь нашему появлению на свет. Старшее поколение, которое родилось в СССР, знает, что малышей вообще уносили от матери, туго пеленали и клали столбиками в ряды. Считалось, что если туго пеленать ребенка, то ноги у него будут прямыми. Вот и выросло несколько поколений прямоногих, живущих в постоянном страхе и беспокойстве людей.

Такое отношение к новорожденным возникает из ложной уверенности, что ребенок, раз он не говорит, пока что как бы еще и не живет. Вот когда он заговорит, скажет «мама», «папа», тогда и заживет. ..

В следующем номере:
Период младенчества – один из самых травматических в нашей жизни. Из-за этого у большинства из нас существует глубинное, базовое недоверие к людям

На приеме у Марины Таргаковой: Вместе с мамой на прием пришла очень толстая девочка. Живущий внутри ребенка страх мешает освободиться от излишнего веса. Оказалось, что она не хочет быть девочкой, очень агрессивно относится не только к своему девичьему телу, но и к миру. До и во время беременности мама встречалась с женатым мужчиной, который, как это обычно водится, рисовал ей шоколадное будущее. Женщина забеременела в 37 лет, любовник, естественно, сразу же исчез. Появился лишь через 4 месяца. Сказал, что у него две дочки, и если она родит мальчика, то он оставит семью и переедет к ней. Когда родилась девочка, женщина перестала надеяться, что у ее ребенка появится отец. Как-то приспособилась к новой жизни и воспитывает дочку сама. Однако ребенок не забыл обещания этого мужчины и всю свою сознательную жизнь девочка старается стать хорошим мальчиком, чтобы  папа вернулся. Тогда  мама, по ее пониманию, будет счастлива. Глубокое чувство вины за то, что она не мальчик, вызывает в ней постоянное недовольство собой, которое она возмещает неумеренной едой. Когда девочку попросили нарисовать семью, то на бумаге она нашла место и для папы. Однако мать запрещает ей мечтать о папе и рвет рисунки, на которых он появляется. Это худшее, что мать может сейчас сделать для своей дочки, не понимая, что многое, в том числе и отсутствие родителей, эмоционально восполняется в мечтах и мыслях.

Марина Таргакова после окончания  мединститута работала врачом–аллергологом в стационаре. Изучала особенности функционирования иммунной системы  в Российской медицинской Академии, была заведующей отделения клинической иммунологии в Республиканском Диагностическом Центре Кзахстана (1987-1990гг). Разочаровавшись в традиционных методах лечения, Марина с 1990 года начинает работать в частной клинике, разрабатывающей передовое медицинское оборудование, а также глубоко изучает гомеопатию и чуть позже – психотерапию.

Сегодня  Таргакова возглавляет крупнейшую в Средней Азии и Казахстане медицинскую корпорацию «БРАНТ», занимающуюся альтернативной медициной. С 1998г. является главным гомеопатом Минздрава Республики Казахстан. Поняв, что главная причина болезней и несчастий человека – его внутренний мир, Марина главной сферой своего изучения и преподавания сделала психологию и психотерапию. Успешно окончив Московский Институт Гештальта и психодрамы, получила титул НЛП-мастера. В 1997г. окончила курс «Позитивная семейная психотерапия» в Висбаденском Университете позитивной семейной психотерапии (Германия). Изучила полный курс Экзистенциальной психологии и психотерапии при профессиональной психотерапевтической Лиге России, обучалась коучингу у Джулии Хей (Великобритания).

Марина Таргакова является автором пяти изобретений, имеющих международный патент в области психиатрии и эндокринной патологии, за что была приглашена стать Действительным Членом Международной Академии Авторов Научных Открытий и изобретений. Она постоянная ведущая нескольких телепередач, в 2004 году признана лучшим экспертом–психологом в Республике Казахстан. Постоянно проводит тренинги и семинары по альтернативной психологии в различных странах мира.

Как подготовить ребенка к школе

Как подготовить ребенка к школе

Лето в самом разгаре. Но уже сейчас все чаще услышишь разговоры о том, что скоро в школу. Конечно, больше всего волнений и забот у родителей, чьи дети идут в первый класс. Пора тестирования уже позади. Почему-то многие воспринимают  готовность ребенка к школе, как умение читать, писать и считать . Но это не совсем так. Подготовленный к школе ребенок не обязательно может быть читающим, умеющим считать, но он умеет сосредоточиться, быть внимательным, усидчивым, он отвечает на вопросы, включая свое логическое мышление, умеет общаться со сверстниками и взрослыми. И , наоборот, малыш, которого научили читать и писать дома может совершенно растеряться в новой для него школьной жизни, что будет мешать ему проявить максимально свои способности,  а уже полученные знания не станут гарантией его успешной учебы.
Если у вас есть беспокойство по поводу того, как ребенок будет «приживаться» в школе, если он гиперактивный,  замкнутый, боится общения, самое время помочь ему  справиться с этими проблемами накануне учебного года. Вы еще успеете получить профессиональную помощь детского психотерапевта, а также оздоровить своего первоклассника. Известно, что начало посещения школы для ребенка является стрессом. А в таких  ситуациях риск обострения различных заболеваний, как никогда велик. И уже окрепший малыш может вновь столкнуться с уже отступившими, казалось бы, проблемами. Это и частые простудные заболевания, и головные боли, и беспокойный сон, и страхи, и повышенная утомляемость, и энурез и т. д. Профилактическое лечение этих состояний с помощью безвредных гомеопатических лекарств именно в последний месяц лета
позволит значительно сократить риск обострений, связанных с началом посещения школы

Ну, а тем, у кого впереди есть еще 1-2 года  дошкольного детства, пора  начинать готовиться к школе в более интересной и непринужденной обстановке. Ведь ребенок 5-7 летнего возраста больше всего на свете любит играть. И только он может понять, как интересно учиться, играя. Развить гибкость и подвижность кисти, которые так необходимы для овладения письмом, можно с помощью развития мелкой моторики, пальчиковых игр, рисования, лепки, аппликации. Для того, чтобы речь была яркой и выразительной нужно развить речевое дыхание, поставить правильное произношение. Занятия по развитию памяти, логики, внимания, мышления разовьют математические способности. Интересные гимнастические упражнения помогут быть здоровыми и устойчивыми к болезням. В случае необходимости параллельно можно получать лечение и наблюдаться у врача гомеопата, получать психологическую коррекцию. 
Это лишь часть программы, которую вам предлагает Центр «Чудесный ребенок».
А еще это уроки для родителей, психологическая подготовка беременных к родам и будущему материнству, развивающие и оздоравливающие занятия для малышей от 3-х месячного возраста, психологическая помощь школьникам, гомеопатическое лечение различных заболеваний.   В перспективе – творческая студия  для детей всех возрастов, где ребята могут проявить свои природные таланты.

Чудесным родителям о чудесных детях.

Чудесным родителям о чудесных детях.

arinaДля каждого  родителя важно, чтобы его ребенок вырос здоровым, счастливым и успешным человеком. Очень многое зависит от нас самих. На каком-то подсознательном уровне организм всегда стремится к гармонии. Именно поэтому все чаще врачи говорят о так называемых психосоматических заболеваниях. Когда у человека (в том числе и у ребенка) происходит нарушение эмоциональной сферы или появляется психологический дискомфорт, его физическое тело рано или поздно начнет реагировать, и тогда появляются боли, ухудшается самочувствие, изменяется  поведение, нарушаются функции внутренних органов, появляются высыпания на коже.

Врачи при лечении заболеваний используют различные схемы лечения. Многие люди, имея приблизительные представления о свойствах лекарств, занимаются самолечением: сбивают парацетомолом или аспирином даже незначительно повышенную температуру, при кашле или поносе принимают антибиотики,  мажут гормональными мазями высыпания . Таким дилетантским подходом они оказывают себе и своим близким «медвежью услугу». Только по этой причине мы имеем на сегодняшний день огромную армию больных аллергиями, дисбактериозами, детей с иммунодефицитными состояниями.Для каждого  родителя важно, чтобы его ребенок вырос здоровым, счастливым и успешным человеком. Очень многое зависит от нас самих. На каком-то подсознательном уровне организм всегда стремится к гармонии. Именно поэтому все чаще врачи говорят о так называемых психосоматических заболеваниях. Когда у человека (в том числе и у ребенка) происходит нарушение эмоциональной сферы или появляется психологический дискомфорт, его физическое тело рано или поздно начнет реагировать, и тогда появляются боли, ухудшается самочувствие, изменяется  поведение, нарушаются функции внутренних органов, появляются высыпания на коже.

 

И только внимательные родители, и врач могут догадываться о причинах  болезненного состояния ребенка. Никто полностью не преуменьшает роль иммунной системы в крепком здоровье, но ведь снижение иммунитета тоже происходит не просто так. Одной из причин иммунодефицитных состояний является стресс. Каким может быть стресс у ребенка? Отнятие от груди младенца, прорезывание зубов, новая обстановка, разлука с близкими людьми, особенно  с матерью, наказание, испуг и многие другие. Мы же  с очень узким взглядом на проблему привыкли искать ее только в переохлаждении, сквозняке или мороженом. Помимо стресса большое влияние оказывают на здоровье ребенка и его конституциональные особенности. Они зависят от той доли природной энергии, которая заложена в ребенке с рождения.   Именно  такой подход в лечении используют  врачи-гомеопаты. Только  глубокое понимание конституции ребенка позволяет  найти  эффективное лекарство, способное влиять на все системы организма.

Таким образом, ребенок не только лечится  природными лекарствами от острых  или хронических болезней, но и  оздоравливается  физически и психоэмоционально. Ведь поняв причину его состояния, мы можем на нее влиять, как лекарством, так и изменением своего стереотипа поведения.
Только имея хорошее здоровье, дети могут полноценно развивать свой интеллект и творческие способности. И, наоборот, они не могут быть полностью физически здоровыми, не получая в достаточной степени положительных эмоций, интересных с ЕГО точки зрения занятий и игр, а уж тем более не чувствуя себя комфортно  в собственной семье, где есть серьезные проблемы. Не случайно здоровье ребенка сравнивают с зеркалом отношений в семье.
На этих 3 китах: физическом здоровье, интеллектуальном и творческом развитии
детей  и психологической помощи детям и их родителям строится работа центра «Чудесный  ребенок».

Доктор Бенжамин С. Блум пишет «От рождения до 4 лет человек развивает до 50 % своего природного интеллекта, в возрасте от 4 до 8 лет – еще 30%. Это свидетельствует об очень быстром развитии интеллекта в раннем возрасте и об очень большом влиянии, которое среда может оказать на развитие. Совмещение разных методик дает эффект легкого, быстрого и гармоничного развития без нагрузок и принуждения со стороны взрослых.


Психологическая помощь оказывается как в форме индивидуального консультирования, так и в виде уроков для родителей. С апреля месяца начинает работу постоянно действующая группа «Чудесные родители», занятия в которой будут проходить по субботам с 10 часов утра, а по желанию и в рабочие дни по вечерам.    
Большое значение мы придаем личности тех людей, которые занимаются с нашими детьми. Поэтому мы рады сотрудничать с  людьми творческими, владеющими эффективными методиками  раннего развития  детей  любого возраста, начиная с младенчества.

Чем подробнее дети познакомятся с этим миром, тем легче им ориентироваться в окружающей обстановке, тем больше удовольствия от  жизни они получат, и будут расти  счастливыми. А соответственно и родители вместо хлопот получат много радости от общения со своим ЧУДЕСНЫМ РЕБЕНКОМ.

Волшебная тропинка к своему ребенку

Волшебная тропинка к своему ребенку

В жизни каждого взрослого наступает момент понимания того, что ребенок, воспитание которого ему поручено природой, ‘закрылся’; полностью или частично от родительских попыток формирования характера, изменения отдельных черт, форм и проявлений. И бедный-несчастный взрослый оказывается в тупике.

Он видит, как из его чада растет некто, на его взгляд, ужасный, и изменить уже ничего не может. Начинается внутреннее отчаяние от бессилия и незнания как исправить ситуацию, которое вовне проявляется в виде гнева, ора, нудных и агрессивных нравоучений, подавления и т.п. — вообщем насилия с задавливанием этого ‘нечто’ внутрь. Например, родитель изо дня в день наблюдает хвастовство своего сына или дочери перед сверстниками. Оно ему кажется лишним, ненужным, пустым, раздувающим важность, порождающим презрение и закрывающим реальное видение ситуации. Он начинает объяснять, что хвастовство — это плохо, что хвастунов дразнят и не любят (развивает зависимость от мнения окружающих), похвастался и не сделал – побьют (точка страха), хвастовство не принято в обществе, уважающий себя (или интеллигентный) человек никогда не будет хвастаться (упаковывание в светские рамки), хвастается тот, кто слабый внутри для самоутверждения (обработка гордыни) и т.п. Наступает момент, когда все эти слова проходят мимо ребенка. Если вы точно не угадали или не просчитали, на какую точку нужно давать воздействие (страх, гордыня, корысть, жалость), то результата не добьетесь. Попадание в точку тоже имеет две стороны: в одной — есть изменения в ребенке (положительный аспект), с другой — подпитывается, накачивается точка. Например, усиливается страх, раздувается гордыня. Ребенок с каждым разом в подсознании все больше верит в эти точки и начинает ими жить. Родительская подпитка детской гордыни утверждает и развивает ее. А если ребенок не хвастается, а например, врет, или подставляет под удар или ответ другого, или имеет огромную лень, или садистские проявления, или — сплошная грубость и драчливость.

Оказывается, дети, давно уже закрывшись на воспитательные проявления родителей, еще долго остаются напрямую открыты сказкам. И вам, взрослые-родители, можно легко попробовать это ‘ремесло’ сказкосложения, основные ключи использования которого для воспитательных целей приведены ниже.

 

1. Определите какое качество, присутствующее у конкретного ребенка или детей, вы хотите, осветить в сказке. Все, присущее материальному, двойственно. Каждое качество имеет своего двойника по принципу добро-зло, хорошо-плохо, хвастовство-скромность, чувствительность-бесчувственность и т.п. В сказке необходимо наличие представителей, обладающих как достоинством, так и недостатком. Эти качества и будут ‘стержнем’, вокруг которого кружатся ситуации, сюжет, описания.

 

2. В сказке идет положительная фиксация внимания на герое с достоинствами: ему везет, силы природы ему помогают (по принципу ‘Гуси-лебеди’, предчувствия не подводят и т.п.).

 

3. В течение сказки происходит чудо превращения у людей недостатков в достоинства в отличии от существующих сказок, где они наказываются: остаются с носом, погибают, изгоняются и т.п. Это покажет детям открытую дорогу к изменениям, даст веру в себя и свои возможности, а не просто поставит штамп: что — хорошо, что — плохо. Сей момент очень важен.

 

4. Сказка по своему пространству и объему шире, чем конкретные качества, но при этом в ней нет ничего лишнего, запутывающего, припудривающего, замазывающего основные линии. Ситуации словно бусины нанизаны на центральную нить — стержень.

Хорошо включать следующие аспекты, создающие живой фон и не мешающие основной линии:

  • связь с природой через яркие живые ее описания, через отношение героев к природе, через живые материальные реакции природы на действия героев (море вздыбилось, лес преградил дорогу, птицы показывают путь, камни разговаривают и пр.) — это развивает у ребенка ощущение живого мира в природе, которое он уже утратил, или утверждает его — если оно еще живо в нем;
  • описание времени и пространства, в которых происходят события, различных существ, их обычаи, быт, отношения. Возможно включение исторических кусочков, но очень небольших, а вернее, очень маленьких. Эти описания делаются в зависимости от возраста и уровня ребенка. Не перегружайте!

5. Сказка включает ситуации, только аналогичные тем, которые происходят в жизни конкретного ребенка, но ни в коем случае не настоящие. Например, в жизни ваше чадо ‘делает бизнес’ на марках, перепродавая их друзьям. Значит, в сказке это будет, допустим, жаба, продающая любимые пуговицы с любимого пальто любимому другу головастику. Или страусоподобные существа с планеты ‘Двойные мысли’ продают своим лучшим соседям с планеты ‘Лопухи и невежи’ жизненно необходимое для выживания вещество и т.п. За что в последствии получают урок, лучше от каких-нибудь природных сил.

6. Избегать точного повторения образов. Если для девочки — герой сказки мальчик, и наоборот. Можно включать образы животных, наделенных человеческими качествами, или вообще выдуманных существ. Но сложность аллегории должна совпадать с уровнем ребенка, чтобы ему достаточно было собственных мозгов для трансформации на себя. Если сказка сложнее, то ребенок, увлекшись событиями, не успеет перевести подтекст на себя. Основные отождествления должны проходить в голове у ребенка. Поэтому вы говорите не прямо и ему по уровню.

7. Как рассказывать сказку?

  • Абстрактно. Словно вы рисуете в воздухе облако, картину, а не направляете ее внутрь конкретного ребенка. Вы сами в сказке, а здесь только голос и образы, которые вы передаете. Никакой концентрации на детях, никакого воздействия, насилия. Вы — в сказке. Здесь вас нет. 
  • Отсутствие нравоучительного тона. Вы не стремитесь к результату, не думаете о нем. Вы отключены от реальности. Вы в сказке.
  • Для вас сказка в этот момент тоже чудо. Реальность отсутствует, в тумане. Вы как будто смотрите фильм первый раз, или живете в какой-то другой жизни, или придумайте еще какой-нибудь способ проваливаться в сказку, свои образы, ощущения, чтобы не повторять эти конкретные опыты.
  • Прекрасно рождение сказки здесь и сейчас. Тогда вы сами зачарованы той непредсказуемостью, неизвестностью, которая передается детям и примагничивает их внимание к событиям, не дает им никуда отвлечься.

Не беспокойтесь: если вы вначале правильно определили стержень сказки, то она сама вас приведет в нужное место. Отдайтесь ей. Не нужно напрягаться и выдумывать. Сказка, словно река, притечет сама. Если же вы себе еще не настолько доверяете, то тогда придумайте сказку заранее. Но когда будете читать или рассказывать, войдите в состояние неизведанной книги, непредсказуемости, ожидание чего-то таинственного, и вы увидите, как незаметно для вас появятся не задуманные заранее детали, сначала мелкие, потом целые события, новые описания, герой и вы постепенно оторветесь от плана и будете парить в мире сказок.

Именно по причине этой непредсказуемости и неповторимости такие сказки трудно записывать, передавать. Они рождаются только один раз.

Но все же попробуем.

 

* * *

 

Далеко-далеко в горах почти под облаками жили-были горные пастухи со своими семьями. Они вели кочевой образ жизни, перегоняя свои стада овец и баранов с пастбища на пастбище, со склона на склон, с перевала на перевал. Всего несколько раз в год спускались они в ближайшие поселения, чтобы обменять своих животных на необходимые продукты и товары. В основном же они питались свежим воздухом, травами, всем, что можно сделать из овечьего молока и мяса. Это были суровые спокойные люди. Жили они все дружно и тихо, понимая друг друга с полуслова, с полувзгляда. Мощь, красота, великолепие и в тоже время спокойствие окружавших гор будто заколдовывала их, превращала их в часть себя, в сердцах этих людей не оставалось места для ссор, недовольства, раздражения. Даже дети и те играли спокойно и величественно, скромно.

Самому старшему из пастухов быдло более ста лет. Никто не знал точно. В его глазах светилась древность и мудрость. Было ощущение, что он все знает, все понимает, все чувствует в этом огромном мире. Спокойное течение их жизни не прерывалось многие многие годы.

Однажды в одной из семей пастухов родился мальчик, который был с первого дня очень крикливым. Он все время орал не своим голосом. Родители не могли понять, что ему нужно, вроде здоров, сыт, чист. А он все равно кричит, как только кто-то из членов его семьи отходит от него. Обратились эти люди к старику и услышали в ответ:

— Трудно вам придется, этот ребенок требует к себе все ваше внимание, внимание всей семьи, и если бы он мог заполучить внимание всех людей Земли, он был бы очень доволен и все равно кричал.

Мальчик рос и с каждым днем доставлял все больше беспокойства уже не только своим близким, но и всем и всему вокруг. Звучали бесконечные крики, капризы, истерики и, казалось, ничто не могло это изменить. Но время шло. Он рос и был похож на инфекцию, которая внедрилась в чистую среду и стала заражать ее. Постепенно шум, беспокойство, раздражение стали то тут то там вспыхивать в играх других детей, начался разлад по мелочам между взрослыми, возникли ссоры, негодование. Воздух над этими людьми напрягся и сгустился, казалось, что горы стали гудеть сильнее, природа помрачнела.

С годами мальчик понял, что ему перестают уделять внимание как маленькому, а ему хотелось быть центром и он начал притягивать к себе внимание сверстников хвастовством. С утра до вечера он рассказывал ребятам, какой он сильный, смелый, ловкий, находчивый, какой у него папа — самый-самый пастух, какая мама самая красивая и терпеливая и еще приплетал всякую всячину и небылицы, которых впомине никогда не было. Со временем дети поняли, что он половину врет, половину выдумывает, а то, что есть на самом деле раздувает в десять раз и выставляет с петушиной важностью, и потихоньку отошли от него, перестали его слушать и слышать. Но как ни странно, у него остался один друг. Это был спокойный, скромный, даже слегка застенчивый мальчик, который лишнего слова не скажет. Однако его тело, его спина, плечи, руки дышали силой и веренностью. Он молча терпеливо выслушивал все концерты своего друга, чуть улыбался и продолжал смотреть прямо вперед, как бы ожидая каких-то событий в их жизни.

Изменения не заставили себя ждать. Пришла беда. На их пастбища повадились охотится невероятных размеров птицы. Они были устрашающе черны и огромны, с ярко красными клювами и глазами. Казалось, что стая этих птиц закрывает все небо. В горах непрекращаемым стоном стояло эхо от блеющих животных, предчувствующих свою смерть.

Люди обратились к старейшине. Старик закрыл глаза. Он просидел не шелохнувшись три дня и три ночи. Когда он их открыл, все члены этой пастушьей семьи были готовы выполнить все, что он скажет. Это было их последней надеждой. Старик рассказал, что беда к ним пришла из-за шума и беспокойства, которые внесла их жизнь в природное равновесие и что избавить их от несчастья может только человек, послуживший источником того шума. Все безнадежно опустили глаза, и руки бессильно болтались вдоль их туловищ. Мальчик, о котором шла речь, громко рассмеялся и сказал своим хвастливым голосом:

— А чего вы надулись. Я готов. Подумаешь?! Чего надо делать. Я все могу.

Все переглянулись и вновь потупили взгляд в землю. Старик продолжил о том, что еще оставшихся в живых животных нужно окропить жидкостью, сделанной из помета и шерсти после линьки подземных грызунов, добраться до которых можно только через колодец в дальнем ущелье. ‘Птицы не переносят запах этих существ и мы будем спасены. Но путешествие это опасное. В вашем распоряжении трое суток’, — сказал он.

Наступила тишина.

— Я пойду с тобой, — раздался спокойный и твердый голос друга.

Старик положил ему свою теплую и крепкую руку на плечо:

‘Проводить ты его можешь только до колодца, спускаться он должен сам.

Запомни это. Он — причина. Если он не изменится, то нам не поможет ничего. Уйдет эта беда, придет другая. Удачи вам, и нигде не останавливайтесь — времени в обрез’. И ребята отправились в путь.

Сначала рот у хвастуна не закрывался. Очень быстро к нему пришла усталость, слабость, ему захотелось полежать, отдохнуть. Но друг не давал, все поторапливал, пошевеливал, подбадривал, напоминал о словах старика и несчастье, которое ждет всех, и судьбе людей, зависящих только от него одного. От усталости у мальчика уже не шевелился язык и очень плохо слушались ноги. И, о чудо, наконец, он замолчал, замолчал от бессилия. От грозной тишины, стоявшей вокруг, он пришел в ужас. Он увидел, насколько слаб. К нему пришел страх, который сменил раздутую важность и неведение. Друзья пробирались по узким ущельям и отвесным скалам, через горные речки и сыпучие склоны. Все это время они молчали. И с каждым часом мальчик чувствовал прилив внутренних сил и спокойствия. С каждым шагом он становился все увереннее и тише. В его ушах звенели горы и звучал почему-то голос старика: ‘Вся сила утекает в болтовню и ненужные разговоры — в твое хвастовство. Молчи и ты наполнишься силой вновь. Ома накопится в тебе, в твоем сердце. Молчи.’

Когда ребята добрались к колодцу, они выполнили все предписанные стариком ритуалы с просьбой и извинениями к этим существам за вторжение на их территорию, взяли необходимое для них количество — ни больше ни меньше, поблагодарили всех обитателей колодца и ущелья и также тихо покинули эти места. Вернулись в лагерь они еще до рассвета третьей ночи. Никто не сказал. Все были в, ожидании. Мальчик молча и спокойно подошел к старику и отдал узелок, наполненный всем необходимым. Лицо старика просияло. Готовить варево было не нужно. Все уже произошло, все случилось. Главное было не в этом.

Уважаемые читатели, попробуйте сделать анализ этой сказки: обработка каких моментов в ней произошла? И еще раз напоминаем, что заранее задумана она не была, записана по ходу. Было принято намерение, стержень, а сказка случилась.

Удачи вам!

Истчоник: lib.hsgm.ru

Школа должна учить демократии

Школа должна учить демократии

В гостях у «Директорского клуба» РЖ — Александр Наумович Тубельский, директор московского научно-педагогического объединения «Школа самоопределения». «Школа Тубельского» — одна из самых известных в России и мире демократических школ, имеющая свою конституцию, законодательно закрепляющую демократические принципы школьного уклада. Преобразования в школе начались в 1985 году с приходом туда А.Н.Тубельского. «Семинары, сборы, ролевые игры, праздники, ночные десанты по уборке школы, зимние и летние трудовые лагеря, создание совета школы и школьной конституции, погружения, индивидуальные образовательные планы, экспертные советы, творческие и проектные работы, эксперименты и экспертизы, проблемные группы и педагогические пленумы, новые издания школьных сборников, самоопределение и рефлексия — вот далеко не полный список того, чем жила и живет школа #734, или НПО «Школа самоопределения» — так пишут ученики

Русский Журнал: Александр Наумович, как видится вам положение в современном образовании?

Александр Тубельский: Наше образование мне напоминает маятник, который качается то в одну сторону, то в другую. Иногда останавливается — а потом снова, от одного полюса к другому. Сегодня маятник качнулся от безбрежного реформаторства, от инновационных поисков к остановке. И даже более того: маятник пошел уже в другую сторону, потому что, как бы нынешнее министерство ни открещивалось от связи с предыдущим этапом модернизации образования, оно осуществляет ту же политику. Все эксперименты сузились теперь до русла, предлагаемого только государством. Крайний полюс, к которому теперь направлен маятник, — полное отождествление школы с рынком. Стремление вписать общее образование в экономику рынка — вот цель реформаторов.

РЖ: Вы в этом процессе видите только минусы или еще и плюсы?

А.Т.: Плюсов очень мало. Хорошо, например, то, что материальное и финансовое обеспечение ставится в зависимость от результата. Но возникает большой вопрос: а что же является результатом общего образования? Кажется, что ответа сейчас не знает никто. Второй плюс — насколько я понимаю нашего министра, он сомневается в некоторых мерах, которые были предприняты до него. Например, в обязательности и жесткости стандартов, в том, что единственный способ определения подготовленности выпускников — это ЕГЭ. Это хорошо.

С другой стороны, как эти сомнения пытаются разрешать? Все в той же чиновничье-бюрократической логике: собрать так называемую общественность (на самом деле — номенклатуру) в лице начальников образовательных департаментов или избранных директоров школ, пообсуждать что-то, соглашаясь друг с другом, — и не позвать тех, кто мог бы высказать другую позицию. Если вы помните, на декабрьской встрече «Директорского клуба» начальник департамента государственной политики в сфере образования Минобрнауки Калина сказал мне, что из того, что не приглашают лично меня, никак не следует, что проблема не обсуждается «широкой общественностью». У меня знакомых много, я часто езжу по регионам, в нашей Ассоциации демократических школ 12 регионов представлено — так вот, никого из них ни о чем не спросили, никуда не позвали. Значит, есть какая-то неведомая мне профессиональная общественность, которой доверяет министерство…

РЖ: А как вы сами определяете результаты образования? Что должна делать средняя школа в принципе?

А.Т.: Определяю не только я — у нас потому школа и имеет статус научно-педагогического объединения, что мы думаем над этой проблемой вместе — учителя-исследователи и учителя — научные сотрудники. Мы считаем, что всякие смыслы и закономерности в педагогике, образовании могут создаваться в результате определенной практики, а не путем высиживания в кабинете и последующей проверки.

На наш взгляд, в результате общего образования человек должен овладеть определенными универсальными человеческими умениями. Не теми, которые называются «общеучебными», ведь хотя мы и учимся до конца жизни, но учимся для того, чтобы жить. Не могу назвать эти универсальные умения и компетентностями, поскольку компетентность имеет некоторую стандартность: вот название компетенции, а вот — как ее положено проверять. С нашей точки зрения, у каждого человека есть свои способы понимания и выработки личностного отношения к событиям и явлениям, свои способы понимания текста, свои приемы коммуникации и т.п. — и именно эти личные способы универсальны. В том смысле, что они применимы к разным сторонам жизни. А компетентности мыслятся как одинаковые для всех людей.

Когда меня спрашивают: «Чему учить ребенка в школе?» — я отвечаю: «Нужно не учить математике, физике, биологии, а на материале этих предметов создавать условия для проявления универсальных умений, для рефлексии по их поводу, для их развития». К примеру, в математике учат доказывать теоремы, но ведь есть такое человеческое умение — «доказывание». И далеко не факт, что, овладев умением строить доказательство 20-30 теорем, человек сможет доказательно построить свое суждение в других сферах жизни. Вот на уроках математики и нужно создавать условия для переноса предметного умения в умение универсальное. Это очень легко сказать, но трудно осуществить на самом деле — самого учителя ведь этому никто не учил.

Пока же никто в образовательном сообществе всерьез не задается вопросом о том, что есть общее образование. Считается, что это и так понятно. «Общее» — это значит для всех, и для всех одинаковое. Отсюда возникает идея стандартов, ЕГЭ и всего остального. Между тем нужно серьезно задуматься о том, что же такое «общее» должен получить человек в школе. Раньше считали, что это основы наук — теперь говорить это не модно, но по сути все остается в программах прежним. И поэтому споры в области содержания образования ведутся только о том, является ли это конкретное знание «основой наук» или не является. Один известный академик-математик сетовал тут недавно, что выбрасывать логарифмы из программы — это крушение для какой-то из многих математических теорий. Я ему говорю: «Ну так и учите этим логарифмам своих студентов и аспирантов, которые пришли специально этой теорией заниматься — пусть они их щелкают как орехи. А почему все подростки России ради этого должны овладевать логарифмами, если больше в жизни они с ними нигде не встретятся?»

Помню, я как-то работал в Академии педнаук под руководством академика Столетова. Вот на каком-то совещании выступает один географ и говорит: «Известно, что каждый интеллигентный человек должен овладеть 32 географическими понятиями. Наш курс в школе позволяет овладеть только 16 понятиями. Значит, нужно удвоить на географию число часов». Потом выступал физик, потом химик. В конце концов Столетов взвыл: «Я вас всех пошлю в одну школу, в один класс и посмотрю, как вы все это сможете впихнуть в голову ученику!» Но споры на ту же тему продолжаются до сих пор. На мой взгляд, это путь тупиковый. Потому что речь идет не о сути общего образования, которую еще не удалось выявить, а о том, как бы изловчиться и напичкать ребенка кучей сведений, которые… А вот дальше — что такое «которые», непонятно. Возможно, пригодны только для поступления в вуз.

РЖ: Давний ваш оппонент, руководитель группы, сделавшей последний стандарт, Э.Д.Днепров, во всех своих выступлениях говорит о том, же, что и вы: нужно разгрузить чудовищные программы, ребенка превратили в сливной бачок для знаний и т.д. и т.п. Но вы не поддерживаете этот стандарт, в котором, по словам Днепрова, сделана существенная разгрузка. Почему?

А.Т.: Потому что стандарт, являясь по целям современным, по содержанию остается старым. И в этом смысле никакого сокращения на происходит. Дело ведь не в том, один кусочек знания тебе предложат, два или десять, — важно, что ты с ним потом будешь делать. Так что если взглянуть серьезно на то, какие из целей, заявленные в стандарте, решаются при помощи выбранного содержания, то выяснится, что почти ни одна.

РЖ: Ясно, что вы не согласны с общим положением дел. Значит, у вас в школе как-то все по-другому. Как?

А.Т.: Конечно, мы вынуждены, понимая ситуацию сегодняшнего ребенка, сохранять классно-урочную систему. Хотя у нас идет эксперимент «Парк открытых студий» (автор идеи — Милослав Балабан), когда ребята разного возраста по своему собственному выбору ходят в разные студии, осваивая разные интересные вещи. Эксперимент этот проводится в группе учеников с пятого по восьмой класс. Есть и еще ряд экспериментов. Один, например, называется «Проживание культурно-исторических эпох». Мы пытаемся, чтобы те универсальные умения, о которых я говорил, ребята выявляли и осваивали на такой историко-генетической линии. Например, в первобытном обществе зарождается язык — и ребята создают свой язык, при этом постигая само умение пользоваться знаками. То же самое со счетом — они начинают понимать суть и закономерности разных систем исчисления. Дальше, они не просто говорят про возникновение орудий труда или появление искусств, а сами изготавливают в нашей гончарной мастерской глиняные сосуды, расписывают их. Ребята играют в египетскую школу и учатся понимать смысл египетских письмен. Они участвуют в игре «Площадь средневекового города», примеряя на себя разные профессии: «Я — ремесленник, я — алхимик, я — глашатай» и т.д. Цель наша — чтобы ребенок сказал: «Что вы мне говорите про европейское средневековье — я тамбыл

В общем, мы ищем разные пути к ребенку, к созданию условий, при которых он сам формировал бы универсальные умения в ситуациях неопределенных.

РЖ: Понятно, что все подобные игры хороши в средних классах. Чем старше, тем ближе вуз, с правилами своей игры, совсем уже не такой веселой…

А.Т.: Мы у себя в старшей школе идем по линии индивидуального образовательного плана, который ребенок составляет сам — и в этом самоопределении, кстати, ему очень помогает та система работы по познанию себя, которая проводилась в средних классах. Его индивидуальный план связан тоже в первую очередь не с основами наук, а с теми общечеловеческими умениями, о которых я говорил. Скажем, у меня не очень получается организовывать работу в группе людей — и я хочу поработать как раз в этом направлении. А я с трудом понимаю научно-популярный текст, я не умею полученную информацию интерпретировать для целей своей работы и т.д. А учителя, учитывая запросы ребенка, сформулированные в виде индивидуального учебного плана, могут предложить свои ходы: скажем, я не просто углубленно занимаюсь с вами математикой, а сосредоточиваюсь на построении различных моделей, в том числе математических, которые человек может создавать.

Теперь как же быть с вузами? В вузах-то этого никто не спрашивает. Я согласен с мыслью Петра Щедровицкого, который как-то сказал всем руководителям инновационных школ: «Вы увидите, что ваши выпускники потребуют нового типа высших учебных заведений. Давайте стройте инновационные вузы». Я понимаю эту мысль так, что и в профессиональном образовании надо опираться на те универсалии, которые лежали в основе образования общего.

Пока этих вузов нет — и наши поступают в обычные институты. Процент поступления у нас, конечно, меньше, чем в лицеях и гимназиях, — 70-80%, но ведь мы и детей в школу не отбираем, так, как это делают они. Я считаю, что эта цифра свидетельствует о том, что наши ребята умеют адаптироваться, что их образование позволяет им встраиваться и в традиционную систему. Потому что мы, например, учим их умению сворачивать информацию и работать с текстом, и они вполне могут за короткий срок освоить учебник для экзамена.

РЖ: Вот что любопытно: вы говорите примерно о том же, о чем говорит государство. Скажем, почему вводится профильное образование? Потому что не нужно всех учить всему, профилизация — это способ индивидуализации. Так считает государство — так поступаете и вы. И все-таки чувствуется, что у вас все не так. Это на самом деле или только кажется?

А.Т.: Я в образовании 42 года, директором — 20 лет. Много чего видел. Мое убеждение: никакому государству не нужны самостоятельные, самоопределяющиеся, вырабатывающие собственные ценности люди. Поэтому в принципе было бы хорошо, чтобы школы создавало не государство, а общество. Я в свое время подписал в Америке большую петицию об отделении школы от государства. Мне потом американцы сказали: «Какой ты смелый, Александр!» А я им говорю: «Так я ж подписал петицию по поводу вашего государства, а не нашего!» Это, конечно, в качестве шутки я рассказал — но, может быть, и мы к этому придем. Я надеюсь, как историк, что трансформация государства приведет именно к такому перераспределению полномочий — «жаль, только жить в эту пору прекрасную уж не придется».

В последние годы появились тенденции, говорящие о том, что государство, в отличие от советских времен, позволяет человеку строить свое образование самому. Позволяет обществу пробовать выстраивать альтернативные образовательные системы. Боюсь только, что эти слегка проклюнувшиеся тенденции скоро завянут. Я этим очень огорчен. Государство при этом очень хорошо научилось мимикрировать и выдавать за общественное то, что общественным не является. В отношении образования эти вещи губительны. Выпускник школы, воспитанный в соответствии с принципами такого государства, не сможет, выйдя в жизнь, что-то в ней менять.

Школа должна быть организована на демократических принципах. Причем не только рассказывать о демократии или учить ей, но и создавать внутри себя особый демократический уклад. Он должен формировать у человека опыт участия в свободном обсуждении проблем, опыт выбора, рефлексии. За счет только уроков все это развить нельзя.

РЖ: А что такое демократический уклад? Как его не перепутать с чем-то другим?

А.Т.: У нас — я имею в виду всю Ассоциацию демократических школ, а это порядка 40 школ в разных регионах, — мы выработали четкие критерии, даже проводим вместе с детьми выездные экспертизы школьного уклада, где анализируем, как обстоят дела в той или иной школе (естественно, только по ее просьбе). Главный наш принцип: ученики и учителя обладают равными правами. Например, равным правом голоса при выборе в руководящий орган школы — совет, равными правами обращаться в эти органы с любой просьбой, предложением, равными правами при определении целей урока, изучения темы и т.д. Очень важно наличие в школе правил или норм, которые обсуждаются всеми (у нас в школе они называются законами). Эти нормы постоянно обновляются и изменяются, поскольку очень важно, чтобы ребенок был причастен не к закону, а к его созданию. Для меня это — демократия. Потому что демократически воспитанный человек — это не тот, который делает то, что хочет, а тот, который может сам ставить себе границы. Границы хорошего и плохого, границы поведения в разных ситуациях, границы между знанием и незнанием. В этом смысле мы понимаем и термин «самоопределение» — умение ставить себе пределы.

РЖ: Сразу возникает вопрос: есть ли дети, которым такая школа не подходит или она хороша для всех?

А.Т.: Сначала о детях. 70% наших детей — это микрорайон или округ. Остальные приезжают специально к нам из других мест. Мы не отбираем детей — и это правда. Берем любых: звездных, убогих, таких и сяких, потому что если мы представляем школу как модель нормального общества, то в нем должно быть все. Я очень уважаю моих коллег — директоров лицеев и гимназий, но понимаю, что они в школах строят модель только узкой сферы общества.

Не отбирая детей, мы, однако, отбираем родителей. Не по кошельку, не по социальному положению или профессии, а по значимости для них тех демократических ценностей, на которых базируется наша школа. Потому что иначе ребенок превращается в поле битвы между семьей и школой. Но как определить таких родителей? Это очень трудно. Нужно, чтобы родитель проявил себя, а это возможно только в деле. Поэтому мы проводим для родителей первоклассников двухдневный семинар, на котором пытаемся моделировать уроки в русле той атмосферы, которая царит в нашей школе. Они должны пожить в этом сами, прежде чем решить, отдавать сюда детей или нет. Затем мы устраиваем большую дискуссию с ними, выписываем на доске плюсы и минусы нашей системы и честно говорим о них, особенно о минусах. Например, о том, что ребенок будет иметь собственное мнение, однако не обязательно будет соответствовать каким-то там нормам стандартов для определенного класса. А после всего этого даем родителям три дня на размышление. Часть отсеивается, некоторые «не наши» по духу все равно просачиваются. И тогда получается, что ребенок раздерган: здесь его приучают к свободе, а там — зажимают. Был у нас один родитель военный, который нам грозно говорил: «Мой ум вкладывали в мою задницу — и смотрите, какой я получился. Так же давайте воспитывайте и мою дочку!» Вот это не «наши» родители.

РЖ: А как в такой системе работают учителя? Ведь это очень непривычно для многих.

А.Т.: Это очень непростой вопрос. Я вспоминаю, как один мой научный сотрудник ходил на уроки к молодой учительнице, только-только пришедшей в школу. Я ему говорю: «Зачем ты все ходишь и ходишь?» — «Да ее после института целый год реанимировать надо!» И я понимаю, в чем этот процесс реанимации состоит. Это процесс забвения старых истин и обретения новых ценностей — относительно образования, ребенка, относительно средств учительского труда, коллегиальности управления и т.д. Когда в 91-м году мы начали в школе эксперимент, я запретил своим учителям ходить в институт усовершенствования. Мне нужно было, чтобы учитель обрел свой концептуальный взгляд, ответил самому себе на вопрос: «Что такое для меня математика? И зачем она человеку, который никогда ей профессионально заниматься не будет? И что такое учитель математики?» Мы заменили внешнее повышение квалификации внутришкольным — за счет посещения уроков, создания проблемных групп, за счет трехдневного августовского сбора, когда мы выезжаем за город и спорим там до хрипоты. Вместо педсоветов у нас — общие педагогические пленумы, на которых мы ищем точки согласия по острым проблемам преподавания. Скоро вот будем обсуждать формы вовлечения детей в формирование учебного процесса. Теперь, когда у каждого есть своя концепция предмета в согласии с нашей общей концепцией, уже не страшно отпускать его на курсы повышения квалификации.

«Выбить» учителя из привычной колеи непросто. Когда я стал директором, то сделал уроки по 35 минут и сдвоил их. Для чего? Для того, чтобы учитель не смог воспользоваться типовым, напечатанным поурочным планированием и начал думать и планировать сам. Кроме того, мы ограничили влияние методистов на школу — здесь нам помог Московский комитет образования. Идет ко мне методист: «Я пришла помогать молодому учителю» — «А он вас звал?» — «Нет, ну как же, ведь надо молодым учителям помогать…» — «Вот когда он вас пригласит сам, тогда и придете». Много подобных демонстраций я устраивал для того, чтобы учитель осознал себя автором, творцом своего урока. На мой взгляд, это главный путь для учителя.

При этом нельзя не отметить, что уважение в обществе к нашей профессии снижается. И материально она поддерживается очень плохо. Но даже в таких условиях мы можем относиться к делу творчески. Я знаю, это идеализм, но только в творчестве наше спасение.

РЖ: Скажите, пожалуйста, за что вас больше всего критикуют извне? Я имею в виду не конкретно вас, а такой тип школы, который вы представляете.

А.Т.: Мы редко сталкиваемся с открытой критикой. Как правило, ставят под сомнение качество знаний, которые мы даем. Но как проверить это самое качество? Каким экзаменом можно «померить» сформированность тех универсалий, о которых мы говорили в начале интервью? Конечно, нам приходится готовить ребят и к выпускным, и к вступительным экзаменам, но это уже не наши правила игры. Одиннадцатый класс в этом смысле потерян для нашего эксперимента.

Далее, нас упрекают во вседозволенности, в том, что у нас слишком свободные дети. «Вы что, не стоите у дверей и не проверяете у девочек сережки и макияж?!» — «Нет, не проверяю. У меня другие заботы есть. Видимо, у вас, коллега, уже все проблемы решены, и вам осталось только сережками заниматься». Такие вот диалоги бывают.

Есть и конструктивная критика, от коллег-партнеров. Над ней хочется думать. Ну, например, с нами спорят о том, что развитие индивидуальности и умение коллективно взаимодействовать приходят в противоречие. Или, скажем, нас упрекают, что в школе мало интеллектуальной деятельности. Да, куча мастерских, спорт, театр, эстетическое развитие, сборники поэзии, песни и пляски, а интеллектуального труда — маловато. Следствием этого является неумение доводить дело до конца. Высказал идею, поспорил — и уже не хочется осуществлять. Да, действительно, есть такое дело. Вот думаем про него напряженно.

Меня не устраивает даже не критика, а незаинтересованность, игнорирование нашего опыта. Из всех четырех московских пединститутов никто ни разу не пришел — хоть бы одну лекцию дали перед студентами прочесть! Все семинары для учителей на базе школы мы должны в последнее время делать на зарубежные деньги. Наши публикации мы отсылаем в министерство — как в вату, ни ответа, ни привета. Раньше звали на какие-то заседания — теперь не зовут. Считается, ну, Тубельский, все же знают, чем он там занимается! Нам не до этого, нужно массовой школой заниматься. Будто бы можно поднять массовую школу без наработанных образцов практики — одними инструкциями и широкомасштабными, но молниеносными экспериментами! Это огромная ошибка, связанная с технократическим типом мышления чиновников наших ведомств. Кроме того, люди сидящие в них, — это же временные люди. На моем веку сменилось семь министров — кто их помнит, когда они уходят? А раз временные, то они и начинают что-то быстро ляпать на коленке, не очень задумываясь о перспективе.

РЖ: Давайте им, временным, скажем что-нибудь… конструктивное. Такое напутствие в финале.

А.Т.: Вы прямо как последний министр заговорили — он все хотел от меня «конструктива»! Первое. Нужно широкое профессиональное обсуждение реальных проблем образования. А министерству нужно перетерпеть: они услышат в ходе этого обсуждения нечто такое, о чем они не думали или подумали быстро и плохо. Второе. Нужно прекратить считать школу сегментом рынка. Нужно, привлекая разных экспертов, а не только экономистов, рассмотреть плюсы и минусы такого подхода. Третье. Необходимо провести ряд исследований и дискуссий на тему того, что такое общее образование. Четвертое. Нельзя отмахиваться от результатов международных исследований в области образования (PISA и прочих) на основании якобы плохой методики составления диагностических тестов.

Надо поставить с головы на ноги процессы модернизации — начинать не с ЕГЭ и профилизации, а с экспериментов, поисков ответа на вопрос: «Чему учить детей сегодня для будущего». А потом уже думать, как проверять их подготовленность, какие профили открывать, как оценивать результаты.

И, может быть, главное. Освободите учителя. Учителя, которого все время проверяют, который вынужден бумажками доказывать свою квалификацию, успехи которого связывают с учебными достижениями учеников, — такой несвободный учитель не сможет помочь детям вырасти свободными. Могу и дальше продолжить. Только вряд ли эти временные реформаторы слушать захотят.

Малыш от 0 до 5: пять принципов гармоничного развития

Малыш от 0 до 5: пять принципов гармоничного развития

 

 

baby

 

— Куда же нам теперь? 
— Вперед! Открою тебе тайну: вперед – это везде.

 

Диалог двух путников из старого кинофильма

 

Родители – самые предвзятые люди на свете! Мамочка годовалого мальчика сокрушается, что ребетёнок еще не знает, где же у него нос. Другая, чья дочка хорошо это усвоила, переживает, что та никак не произнесет сакраментальное слово «мама». А третья родительница и вовсе прочла учебник по возрастной психологии и ждет-не дождется, когда у чада появится «указующий жест». Возможно, указывать куда-то в туманную даль крохотным пальчиком умеют предыдущие детишки, но их мам это как раз не радует: ценная книжка им еще не попадалась…

 

Запомните главное: каждый ребенок талантлив в чем-то своем. Вместо того, чтобы с пелёнок заставлять его заниматься всем на свете («Драм-кружок, кружок по фото, а еще мне петь охота, и за кружок по рисованию тоже все голосовали»), можно поступить иначе: подождать, когда малыш сам покажет вам, куда двигаться дальше. От мам и пап требуется лишь одно: создать для этого условия, то есть – позаботиться о том, чтобы развитие малышки было гармоничным. Задача окажется легко выполнимой, если вы возьмете на вооружение следующие принципы.

 

 

Вокруг – мир! 

Развитие осознанного внимания

 

Лис говорил Маленькому Принцу: «Самого главного глазами не увидишь. Зорко одно лишь сердце», и это действительно так. Но быть зорким сердце научается не сразу: все, что мы знаем, понимаем и чувствуем, однажды пришло к нам извне.

 

Уже в конце первого года жизни ребенок начинает активно осваивать окружающее его пространство, ежедневно расширяя «сферу своего влияния». Чем больше он будет узнавать о мире, тем быстрее он будет развиваться, и чем лучше он будет развит, тем быстрее он будет узнавать о мире все новое и новое.

 

Способность концентрироваться и учиться – тесно связаны между собой. Нельзя усвоить что-то новое, не уделив этому должного внимания. И чем больше нового человек уже усвоил, тем большее количество вещей и явлений привлекает его: он лучше различает знакомое и незнакомое, и последнее интересует его особенно.

 

* * *

 

Чем старше ребенок, тем более мелкие объекты он способен заметить и воспринять. Лошадь, белка или собака удивят шестимесячного карапуза, годовалому вы уже можете показать муравьев на стволе березы. Чтобы малыш понял, что вы имеете в виду под словом «муравей», покажите на них пальцем, проследив траекторию движения насекомых. Убедитесь, что он смотрит туда, куда вы показываете. Затем поднесите малыша к другому дереву. Скажите: «А здесь нет муравьев. На том дереве – есть, на этом – нет», и пусть ваши интонации и лицо будут выразительными. А еще через год Вы уже сможете рассказать о том, как живет муравьиная семья!

 

* * *

 

Старайтесь, чтобы ни одна прогулка не прошла без пользы, во всем ищите свою «изюминку». Как только вы увидите, что малыш, не отвлекаясь, может выслушать ваши истории (2.5 – 3 года), старайтесь ежедневно расширять его кругозор, не упуская ни одного случая. «Выуживайте» из окружающей действительности все, что только можно: неизбывная любознательность и способность детей быстро переключаться с одного объекта на другой станут вашими главными союзниками.

 

Подумайте о том, что вы не всегда сможете находиться рядом и выдумывать для ребенка занятия: вы с раннего детства приучаете его активно относиться к действительности, быть занятым чем-то интересным и находить это интересное самому. Подрастая, сын или дочка уже не смогут проводить время, слоняясь в тоске по дому, а позже вам никогда не придется стонать вслед подросшему чаду это вечное: «Занялся бы чем-нибудь!».

 

* * *

 

Расскажите своему трехлетнему малышу о жизни леса. Начать можно, например, с истории о том, что деревья в лесу растут согласованно, образуя лесное сообщество. Скажите, что лес устроен, как дом, и каждый этаж принадлежит кому-то: на первом живут травы, цветы, грибы, ягоды и мелкий кустарник вроде черники. На втором – лиственные деревья (березы, клены, осины). На третьем – самые высокие деревья: ели и сосны. Расскажите, что потребность растений в солнечном свете согласуется с их положением в лесной иерархии – черника высохнет на ярком солнце, а сосна должна тянуться вверх, вверх, и вверх, поэтому она умеет вырастать так высоко. Обратите внимание юного ботаника на те лиственные деревья, которые растут в смешанном лесу – положение обязывает их приспосабливаться, и также тянуться к солнцу. Сравните их с равнинными березами – пышными и раскидистыми.

 

* * *

 

Старайтесь брать на прогулки минимум игрушек: когда мама или бабушка вместе с ребенком волокут на улицу все содержимое его манежа, дитё автоматически привыкает считать, что вокруг ничего интересного просто нет. Свежий воздух важен для здоровья, но не за ним одним вы отправились на улицу.

 

Вокруг – люди! Развитие контактности

Между мной и другими людьми нет посредника. 
В общении я один на один с ними, и я не один — 
только в общении с ними.

Я.Л.Морено, американский психотерапевт

 

 

Мир населен не только растениями и животными. И чем старше будет ребенок, тем большее влияние будут на него оказывать не смена времен года, а люди его окружающие. И научить человечка ладить с ними – ваша обязанность.

 

Дома еще грудного малыша ориентируйте на других членов семьи: маму, папу, бабушку, сестер и братьев. Делайте это даже тогда, когда вам кажется, что кроха людей не различает: именно так она быстрее научится делать это. Например, позовите малышку по имени, и пусть папа скажет: «Тебя мама зовет!», затем – поменяйтесь с мужем ролями. Играйте в эту «игру» чаще. Как можно больше говорите с малышом, смешите его, будьте с ним по возможности вместе. Предложите ему показать папе свою новую игрушку. Пусть папа чуть-чуть поиграет в нее, ведь это так весело!

 

Непременно знакомьте ребенка с гостями, когда он в настроении, поощряйте любые взаимодействия с другими людьми. На улице как можно раньше обращайте его внимание на других детей, особенно – если они заинтересовались вашим карапузом.

 

* * *

Если чадо решило угостить вас своим яблочком, не играйте в благородство, приговаривая: «Кушай, золотко, тебе нужно железо!». Обязательно примите сей щедрый дар, и скажите «спасибо». Позже вы увидите, что именно таким образом малыш научился делиться и быть благодарным, принимать и оказывать помощь. Людям, которые никому не могут помочь и которым никто не нужен, в детстве, может быть, просто не с кем было поделиться яблоком!

 

* * *

 

Если малышу уже два годика, вы можете предложить ему какую-то совместную деятельность. Скажите: «Пойдем, посмотрим, что делает папа, (бабушка, братик) может быть мы можем ему чем-то помочь?» или просто попросите его отнести папе бутерброд или конфетку.

 

Постоянно приучайте ребенка к мысли, что он – человек, который живет среди людей, что необходимо видеть их, слышать, замечать, и учитывать. Ваша задача – разными способами постоянно преподносить ему один и тот же урок: только человек, который нужен другим людям, может быть счастлив.

 

Ощущаю, слышу, вижу. Воспитание трех главных чувств

Гениальный американский психотерапевт Фриц Перлз всегда отвечал одинаково на вопрос, как ему удается так блистательно работать и так талантливо жить. Он говорил: «У меня есть глаза, уши, и я не боюсь».

Нервная система человека устроена так, что она может работать нормально лишь когда все органы чувств находятся в контакте с миром. Особенно важным это оказывается для ребенка: ведь его мозг только формируется. В дальнейшем то, насколько чувствительной будет психика вашего малыша, а также – его способность быть внимательным, отличать один стимул от другого, обучаться и восстанавливаться, противостоять стрессу и др., — очень во многом будут зависеть от того, сколь богат и разнообразен был сенсорный опыт, полученный маленьким человеком в детстве.

Еще один важный момент: развитие сенсорной сферы напрямую связано с развитием самосознания. Чем больше нового человечек узнает о мире, в котором он живет, тем больше он узнает и о себе в нем, и тем лучше себя понимает. Ведь он — часть этого мира.

А . Моторная свобода (свобода движений) и Тактильная чувствительность (осязание) – тесно связаны между собой.

С самого начала уделите этому внимание. Лучше, если вы вовсе не будете пеленать вашу крошку: пусть себе дрыгает ручонками и ножонками. Если при этом карапуз плохо засыпает, постарайтесь ограничиться только пеленанием нижней части тела, оставив ручки свободными. Забудьте про распашонки с зашитыми рукавами, лучше часто (каждые 4 дня) стригите крохе ногти. Подушечки пальцев должны быть «открыты миру»

 

Через активные движения маленький человек не только познает мир, но также и получает новый телесный опыт: он узнает пределы своих физических возможностей и ежедневно расширяет их. Он начинает лучше понимать свое тело и не только научается новому, но также научается учиться этому более быстро и эффективно. Вот почему все дети — такие непоседы.

 

Когда малыш подрастает, хлопот становится гораздо больше. Но и здесь можно постараться предоставить ему максимальную свободу. Например: отказаться от манежа (вам бы понравилось сидеть в клетке?), а вместо этого — позаботиться о безопасности в квартире. И не запрещайте (во избежании сокрушительного падения) годовалому разбойнику влезать на диван! Лучше — потратьте несколько дней, чтобы научить его правильно слезать оттуда: не головой, а ногами вниз.

 

Тактильная (кожная) чувствительность – одно из самых древних чувств. Заметьте: прежде, чем рассмотреть предмет, ребенок всегда старается пощупать его. Увидев новое, он тянется к нему ручкой. Это важно: рассматривая и трогая, карапуз связывает полученную информацию в единое целое. Коллекционируя таким образом все возможные признаки сначала новых, а затем – знакомых предметов, он научается мыслить целостными образами и предвосхищать события. Так, взрослому человеку совсем не обязательно проверять на ощупь, мокра ли лужа — он видит это.

Важный момент: развитие тактильной сферы тесно связано с развитием мелкой моторики (тонких, высокодифференцированных движений пальцев рук). Она, в свою очередь, тесно связана с развитием речи и речевого мышления.

 

* * *

 

Как можно чаще позволяйте малышу прикасаться ко всевозможным предметам и поверхностям, не останавливайте себя мыслью о том, что это негигиенично: заодно он привыкнет и к мытью рук. «Познакомьте» сына или дочку с корой деревьев (у березы и сосны она совершенно разная на ощупь), заметьте, что одуванчик желтый и отцветающий – это две разные вещи. Пощекочите малышу ладошки тополиными сережками или пушистой травинкой: это не только познание мира, но и веселая игра (потом он захочет пощекотать вас). Выбирая игрушки, обращайте внимание на то, чтобы на ощупь они были разными.

 

Мелкие предметы опасны для маленьких детей. Однако, если вы нанизаете на толстую леску прочные, яркие и разные по цвету и форме пуговицы, а концы лески соедините, заплавив их, малыш вполне может играть такими «чётками». От вас лишь требуется непрерывно следить за их целостностью.

 

* * *

 

Если ребетёнок уже не берет в рот что попало, ему доставят огромное удовольствие игры с водой, песком и грязью. Даже дома вы можете придумать самые разные «тактильные» игры. Например, «пожертвуйте» для него половиной пачки макарон! Сварите, остудите, и пусть чадо возится с ними. Если у вас паркет – вам, пожалуй, понадобится поддон или тазик. Не забудьте о температурной чувствительности! Дайте малышу поиграть с кусочками льда (воду для них можно покрасить акварелью в разные цвета), потрогать грелку или трубу отопления. Самое сильное впечатление на кроху произведут даже не сами ощущения, а их контраст.

 

* * *

 

Ребенку от 3 лет вы можете предложить прекрасную развивающую игру, и на ее изготовление у вас уйдет всего несколько вечеров. Достаточно наклеить на кусочки фанеры гречку, наждачную бумагу, кусочек грубого холста, замши, меха, бархата или дать застыть каплям герметика (ваша фантазия прилагается). Такие кусочки фанеры можно просто изучать на ощупь и рассматривать, а можно предложить малышу постарше закрыть глаза и устроить игру-угадайку. Заменив куски фанеры пустыми спичечными коробками, вы получите ту же игру, но – в объеме!

 

* * *

 

В . Слух

Наверное, нет нужды говорить о том, сколь тонко дети улавливают настроение родителей по интонации их голоса, как замечательно, когда в доме звучит красивая музыка, или – что игрушки, издающие звуки, должны быть по возможности разными, а звуки эти — мелодичными. Добавлю только, что и здесь можно и нужно изобретать для ребенка всякий раз нечто новое.

 

В качестве игрушек порой подходят самые обычные вещи. Например, картонные цилиндры, оставшиеся от бумажного полотенца, очень хороши для того, чтобы говорить в них, дудеть и кричать, а также – шептать друг другу на ухо что-нибудь секретное. Кроме того, – в них интересно бросать мелкие предметы и слушать, как они летят вниз, громыхая, и появляются с противоположного конца.

 

* * *

 

Поиграйте с дитём в «шумелку». Эта игра очень проста: нужно извлекать звук из знакомых предметов, используя их не по назначению. Дети, которые так любят неразбериху и беспорядок, наверняка придут от нее в восторг. Постучите друг об друга столовыми приборами, чашками и ложками. Мисками и кастрюлями. Извлеките самый ужасный звук этого дня: проведите ключом по стиральной доске или батарее! Теперь-то вы понимаете, почему мальчишки так любят проводить по заборам палкой, когда идут мимо?

 

Есть другая, совершенно замечательная игра, развивающая фантазию: все эти, и любые другие звуки, можно потом еще и рисовать!

 

* * *

 

С. Зрение

Роль зрения в нашей жизни трудно переоценить. Повторю то, что вы давно знаете: с помощью зрения мы получаем 90 % всей информации об окружающем мире. Добавлю еще, что информацию эту необходимо не только получить, но еще осознать и использовать. Для этого с самого раннего возраста приучайте ребенка быть внимательным к тому, что видят его глаза.

 

Рассматривайте все подробно и внимательно, отмечайте вместе каждую мелочь. Старайтесь «обеспечить» ребенку как можно больше зрительных впечатлений: всякий раз обращайте его внимание на закат солнца, необычное облако, и уж конечно — на радугу. Смотреть салют – целый праздник для детей. Если в вашем районе он плохо виден, отправляйтесь в центр города!

 

Поощряйте рисование, выжигание, лепку. Не забудьте, что рисовать можно не только карандашом и красками, и не только дома. Берите на улицу мелки, рисуйте вместе. Рисовать также можно пальцами по песку или запотевшим стеклам, можно чертить палочкой по земле или красным кирпичом — по асфальту. Можно также рисовать и на обоях – главное, чтобы мама не очень огорчалась от этого. А лежа на пляже – можно вместе с ней инкрустировать песок мелкими камешками.

 

* * *

 

Тренируйте вместе с малышом зрительную память: возьмите знакомую игрушку или другой предмет. Рассматривайте его вдвоем в течение минуты. Затем – уберите предмет и нарисуйте его по памяти. Сравните ваши рисунки с оригиналом, проанализируйте упущенные нюансы. Уберите предмет, попробуйте нарисовать его снова.

 

Волшебное путешествие в мир собственного Я Развитие фантазии

Мысли – как пестрые птицы. Они легкие и летают в небе. 
Земля не захватит их, они могут в любой момент воспарить
в воздух.

 

 

Джейн, 6 лет

 

Человеческий интеллект принципиально отличается от мышления животных именно тем, что человек способен создавать новое. Дети – это люди, попавшие в наш мир недавно, поэтому они открыты всему новому и особенно чувствительны к нему. Способность детей фантазировать напрямую связана с уровнем их интеллекта: чем он выше, тем больше развита у ребенка фантазия. Зависимость здесь двусторонняя, поэтому повлиять на интеллектуальное развитие малыша можно и через фантазию тоже. Помогайте человечку во всем увидеть необычное. Таких игр может быть несчетное количество.

 

* * *

 

Рассматривайте летние облака, ведь они всегда напоминают что-то, нужно лишь вглядеться внимательнее. Старайтесь подстроиться под ребенка и «увидеть» именно то, что «видит» он. Развивайте образы вместе, добавляя детали. Следите за тем, как они меняются по мере того, как облака уплывают от вас. Если уплыло последнее, посмотрите вокруг – может быть недалеко вы заметите лужу причудливой формы?

 

Подобную игру можно создать, «не дожидаясь милости от природы». Вам понадобятся краски, кисти и бумага. Складывая пополам лист бумаги, покрытый цветными пятнами краски, а затем – разворачивая его вновь, вы получаете кляксы, которые наверняка окажутся забавными. Похожий эффект вы можете получить, выливая в воду расплавленный воск. Зимой не забудьте про морозные узоры на окнах, они действительно бывают фантастически красивые! Кроме того, прекрасным средством для развития фантазии является обыкновенный калейдоскоп.

 

Любые совместные игры помогут вам обоим раскрепоститься: летом вы можете делать вместе тайники из стекляшек и потом проверять их. Зимой – лепить крепости, или снежные скульптуры. Помогите начать малышу фантазировать: «одушевляйте» в шутку неживые предметы. Скажите ему: «Смотри, как одно дерево наклонилось к другому – будто хочет доверить ему свою тайну».

 

Никогда не говори «никогда». Позитивная родительская установка

 

Господи, дай мне душевный покой, 
Чтобы принимать то, что я не могу изменить, 
Мужество, чтобы изменить то, что могу, 
И мудрость — всегда отличать одно от другого.

Молитва монахов Оптиной пустыни

 

Счастливый человек находится в согласии с самим собой. Если вы хотите, чтобы малыш вырос счастливым, скажите себе, что теперь вы приобрели еще одну профессию – всегда быть его адвокатом. Если ребенок сделал что-то плохое, прежде всего, попытайтесь понять, почему это произошло. Так вы поможете и ему разобраться во всем, а затем вы вместе подумаете, как сделать, чтобы это больше не повторилось. Человек, способный на низость, вырастет из того ребенка, которого в детстве никто не оправдывал и не защищал.

 

Точно так же вы должны подходить ко всему, что делает ваш малыш. Дети так устроены, что они вряд ли смогут решить даже пустяковую задачу, лишившись родительской моральной поддержки. Конечно, у них не всегда будет получаться задуманное. Однако, чтобы любая затея удалась, в какой-то момент необходимо отбросить сомнения и начать действовать. Для этого необходимы целеустремленность и уверенность в себе – качества, которые с генами не передаются, а закладываются в нас воспитанием.

 

Вот, ваш ребенок взялся за какое-то дело — он хочет уравновесить на вершине пирамидки явно лишний кубик, пробует сам пить из полной до краев чашки, воткнул яблочное семечко в кадку с пальмой и ежедневно проверяет его… Каким бы безнадежным по началу не выглядело предприятие, ваша задача – поддержать ребенка. Не потому, что полезно потакать всему на свете, а потому, что именно таким образом маленький человек усваивает, что можно и нужно проявлять инициативу, пробовать новое и верить в свои силы.

 

* * *

 

Обратите внимание на речевые формулировки, которыми вы чаще всего пользуетесь. Не занимаетесь ли вы «негативным кодированием», сами того не замечая? Предпочтительнее реплики «держись крепче», вместо — «смотри, не упади», «будь внимателен, когда у тебя в руках ножницы», вместо — «сейчас порежешься» и «давай я тебе помогу» вместо «брось, а то уронишь».

 

Так, мама одного двухлетнего мальчика все время жаловалась на то, что сын растет молчуном. Когда же родные или гости обращались к нему с каким-нибудь незатейливым вопросом вроде «Как тебя зовут», она никогда не давала ему даже открыть рот, произнося одну и ту же фразу: «Он не говорит».

 

* * *

 

Очень важно то, какие слова вы находите для малыша, чтобы поддержать его. Эта формула не только делает его сильнее сейчас, он присваивает ее себе, чтобы воспользоваться как палочкой-выручалочкой если вас не будет рядом. Эстафета передается из поколения в поколение: что вы говорите себе в самый ответственный и тяжелый момент, когда силы на исходе? Вероятно, что-то вроде: «Давай, золотко, все получится, чуть-чуть постарайся!». А теперь вслушайтесь внимательней: это голос вашей мамы.

 

* * *

 

Когда мы впервые понимаем, что лучшее – враг хорошего, каждому из нас делается несколько не по себе. Ведь это означает, что момент, когда нужно остановиться в погоне за идеалом, мы определяем сами, и никто не может выбрать его за нас. Впоследствии нам придется убедиться в этом еще много раз. С каждым разом мы будем относиться к переоткрытой истине все спокойнее, но только не тогда, когда речь идет о наших детях! Наверное, это правильно: ведь мы хотим, чтобы они выросли лучше и счастливее нас.

 

Автор — Полина Гавердовская

Воспитание родителей




родители

Краткое пособие для детей от 5 до 105 лет.

Часто приходится слышать: «У меня такие плохие родители! Они совершенно невоспитанны, они не умеют себя вести, они дерзят, не считаются ни с чьим мнением, совершают нелепые и вызывающие поступки, делают все назло и постоянно огорчают меня своим поведением.»

Идеальных родителей нет, — отвечаю я, — а много ли времени вы уделили воспитанию родителей? Постарались ли вы понять их? Пытались ли вы узнать, чем живет ваш родитель, какие у него проблемы и мечты, чего он хочет добиться в жизни? Если нет — так чего же вы хотите? Воспитание родителей — это долгое и кропотливое занятие, родителей не воспитаешь за один день. Воспитанием родителей нельзя заниматься урывками — по выходным или утром перед уходом в школу. Этому важному делу надо посвятить много времени, надо вложить всю душу в воспитание своих родителей, и только тогда вы получите отдачу и не пожалеете о потраченном времени. Как это сделать на практике? Об этом я и расскажу.

Основы психологии родителенка

Родителенок — впечатлительное и ранимое существо. Практика показывает, что родителенки плохо приспособлены к жизни, часто они не понимают ее законов, они наивны и пугливы. Помочь родителенку справиться со своими страхами — ваша главная задача.

Например, вы хотите оставить родителенка на пару дней, чтобы сходить в поход с друзьями. Часто родителенки при этом начинают капризничать, кричать, топать ножками, даже плакать. Не надо пугаться — это довольно частая реакция. Редкий родителенок самостоятелен настолько, чтобы подолгу оставаться одному без вас.

Очень плохо, если воспитание родителенка вы решили начать именно в этот момент — перепуганный и заупрямившийся родителенок совершенно глух к доводам разума. Волнения, смешанные с желанием настоять на своем закрывают его разум от мира глухой стеной. Что предпринять в такой ситуации?

Во-первых, никогда не следует в ответ кричать на родителенка, топать ногами или, еще чего не хватало, плакать. Будьте взрослее и солиднее! Ведите себя с достоинством, ваша речь должна быть спокойной, уверенной, разборчивой, простой и понятной родителенку. Не следует употреблять сложных терминов, значения которых ваш родителенок может пока еще не знать: «ништячная тусовка», «тормозить голимо», «обламываете кайф» и так далее. Говорите с родителенком на его языке, тогда ему будет проще вас понять.

Во-вторых, ни в коем случае не грубите родителенку, не обзывайте его нехорошими словами — это не педагогично и не дает нужного воспитательного эффекта. Кроме того, он может запомнить эти слова и начать их использовать в разговоре с вами к месту и не к месту — такие случаи не редкость. Будьте предельно внимательны и доброжелательны к заупрямившемуся родителенку. Однако помните, что излишнего сюсюканья также следует избегать.

Если родителенок начинает хвалиться своим возрастом и намекать на ваш меньший — объясните ему, что он не прав. Скажите, что Гайдар в 14 лет уже полком командовал, и возраст ему не мешал, в то время как родителенок в свои годы все еще не командует полком. (Если родителенок — полковник, придумайте другой аргумент.)

Помните, что родителята остаются родителятами всегда, и даже если вам больше сорока лет, они все равно ведут себя как родителята, если конечно они у вас неправильно воспитаны.

В-третьих, надо хорошо понимать, что в данный момент творится в головушке родителенка, какие им движут побуждения — и исходить именно из этого.

Например, в случае с уходом на пару дней чаще всего родителята испытывают страх, что с вами что-то случится, и они останутся совсем одни. Также родителенок может упрямиться просто так, чтобы настоять на своем и самоутвердиться.

Возможны в этом случае и другие причины — быть может родителенку требуется ваше присутствие дома именно в эти дни, может быть он надеется на вашу помощь, что вы погуляете с ним по магазинам, поиграете в прополку картошки на даче и так далее. Поэтому ваши действия должны быть различными.

В первом случае надо успокоить родителенка, объяснить ему, что с вами ничего не случится, и вы скоро вернетесь. Во втором случае нужно объяснить родителенку, как нехорошо быть эгоистом. А можно пойти по другому пути — уступить в чем-то, дать родителенку возможность самоутвердиться и немного покапризничать, но только так, чтобы это не повлияло на ваш отъезд. В третьем же случае, возможно вам следует действительно остаться дома — в конце концов, если родителенок так нуждается в вас именно в этот день, то было бы нехорошо с вашей стороны бросить его одного (или с другим родителенком) в трудную для него минуту. Погуляйте с ним, поиграйте в прополку картошки. Но не надо при этом держаться надменно, объяснять, что игра в картошку глупая — все равно вырастет всего три штуки как в прошлое лето, и вы в нее играете только чтобы развлечь родителенка. Если вы не можете искренне поиграть с родителенком — никудышный из вас воспитатель.

Родительские страхи

Родительские страхи — предмет особого разговора. Они настолько обширны и многосторонни, что мы коснемся только наиболее типичных из них.

СТРАХ ПОЗДНОТЫ — пожалуй самый распространенный из страхов родителенка. Корнями он уходит в те времена, когда первобытные люди жили в пещерах, выходить их которых ночью было делом весьма опасным. Поэтому еще предки наших родителят боялись за наших с вами предков, когда те уходили на охоту и к ночи не возвращались — не погрызли ли их там мамонты? В наше время, когда мамонты исчезли, страхи родителят остались. Поэтому большинство родителят с приходом темноты и вечерних телепередач начинают вести себя беспокойно и порой совершать нелепые поступки – например, звонить вашим друзьям или милиционерам. Почему они это делают, родителята, как правило, внятно объяснить не могут: «Ну это, одиннадцать вечера, а тебя нет, что же еще делать?», — типичный ответ родителенка.

Глупости со звонками можно предупредить. Если телефон милиционера родителята помнят с самого раннего возраста, то телефоны ваших друзей могут попасть в их шаловливые ручонки только из-за вашей невнимательности — не бросайте свою записную книжку на видном месте, когда уходите из дома и оставляете родителят одних без присмотра. Если ваш родителенок обладает сильным страхом поздноты, пристает каждый раз к вашим друзьям и вам приходится потом краснеть за него — записывайте телефоны особым образом, например, меняйте местами две цифры. Разбудив пару раз незнакомых людей словами: «здравствуйте, я Машина мать», и, услышав в ответ соответствующие выражения на эту же тему, ваш родителенок быстро отучится от такой вредной привычки.

Однако это крайние меры. В целях же воспитания следует приучить родителят к терпению и спокойствию. Для этого надо спокойно сказать, что вы уходите, и вернетесь поздно, к такому-то времени. Назовите точное время возвращения, и родителенок сразу станет смирнее. Если вы задерживаетесь — обязательно позвоните и скажите об этом родителенку, назвав новый срок возвращения.

Помните, что родителята очень любопытны, поэтому расскажите им заранее — куда вы идете. Даже если вы идете просто гулять — назовите названия улиц по которым будете идти и цель прогулки — например «посмотреть иллюминацию». Цели и маршруту можно не следовать в полной точности, однако не надо явной лжи. Родителенок может тоже научиться лгать и это принесет вам много неприятностей. Хотя иногда без этого не обойтись. Например, если ваш родителенок беспокойный — не давайте телефона того места, куда вы идете, скажите, что сами не знаете его или придумайте какую-нибудь сказку — скажите что там очень платный телефон, или что там живут родителята, которые рано ложатся спать или, наоборот, сами ждут важного звонка.

Чтобы успокоить родителенка дайте ему слово, что позвоните ему сами, и действительно позвоните, поговорите с ним немножко. При этом разговор не должен быть долгим, краткость разговора следует объяснить так: «Я не могу больше говорить, тут чужой телефон». Согласитесь, аргумент довольно странный, однако на родителят он действует безотказно.

СТРАХ ПЛОХОГО. В отличие от страха поздноты, в этом случае родителенок точно знает причину страха. Он может бояться, что вы заболеете, попадете в плохую компанию, станете наркоманом, родителенком, бросите школу, институт, аспирантуру. Страхи могут быть самыми разными, ваша задача — понять родителенка и успокоить его. Объясните ему, что без шапки вам и так тепло, что ваши друзья — замечательные люди, расскажите хорошие подробности про них и их родителят (родителята любят слушать про сверстников), покажите непроколотые вены (это убедит родителят, что в вашей компании не курят марихуаны), объясните, что раз вы до сих пор не бросили школу, институт, аспирантуру, то значит не бросите и дальше. Здесь не может быть точного совета — старайтесь найди свой подход к родителенку.

СТРАХ НЕПОНЯТНОГО. Родителята очень впечатлительные существа. Однако они еще мало знают о мире и боятся всего, что им неизвестно. Родителята всегда с большим вниманием относятся ко всему, что с вами связано, подмечая и обдумывая разные мелочи. При этом их может пугать ваша прическа, джинсы, музыка, украшения, плакаты на стене или ваши высказывания и мысли. Это нормально. Ваша задача — доходчиво и терпеливо объяснить родителенку что:

  • Каждый имеет право на свои вкусы, и при этом странно было бы, если бы ваши вкусы полностью совпадали.
  • В ваших вкусах нет ничего противоестественного, сейчас это модно и все так делают. На многих родителят почему-то действует аргумент «все». Покажите родителенку красивую, добрую статью из его любимой газеты, где рассказывается о вашей музыке или о вашем колечке в носу.
  • Ваши вкусы ничем не хуже вкусов родителенка. Это доказать трудно, но можно. Трудно потому, что многие родителята наивно следуют принципу: «что не мое — то неправильное». Если речь идет о музыке, типичный аргумент родителенка: «Как можно слушать такую гадость?». Помните — «гадость» — это эпитет. И отвечать эпитетом «нет, это круто» — не разумно. Будьте умнее, пусть родителенок размышляет вместе с вами и сам поймет нелепость своей точки зрения. Попросите его пояснить, что именно он называет «гадостью», просите пояснений до тех пор, пока родителенок не укажет вам на конкретную деталь, например на «глупые слова» или на «идиотский вид» певца. Спросите, музыку какого стиля любит сам родителенок, и найдите среди этой музыки песню с еще более глупыми словами или певца с более странным видом — как правило это сделать весьма легко.

Комплекс полноценности

Часто родителенок страдает комплексом полноценности. Проявляется это в стремлении показать, что он главнее и сделать все по-своему. Помните — не надо баловать родителенка, но и не надо держать его в чрезмерной строгости. Сразу решите, какие капризы вашего родителенка вы согласны выполнить, а какие нет.

Старайтесь как можно больше уступать родителенку в мелочах, а в важных для вас вопросах поступать по-своему. Составьте список вопросов, в которых вам надо баловать родителенка и список вопросов, которыми надо воспитывать у родителенка уважение к другому человеку, огласите список родителенку — и в дальнейшем всегда следуйте этим спискам.

У родителенка должен выработаться рефлекс на те вопросы, в которых он не должен капризничать. Выбрав нужные вопросы (для начала воспитания не больше одного — двух) и убедившись в своей правоте, можно приступать к воспитанию.

Умейте раз и навсегда настоять на своем любыми способами, вплоть до ухода из дому. Ни в коем случае не позволяйте родителятам бить вас ручонками и вообще пытаться применять к вам силенки. Не бейте родителят! Спокойно объясните им почему они себя ведут неправильно, и пригрозите чем это может для них окончится в ближайшем будущем (например, вашим уходом из дома на такой-то срок).

Не давайте невыполнимого обещания, а обещанное — в точности сдержите.

Никогда не делайте что-нибудь «назло», злобно. Всегда спокойно и дружелюбно объясняйте родителятам, почему обстоятельства (точнее они сами) вынуждают вас поступить именно так. Родителенок должен в вас видеть не врага, а своего друга.

Подружитесь с родителятами. Это подействует. Возможно не с первого раза, но кто сказал, что воспитание родителенка делается за один день? В то же время подчеркивайте, что в ряде других вопросов вы беспрекословно потакаете капризам родителенка.

Этот метод кнута и пряника позволяет найти общий язык с родителятами, воспитывая их и одновременно потакая их комплексу полноценности.

Заключение

Настало время дать последние советы. Не пренебрегайте воспитанием родителенка! Помните, родителенок — ваше зеркало, он копирует вас во всем. Убедиться в этом нетрудно — если вы поведете себя с ним грубо, он вам ответит тем же. И наоборот, добрым и искренним отношением к родителенку вы добьетесь того, что ваши родителята станут просто шёлковыми. Успеха вам в воспитании родителят!

Декларация прав ленивой мамы

Декларация прав ленивой мамы

Мамы! Расслабьтесь, выдохните, и побольше энтузиазма! Всё тут — самая настоящая правда!:)


  • Мне лень скакать всю ночь от своей кровати к детской, поэтому я сплю вместе со своим ребенком — высыпаюсь и я и ребенок.
  • Мне лень тратить своё время (и особенно ночью!) на приготовления смеси, поэтому я кормлю грудью.
  • Мне лень отвлекаться на ребёнка, когда он завошкался/заплакал/и т.д., поэтому мой ребёнок всегда со мной, в слинге, и совсем мне не мешает.
  • Мне лень бегать по поликлиникам и удовлетворять любопытство врачей по поводу веса и роста моего малыша, поэтому я туда не хожу.
  • Мне лень лечить своего малыша от постпрививочных осложнений, и потому я не ставлю ему прививки.
  • Мне лень вставать рано утром, и куда-то тащиться с ребёнком в любое время года в жару и в непогоду, поэтому я не отдам его в детский сад. Пусть в сад ходят садисты. 🙂
  • Мне лень одевать на ребенка много одёжек, поэтому пусть он будет закаленный.
  • Мне лень закалять ребёнка и лень стирать, поэтому он у меня просто голышом бегает при открытых форточках.
  • После ванны мне лень делать тёплую воду и регулировать два крана, поэтому я обливаю детика холодной водой.
  • Мне лень заниматься приучиванием к горшку, поэтому мои дети сами этому научатся.
  • Мне лень каждый день варить карапузам отдельные блюда, поэтому питаются они, тем же, чем и мы, а мы, тем же, чем они.
  • Мне лень ходить на работу, поэтому я буду максимально долго сидеть дома с ребёнком, а потом рожу второго :). А для самореализации открою своё дело.
  • Мне лень будить моего ребёнка по утрам и проверять у него уроки, пусть он этим занимается сам.
  • Мне лень думать за своего ребёнка, поэтому пусть он думает и принимает решения сам.
  • Мне лень учить чему-либо своего ребёнка, поэтому сам решает, что ему интересно и сам этому учится.
  • Мне лень готовить самой, поэтому детик помогает мне замешивать тесто.
  • Еще мне лень заниматься гимнастикой одной, поэтому занимаемся вместе с детиком.
  • Мне лень надевать и потом отстирывать всякие слюнявчики. Поэтому во время еды мой ребёнок сидит голышом и марает себе кашей пузо. Его потом вытереть легче.
  • А ещё мне лень подогревать молоко и соки, поэтому ребёнок пьет их прямо из холодильника.
  • Мне лень гладить бельё и поэтому я его не глажу совсем :)))))
  • Мне лень с ребёнком пререкаться по поводу дисциплины, поэтому он делает то, что хочет.
  • Мне лень ехать в роддом и находиться там целую неделю, поэтому я рожаю дома.
  • Мне лень ходить в аптеку за всякими лекарствами, и жалко тратить на них деньги, поэтому я не пичкаю лекарствами детей.
  • Мне лень перетирать овощи и фрукты, мой ребёнок учится откусывать и жевать самостоятельно, а всё, что ему нужно дополнительно, получает с моим молоком.
  • Мне лень кормить ребёнка ложкой, поэтому он с первых дней учится обращаться с ней, а пока не умеет, кормит себя сам руками, да и с чашкой он прекрасно справляется сам.
  • А ещё мне со временем становится лень подавать ему ложку и вилку и ребёнок прекрасно овладевает нехитрой схемой: подтащить табурет к шкафчику, зелезть на неё, достать вилку с ложкой, слезть, сесть за стол и приступить к трапезе.
  • И вообще мне уже лень подавать еду на стол, всё, что ему надо, ребенок вполне находит сам: в холодильнике, на плите или столе.

Автор идеи — Leto.

ВЫУЧИЛ — НАУЧИ ДРУГОГО

ВЫУЧИЛ — НАУЧИ ДРУГОГО

Помните, как в пушкинской «Барышне-крестьянке» влюбленный Алексей Берестов учит Лизу-Акулину школьным премудростям и нахваливает: «Что за чудо! Да у нас учение идет скорее, чем по ланкастерской системе»? Придуманные англичанами Белл-Ланкастерские начальные школы — предтеча советского ликбеза, где обучались неграмотные взрослые. Научившись чему-то сам, ланкастерский ученик превращался в учителя (монитора) для других, которые тоже потом становились учителями. 
Эта система взаимного обучения получила название по именам педагогов А. Белла и Дж. Ланкастера, которые в 18 в. независимо друг от друга разработали сходный метод обучения. 
Первоначально изобретение применялось в Индии, где в то время находился Белл, а в начале 19 в. стало популярным в США, Франции, Бельгии как дешевый и быстрый способ распространения грамоты. В школах взаимного обучения учили чтению религиозных книг, письму и счету. Классов и учителей в современном смысле слова не было — так же, как и учебников. Против Белл-Ланкастерской системы выступали И.Г. Песталоцци и его последователи. Их главным аргументом было то, что при данной системе обучения учащиеся не приобретали систематических знаний.

migdal-11544-12304

Ланкастерская школа

У нас ланкастерские школы стали открываться после войны 1812 г. Одну из них открыл для солдат знаменитый генерал Раевский. Декабристы использовали эту систему обучения для распространения грамотности. В школах, организованных «Вольным обществом учреждения училищ взаимного обучения», было около 800 учеников, которым преподавали историю, литературу, математику. 
Конец просвещенческим экспериментам положило восстание на Сенатской площади. Николай I счел, что излишняя образованность населения не пойдет на пользу государству, и запретил ланкастерские школы. Правительственный взгляд на образование был сформулирован попечителем Харьковского учебного округа Погорельским: «Нужное просвещение не состоит в количестве умствователей». Поиск педагогических инноваций затих на многие годы.

Интересно, что система взаимного обучения задолго до Белла и Ланкастера использовалась в традиционном еврейском образовании. Тысячелетиями евреи изучали священные тексты коллективно, или «бэ-хеврут»: ученик выбирает себе товарища, читает ему вслух текст, а затем вместе они вдумываются в смысл прочитанного, ищут интерпретации. Это и сегодня практикуется в иешивах. Нетрудно представить такую картину: два еврея спорят о том, как надо понимать текст; перекрикивают друг друга, отчаянно жестикулируют и яростно мотают головами в знак полного несогласия…

«УЛЫБАЙСЯ И ПЛАЧЬ ВМЕСТЕ С ДЕТЬМИ…»

migdal-11541-12298

Шалва Амонашвили

«Действительно гуманная педагогика — это та, которая в состоянии приобщить детей к процессу созидания самих себя». Это слова грузинского учителя и психолога Шалвы Амонашвили, одного из создателей Гуманной школы, получившего в этом году (в музее А. Толстого) орден Буратино «за воспитание у детей и подростков внутренней свободы, чистоты помыслов и уверенности в собственных силах».

Чего-то принципиально нового «гуманисты» не предлагают: все на тему любви к ребенку уже было сказано и написано признанными педагогическими авторитетами — В. Сухомлинским, Л. Толстым, 
Н. Пироговым, К. Ушинским, П. Блонским, Л. Занковым, Я. Корчаком, С. Шацким. У Амонашвили и его единомышленников все получилось на практике: в его Школе радости — одной из первых, куда пришли шестилетки, не было учеников, страдавших так называемым школьным неврозом, когда от страха перед учителем и учением по-настоящему заболеваешь. По словам Амонашвили, «педагогика всей начальной ступени обучения должна быть сугубо оптимистической», а «императивное» отношение к детям должно смениться гуманистическим. Только так может родиться настоящая духовная общность между учителем и его учениками. И отметки лучше не ставить — они могут помешать жить в школе радостно и весело, пристраститься к знаниям. Да и родителям отметки ни к чему: цифры не скажут ровным счетом ничего о конкретных успехах и неуспехах ребенка.

Вслед за Ушинским представители «педагогики радости» считают, что школа может быть только народной, только национальной, и не может быть одной школы для всех стран. Уроки на природе, обращение к истории своей семьи, села, страны — как без этого воспитать гармоничную личность? Амонашвили утверждает: «Национальная школа воспитывает героя своего народа, а не националиста». В книгах «Здравствуйте, дети!», «Как живете, дети?», «Единство цели» и других Амонашвили формулирует простые принципы своей педагогики: «Первый принцип — любить ребенка. Учитель должен излучать человеческую доброту и любовь, без которых невозможно воспитать гуманную душу в человеке. Ребенок становится счастливым, как только ощущает, что учитель его любит… Второй принцип — очеловечить среду, в которой живет ребенок. Ни одна сфера общения не должна раздражать ребенка, рождать в нем страх, неуверенность, уныние, униженность… Третий принцип — прожить в ребенке свое детство. Это надежный путь для того, чтобы ребята доверились учителю… Прожить свое утраченное детство вместе с ребятишками есть единственная роскошь, которая допустима в жизни учителя». Где же взять столько любви и терпения в нашей поспешной и нестабильной жизни? Наверное, тем, кто не знает, лучше в учителя не идти…

ВЫЙТИ ИЗ ШКОЛЫ В ПАРК, ЧТОБЫ НАЧАТЬ УЧИТЬСЯ

«Пока на свете существует школа, а в ней — уроки, расписание, домашние задания, контрольные и экзамены — дети учиться не будут. Оставьте их в покое, дайте им полную свободу — только тогда они и начнут что-нибудь действительно изучать. Все остальное — бессмысленное насилие над ребенком». К такому «крамольному» выводу много лет назад пришел замечательный преподаватель английского языка Милослав Балабан, создавший образовательную систему «Школа-парк».

«Если ребенка оставить в покое, он сам разовьется настолько, насколько способен развиться», — убежден Александр Нилл, организатор и руководитель свободной школы Саммерхилл в Великобритании, существующей почти 80 лет. Что же получается? Все, что мы привыкли считать незыблемой основой школы, — школьный режим, который, как мы надеемся, дисциплинирует детей и приучает к труду, к жизни в обществе с его необходимостью ежедневной работы вообще и над собой в частности, с его графиками и планами, с неизбежностью подчинения и cуперспросом на исполнительность — на самом деле лишь карательно-принудительная система, не дающая ребенку свободно жить и развиваться? Это противоречит тому, как мы привыкли представлять воспитание и образование. Но почему-то именно такие (пока очень немногочисленные) «свободные школы», где отказались от принуждения к учебе, возвращают к нормальной жизни детей, забракованных школой традиционной. В знаменитой московской «Школе самоопределения» Александра Тубельского несколько лет назад поставили фантастический эксперимент — Парк открытых студий по концепции школы Балабана. Открытой студия потому и называется, что ученики не обязаны приходить туда и в любой момент могут ее оставить, но имеют право продолжить заниматься, иногда обращаясь за помощью к учителю, а чаще — помогая друг другу, не опасаясь никаких двоек. Действует категорическое правило для учителей: не принуждать детей посещать свои студии. Учитель имеет право только работать над собой, изобретая способы сделать занятия как можно заманчивее для детей. Этот неслыханный уровень свободы позволяет ребятам не только носиться по коридорам, но и продвигаться в образовании со своей скоростью, по своей спирали. И через некоторое время, в условиях «парковой» свободы (единственное ограничение: нельзя покидать территорию школы в учебное время), «трудные» дети становятся увлеченными исследователями мира и друзьями учителей и младших.

В «Парке» есть три главных принципа: отказ от обязательных учебных занятий, от одновозрастности в образовании и почти полностью — от оценок и экзаменов. По мнению Балабана, самым лучшим документом об образовании у ребенка был бы портфель с отзывами всех учителей о его успехах. А уж если мы такие недоверчивые формалисты, то у каждого учителя просто должна быть личная печать, как у врача.

Дочь М. Балабана, его единомышленница Ольга Леонтьева рассказывает, что в ее семье, где все были педагогами, часто звучало имя Симона Соловейчика, мечтавшего об «учении с увлечением» и призывавшего «учиться у детей жить внутренне свободно». Ждали выхода его новых статей, книг. «Даже перед экзаменом по истории педагогики я, помню, читала не учебник, а его книгу». Благодаря Соловейчику и появилась «Школа-парк» — школа высокого диалога между учителем и учеником, где взрослый, по словам Экзюпери, не опускается до уровня восприятия ребенка, а поднимается до высот его понимания.

УРОК УМЕР… ДА ЗДРАВСТВУЕТ ИГРА!

migdal-11543-12302

Евгений Травин

Скорую гибель традиционной классно-урочной системе предрекают и многие другие педагоги. Учитель истории Евгений Травин считает: «Современность требует от школы учить мысли, а урок учит только знаниям. Само понятие “знания” себя исчерпало. Как можно учить знаниям, если информация каждые семь лет обновляется на 50% и при этом удваивается. То, чему мы учим, устаревает раньше, чем дети покидают школу!»

Какая же форма передачи знаний придет на смену пятисотлетнему уроку? Сотни педагогов-новаторов ищут новые формы, творят методики будущего, совершают открытия, переживают успехи и разочарования. Но единого и универсального метода, достойной замены уроку пока нет. Считается, что на смену старому должно прийти новое. Но ведь новое — это хорошо забытое старое, и, значит, на смену уроку должно прийти нечто еще более древнее и более вечное. Может быть, это игра — древнейшая форма передачи знаний? Играя в «дочки-матери», мы учимся семейным отношениям; раскладывая кубики, становимся строителями; расставляя солдатиков, воспитываем в себе полководцев. Игра не знает возрастных границ. Это более активная форма работы с учениками, сочетание теории и практики. Наконец, игра — более надежный способ усвоения знаний. Согласитесь, все освоенные нами в детстве игры, в отличие от освоенных знаний, мы помним всю жизнь.

Но игровая форма не всегда укладывается в пространство урока. Различен сам механизм получения знаний. На уроке ученики получают теоретические знания, чтобы потом обратить их в свой опыт, а в игре получают опыт, чтобы вывести из него теоретические знания! Да и трудно вписать игровую методику в рамки школьных звонков, тем более что игру нельзя прервать на полуслове. Придумать игру как альтернативу уроку не так уж трудно, считает преподаватель географии Д. Гиммельфарб. В разработке оригинальных игр учителю помогут простые алгоритмы. Игра — это модель реального процесса, а потому простейшим приемом игростроительства становится моделирование процесса в классе. Физики и химики делают это, ставя опыты, историки и обществоведы — проводя соцопрос. А, к примеру, урок-игра по теме «Полезность и редкость» основана на моделировании экономических процессов первоначального накопления, обмена, равновесия.

«В начале жизни школу помню я…» 
Эти пушкинские строки — о каждом из нас. И старт этот похож на старт ракеты: малейшее отклонение в начале траектории — и ракета уходит в сторону, и никогда ей не состыковаться со станцией назначения. Поэтому-то и дана нам в начале жизни школа; нравится она нам или не нравится, но мы все проходим через нее — своеобразный запуск в жизнь», — писал педагог и журналист Симон Соловейчик.

————————————-

migdal-11542-12300

Джозеф Ланкастер

Джозеф Ланкастер (1778, Лондон — 1838, Нью-Йорк) — английский педагог, один из создателей Белл-Ланкастерской системы взаимного обучения, при которой младшим ученикам помогали старшие, более подготовленные. 
Отличался известной широтой взглядов: в бесплатных начальных школах Ланкастера учились чтению, письму, счету и рукоделию, а религиозное обучение не играло главенствующей роли, как в школах Белла. Ланкастер принимал детей, исповедовавших любую религию. По семейному преданию, среди предков педагога были и евреи. С 1812 г. он пытался внедрить систему взаимного обучения в среднюю школу, но потерпел неудачу и уехал в Америку, где тоже пропагандировал и распространял школы взаимного обучения.

Почти пятьсот лет назад философ Эразм Роттердамский в своей знаменитой «Похвале глупости» писал о педагогах: «Чрезвычайно собой довольные, они устрашают робкую стаю ребятишек своим грозным видом и голосом».

migdal-11540-12296

Александр Тубельский

Александр Наумович Тубельский — президент Ассоциации демократических школ, директор московского научно-педагогиче-ского объединения «Школа самоопределения», кандидат педагогических наук. «Школа Тубельского» — одна из самых известных в России и в мире демократических школ, имеющая свою конституцию. Преобразования здесь начались в 1985 г. с приходом Александра Наумовича (а вообще в образовании он работает более 40 лет). Семинары, сборы, ролевые игры, ночные десанты по уборке школы, зимние и летние трудовые лагеря, индивидуальные образовательные планы, творческие и проектные работы, эксперименты и экспертизы, проблемные группы и педагогические пленумы, новые издания школьных сборников — вот далеко не полный список того, чем живет «Школа самоопределения». 
Одна из книг, которые Тубельский написал вместе со своими коллегами, называется «Учитель, который работает не так». Все считают, что ребенку нужны твердые знания, а учитель Тубельский считает, что ребенку прежде всего нужен внутренний стержень, а уж потом — знания. Все считают, что ребенок должен отличаться усердием и послушанием, а Тубельский считает, что на самом деле каждый ребенок уже отличается от всех изначально и нельзя детей сравнивать друг с другом, а нужно растить у каждого его собственную «самость». «Демократически воспитанный человек — это не тот, который делает то, чего хочет, а тот, который может сам ставить себе границы. Границы хорошего и плохого, границы поведения в разных ситуациях, границы между знанием и незнанием. В этом смысле мы понимаем и термин “самоопределение” — умение ставить себе пределы», — говорит Александр Тубельский.

ПРОБЛЕМА НА 70 ДЕЦИБЕЛОВ


Шум в классе мешает «достижению учебных целей». Методисты часто расценивают возникший на уроке шум как ошибку учителя. Но известный психотерапевт Фриц Перлз полагал, что ошибка — это способ создания чего-то творчески нового. Что же делать, чтобы на уроке не шумели? Вот несколько советов от педагога из Санкт-Петербурга Игоря Загашева. 
* Не использовать слов, непонятных ученикам, разъяснять их. 
* Четко формулировать задания. Умение составить учебные инструкции — один из самых важных показателей педагогического мастерства. 
* «Выпускать пар»: физкультминутки в начальной школе, интеллектуальные игры или короткая интересная история для старших. 
* Избегать излишней назидательности. От этико-релаксационного «разбора полетов» к прозе науки переходить очень сложно… 
* Следить, чтобы урок не превращался в монолог учителя.

ИЗ КОПИЛКИ УЧИТЕЛЬСКИХ НАХОДОК


Рассказывает Анатолий Гин: «9-«Б» класс в том году собрался особый. Лучшие ученики — в «А» классе, а в «Б» — одна отличница, желающая получить медаль по принципу «на темном небе и слабая звездочка ярко светится», две хорошистки и 17 троечниц, запустивших учебу давно и надежно. Мои первые попытки научить их решать задачи по физике натолкнулись на два препятствия. Первое — мои троечницы не умели работать с формулами. Выразить одну величину через две другие для них оказалось непосильной задачей. Второе препятствие: «Мы задачи не умели решать, не умеем, и не будем уметь…» Такое вот неверие в себя и привычка ничего не делать. Как быть? Я сделал объявление: вы будете получать на дом только такие задачи, с которыми — я ручаюсь — вы сможете справиться. Если кто-то не смог, то это я виноват — но сначала вам придется доказать, что вы не справились, а не поленились. На каждый урок я готовил три аналогичных задачи: одна разбиралась на доске, вторая решалась в классе самостоятельно, третья — на дом. Постепенно я научил класс решать задачи в одно-два действия. Потом нашел замечательного физика Иосифа Хаздана, составившего сборник задач по опробованной на 9-м «Б» схеме работы с «запущенным» классом».

Волшебная тропинка к своему ребенку

Волшебная тропинка к своему ребенку

В жизни каждого взрослого наступает момент понимания того, что ребенок, воспитание которого ему поручено природой, ‘закрылся’; полностью или частично от родительских попыток формирования характера, изменения отдельных черт, форм и проявлений. И бедный-несчастный взрослый оказывается в тупике.

 


 

Он видит, как из его чада растет некто, на его взгляд, ужасный, и изменить уже ничего не может. Начинается внутреннее отчаяние от бессилия и незнания как исправить ситуацию, которое вовне проявляется в виде гнева, ора, нудных и агрессивных нравоучений, подавления и т.п. — вообщем насилия с задавливанием этого ‘нечто’ внутрь. Например, родитель изо дня в день наблюдает хвастовство своего сына или дочери перед сверстниками. Оно ему кажется лишним, ненужным, пустым, раздувающим важность, порождающим презрение и закрывающим реальное видение ситуации. Он начинает объяснять, что хвастовство — это плохо, что хвастунов дразнят и не любят (развивает зависимость от мнения окружающих), похвастался и не сделал – побьют (точка страха), хвастовство не принято в обществе, уважающий себя (или интеллигентный) человек никогда не будет хвастаться (упаковывание в светские рамки), хвастается тот, кто слабый внутри для самоутверждения (обработка гордыни) и т.п. Наступает момент, когда все эти слова проходят мимо ребенка. Если вы точно не угадали или не просчитали, на какую точку нужно давать воздействие (страх, гордыня, корысть, жалость), то результата не добьетесь. Попадание в точку тоже имеет две стороны: в одной — есть изменения в ребенке (положительный аспект), с другой — подпитывается, накачивается точка. Например, усиливается страх, раздувается гордыня. Ребенок с каждым разом в подсознании все больше верит в эти точки и начинает ими жить. Родительская подпитка детской гордыни утверждает и развивает ее. А если ребенок не хвастается, а например, врет, или подставляет под удар или ответ другого, или имеет огромную лень, или садистские проявления, или — сплошная грубость и драчливость.

Оказывается, дети, давно уже закрывшись на воспитательные проявления родителей, еще долго остаются напрямую открыты сказкам. И вам, взрослые-родители, можно легко попробовать это ‘ремесло’ сказкосложения, основные ключи использования которого для воспитательных целей приведены ниже.

 

1. Определите какое качество, присутствующее у конкретного ребенка или детей, вы хотите, осветить в сказке. Все, присущее материальному, двойственно. Каждое качество имеет своего двойника по принципу добро-зло, хорошо-плохо, хвастовство-скромность, чувствительность-бесчувственность и т.п. В сказке необходимо наличие представителей, обладающих как достоинством, так и недостатком. Эти качества и будут ‘стержнем’, вокруг которого кружатся ситуации, сюжет, описания.

2. В сказке идет положительная фиксация внимания на герое с достоинствами: ему везет, силы природы ему помогают (по принципу ‘Гуси-лебеди’, предчувствия не подводят и т.п.).

3. В течение сказки происходит чудо превращения у людей недостатков в достоинства в отличии от существующих сказок, где они наказываются: остаются с носом, погибают, изгоняются и т.п. Это покажет детям открытую дорогу к изменениям, даст веру в себя и свои возможности, а не просто поставит штамп: что — хорошо, что — плохо. Сей момент очень важен.

4. Сказка по своему пространству и объему шире, чем конкретные качества, но при этом в ней нет ничего лишнего, запутывающего, припудривающего, замазывающего основные линии. Ситуации словно бусины

нанизаны на центральную нить — стержень.

Хорошо включать следующие аспекты, создающие живой фон и не мешающие основной линии:

  • связь с природой через яркие живые ее описания, через отношение героев к природе, через живые материальные реакции природы на действия героев (море вздыбилось, лес преградил дорогу, птицы показывают путь, камни разговаривают и пр.) — это развивает у ребенка ощущение живого мира в природе, которое он уже утратил, или утверждает его — если оно еще живо в нем;

  • описание времени и пространства, в которых происходят события, различных существ, их обычаи, быт, отношения. Возможно включение исторических кусочков, но очень небольших, а вернее, очень маленьких. Эти описания делаются в зависимости от возраста и уровня ребенка. Не перегружайте!

5. Сказка включает ситуации, только аналогичные тем, которые происходят в жизни конкретного ребенка, но ни в коем случае не настоящие. Например, в жизни ваше чадо ‘делает бизнес’ на марках, перепродавая их друзьям. Значит, в сказке это будет, допустим, жаба, продающая любимые пуговицы с любимого пальто любимому другу головастику. Или страусоподобные существа с планеты ‘Двойные мысли’ продают своим лучшим соседям с планеты ‘Лопухи и невежи’ жизненно необходимое для выживания вещество и т.п. За что в последствии получают урок, лучше от каких-нибудь природных сил.

6. Избегать точного повторения образов. Если для девочки — герой сказки мальчик, и наоборот. Можно включать образы животных, наделенных человеческими качествами, или вообще выдуманных существ. Но сложность аллегории должна совпадать с уровнем ребенка, чтобы ему достаточно было собственных мозгов для трансформации на себя. Если сказка сложнее, то ребенок, увлекшись событиями, не успеет перевести подтекст на себя. Основные отождествления должны проходить в голове у ребенка. Поэтому вы говорите не прямо и ему по уровню.

7. Как рассказывать сказку?

  • Абстрактно. Словно вы рисуете в воздухе облако, картину, а не направляете ее внутрь конкретного ребенка. Вы сами в сказке, а здесь только голос и образы, которые вы передаете. Никакой концентрации на детях, никакого воздействия, насилия. Вы — в сказке. Здесь вас нет.

  • Отсутствие нравоучительного тона. Вы не стремитесь к результату, не думаете о нем. Вы отключены от реальности. Вы в сказке.

  • Для вас сказка в этот момент тоже чудо. Реальность отсутствует, в тумане. Вы как будто смотрите фильм первый раз, или живете в какой-то другой жизни, или придумайте еще какой-нибудь способ проваливаться в сказку, свои образы, ощущения, чтобы не повторять эти конкретные опыты.

  • Прекрасно рождение сказки здесь и сейчас. Тогда вы сами зачарованы той непредсказуемостью, неизвестностью, которая передается детям и примагничивает их внимание к событиям, не дает им никуда отвлечься.

Не беспокойтесь: если вы вначале правильно определили стержень сказки, то она сама вас приведет в нужное место. Отдайтесь ей. Не нужно напрягаться и выдумывать. Сказка, словно река, притечет сама. Если же вы себе еще не настолько доверяете, то тогда придумайте сказку заранее. Но когда будете читать или рассказывать, войдите в состояние неизведанной книги, непредсказуемости, ожидание чего-то таинственного, и вы увидите, как незаметно для вас появятся не задуманные заранее детали, сначала мелкие, потом целые события, новые описания, герой и вы постепенно оторветесь от плана и будете парить в мире сказок.

Именно по причине этой непредсказуемости и неповторимости такие сказки трудно записывать, передавать. Они рождаются только один раз.

Но все же попробуем.

 

* * *

 

Далеко-далеко в горах почти под облаками жили-были горные пастухи со своими семьями. Они вели кочевой образ жизни, перегоняя свои стада овец и баранов с пастбища на пастбище, со склона на склон, с перевала на перевал. Всего несколько раз в год спускались они в ближайшие поселения, чтобы обменять своих животных на необходимые продукты и товары. В основном же они питались свежим воздухом, травами, всем, что можно сделать из овечьего молока и мяса. Это были суровые спокойные люди. Жили они все дружно и тихо, понимая друг друга с полуслова, с полувзгляда. Мощь, красота, великолепие и в тоже время спокойствие окружавших гор будто заколдовывала их, превращала их в часть себя, в сердцах этих людей не оставалось места для ссор, недовольства, раздражения. Даже дети и те играли спокойно и величественно, скромно.

Самому старшему из пастухов быдло более ста лет. Никто не знал точно. В его глазах светилась древность и мудрость. Было ощущение, что он все знает, все понимает, все чувствует в этом огромном мире. Спокойное течение их жизни не прерывалось многие многие годы.

Однажды в одной из семей пастухов родился мальчик, который был с первого дня очень крикливым. Он все время орал не своим голосом. Родители не могли понять, что ему нужно, вроде здоров, сыт, чист. А он все равно кричит, как только кто-то из членов его семьи отходит от него. Обратились эти люди к старику и услышали в ответ:

— Трудно вам придется, этот ребенок требует к себе все ваше внимание, внимание всей семьи, и если бы он мог заполучить внимание всех людей Земли, он был бы очень доволен и все равно кричал.

Мальчик рос и с каждым днем доставлял все больше беспокойства уже не только своим близким, но и всем и всему вокруг. Звучали бесконечные крики, капризы, истерики и, казалось, ничто не могло это изменить. Но время шло. Он рос и был похож на инфекцию, которая внедрилась в чистую среду и стала заражать ее. Постепенно шум, беспокойство, раздражение стали то тут то там вспыхивать в играх других детей, начался разлад по мелочам между взрослыми, возникли ссоры, негодование. Воздух над этими людьми напрягся и сгустился, казалось, что горы стали гудеть сильнее, природа помрачнела.

С годами мальчик понял, что ему перестают уделять внимание как маленькому, а ему хотелось быть центром и он начал притягивать к себе внимание сверстников хвастовством. С утра до вечера он рассказывал ребятам, какой он сильный, смелый, ловкий, находчивый, какой у него папа — самый-самый пастух, какая мама самая красивая и терпеливая и еще приплетал всякую всячину и небылицы, которых впомине никогда не было. Со временем дети поняли, что он половину врет, половину выдумывает, а то, что есть на самом деле раздувает в десять раз и выставляет с петушиной важностью, и потихоньку отошли от него, перестали его слушать и слышать. Но как ни странно, у него остался один друг. Это был спокойный, скромный, даже слегка застенчивый мальчик, который лишнего слова не скажет. Однако его тело, его спина, плечи, руки дышали силой и веренностью. Он молча терпеливо выслушивал все концерты своего друга, чуть улыбался и продолжал смотреть прямо вперед, как бы ожидая каких-то событий в их жизни.

Изменения не заставили себя ждать. Пришла беда. На их пастбища повадились охотится невероятных размеров птицы. Они были устрашающе черны и огромны, с ярко красными клювами и глазами. Казалось, что стая этих птиц закрывает все небо. В горах непрекращаемым стоном стояло эхо от блеющих животных, предчувствующих свою смерть.

Люди обратились к старейшине. Старик закрыл глаза. Он просидел не шелохнувшись три дня и три ночи. Когда он их открыл, все члены этой пастушьей семьи были готовы выполнить все, что он скажет. Это было их последней надеждой. Старик рассказал, что беда к ним пришла из-за шума и беспокойства, которые внесла их жизнь в природное равновесие и что избавить их от несчастья может только человек, послуживший источником того шума. Все безнадежно опустили глаза, и руки бессильно болтались вдоль их туловищ. Мальчик, о котором шла речь, громко рассмеялся и сказал своим хвастливым голосом:

— А чего вы надулись. Я готов. Подумаешь?! Чего надо делать. Я все могу.

Все переглянулись и вновь потупили взгляд в землю. Старик продолжил о том, что еще оставшихся в живых животных нужно окропить жидкостью, сделанной из помета и шерсти после линьки подземных грызунов, добраться до которых можно только через колодец в дальнем ущелье. ‘Птицы не переносят запах этих существ и мы будем спасены. Но путешествие это опасное. В вашем распоряжении трое суток’, — сказал он.

Наступила тишина.

— Я пойду с тобой, — раздался спокойный и твердый голос друга.

Старик положил ему свою теплую и крепкую руку на плечо:

‘Проводить ты его можешь только до колодца, спускаться он должен сам.

Запомни это. Он — причина. Если он не изменится, то нам не поможет ничего. Уйдет эта беда, придет другая. Удачи вам, и нигде не останавливайтесь — времени в обрез’. И ребята отправились в путь.

Сначала рот у хвастуна не закрывался. Очень быстро к нему пришла усталость, слабость, ему захотелось полежать, отдохнуть. Но друг не давал, все поторапливал, пошевеливал, подбадривал, напоминал о словах старика и несчастье, которое ждет всех, и судьбе людей, зависящих только от него одного. От усталости у мальчика уже не шевелился язык и очень плохо слушались ноги. И, о чудо, наконец, он замолчал, замолчал от бессилия. От грозной тишины, стоявшей вокруг, он пришел в ужас. Он увидел, насколько слаб. К нему пришел страх, который сменил раздутую важность и неведение. Друзья пробирались по узким ущельям и отвесным скалам, через горные речки и сыпучие склоны. Все это время они молчали. И с каждым часом мальчик чувствовал прилив внутренних сил и спокойствия. С каждым шагом он становился все увереннее и тише. В его ушах звенели горы и звучал почему-то голос старика: ‘Вся сила утекает в болтовню и ненужные разговоры — в твое хвастовство. Молчи и ты наполнишься силой вновь. Ома накопится в тебе, в твоем сердце. Молчи.’

Когда ребята добрались к колодцу, они выполнили все предписанные стариком ритуалы с просьбой и извинениями к этим существам за вторжение на их территорию, взяли необходимое для них количество — ни больше ни меньше, поблагодарили всех обитателей колодца и ущелья и также тихо покинули эти места. Вернулись в лагерь они еще до рассвета третьей ночи. Никто не сказал. Все были в, ожидании. Мальчик молча и спокойно подошел к старику и отдал узелок, наполненный всем необходимым. Лицо старика просияло. Готовить варево было не нужно. Все уже произошло, все случилось. Главное было не в этом.

 

Уважаемые читатели, попробуйте сделать анализ этой сказки: обработка каких моментов в ней произошла? И еще раз напоминаем, что заранее задумана она не была, записана по ходу. Было принято намерение, стержень, а сказка случилась.

Удачи вам!

Истчоник: lib.hsgm.ru