RAMA

Любой родитель хочет, чтобы его ребенок был счастлив, но мало кто задумывается, что для этого сначала нужно стать счастливым самому. Проект «Разумная мама» работает над двумя этими аспектами — счастьем ребенка и счастьем родителей, потому что одного без другого не существует.

Цель проекта — передача знаний о смыслах и законах счастливой семейной жизни, о важности раскрытия материнской энергии в каждой женщине и укрепления ее созидательной роди в обществе, в возрождении семейных традиций, о гармоничном воспитании детей.
Участники проекта — мамы, которые хотят изменить мир к лучшему, вкладывая силы в своих детей — будущих членов общества. Алена Актаева, куратор проекта сказала, что: «Жизнь значительно изменилась с тех пор, как я начала координировать работу в «РаМе». Этот проект — большой подарок для меня. Невозможно не развиваться самой, давая знания о разумном материнстве. Нужно подтягиваться до этих высоких стандартов. Это очень вдохновляет».

Осенью 2014 года Школе исполнился год, и это время не прошло даром, а дало понимание всей важности и востребованности знаний о главном женском предназначении, о разумном подходе в воспитании детей и гармоничной семейной жизни. В этом же году открылась интернет-школа «РаМа», где обучается более 100 мамочек из разных уголков мира, которые объединились, чтобы получить все необходимое для воспитания своих детей и саморазвития.

Дополнительная информация по телефонам: + 7 701 705-44-90, +7 701 722-04-49
razummama@mail.ru
l.karshalova@mail.ru

Страница в VK
Facebook 

Одно из писем из книги Евгения Леонова «ПИСЬМА К СЫНУ»

 

Одно из писем из книги Евгения Леонова «ПИСЬМА К СЫНУ»
Ленинград. 3.10.1974

«Андрюша, ты люби меня, как я люблю тебя. Ты знаешь, это какое богатство – любовь. Правда, некоторые считают, что моя любовь какая-то не такая и от нее, мол, один вред. А может, на самом деле моя любовь помешала тебе быть примерным школьником? Ведь я ни разу так и не выпорол тебя за все девять школьных лет.

Помнишь, ты строил рожи у доски, класс хохотал, а учительница потом долго мне выговаривала. Вид у меня был трижды виноватого, точно я стою в углу, а она меня отчитывает как мальчишку. Я уже готов на любые унижения, а ей все мало: «Ведь урок сорван… – ведь мы не занимаемся полноценно сорок пять минут.. – ведь сам ничего не знает и другим учиться не дает… – ведь придется вам его из школы забрать… – ведь слова на него не действуют…»



Пропотели рубашка, пиджак и мокасины, а она все не унималась. «Ну, думаю, дам сегодня затрещину, всё!» С этими мыслями пересекаю школьный двор и выхожу на Комсомольский проспект. От волнения не могу сесть ни в такси, ни в троллейбус, так и иду пешком… Женщина тащит тяжелую сумку, ребенок плачет, увидев меня, улыбается, спиной слышу, мать говорит: «Вот и Винни-Пух над тобой смеется…» Незнакомый человек здоровается со мной… Осенний ветерок обдувает меня. Подхожу к дому с чувством, что принял на себя удар, и ладно. Вхожу в дом, окончательно забыв про затрещину, а увидев тебя, спрашиваю: «Что за рожи ты там строил, что всем понравилось, покажи-ка». И мы хохочем.

И так до следующего вызова. Мать не идет в школу. А я лежу и думаю: хоть бы ночью вызвали на съемку в другой город или с репетиции не отпустили бы… Но Ванда утром плачет, и я отменяю вылет, отпрашиваюсь с репетиции, я бегу в школу занять свою позицию в углу.
Какие только мелочи достойны наших переживаний…

Я оттого и пишу эти письма, чтобы исправить что-то неправильное, и выгляжу, наверное, смешным и нелепым, как некоторые мои персонажи. Но ведь это я! В сущности, дружочек, ничего нет проще живой тревоги отцовского сердца.

Когда я один, вне дома, тоскуя, вспоминаю каждое твое слово и каждый вопрос, мне хочется бесконечно с тобой разговаривать, кажется, и жизни не хватит обо всем поговорить. Но знаешь, что самое главное, я это понял после смерти своей мамы, нашей бабушки. Эх, Андрюша, есть ли в твоей жизни человек, перед которым ты не боишься быть маленьким, глупым, безоружным, во всей наготе своего откровения? Этот человек и есть твоя защита.
А я уже скоро буду дома.

Отец.

Зачем женщине соглашаться с мужем?

Зачем женщине соглашаться с мужем?


Когда женщина соглашается с мужем, в конце концов получается так, как она хочет. Потому что её желания в шесть раз превышают по силе его. Мужчина склонен жертвовать свои желания жене. Он для жены готов на всё. А женщина никогда не склонна жертвовать свои желания. Она желает их осуществлять. И в этом гармония. Но мужчина никогда не будет осуществлять желания жены, если она не считает его старшим. Это — цена, которую женщина должна заплатить, аскеза для неё. Почему?

Потому что она тоньше воспринимает мир. Она видит всё: все недостатки, все проблемы близкого человека, то, что он потный, грязный, несобранный и т. д. И этого человека ей надо считать старшим. Но так должна себя вести женщина, чтобы быть счастливой в семейной жизни. Если она так себя ведёт, то всегда получает желаемое.

Торсунов О. Г.

Пять витаминов счастливого детства от Руслана Нарушевича

Пять витаминов счастливого детства от Руслана Нарушевича


Предлагаем вашему вниманию пять принципов позитивного родительства. Это пять витаминов, которые обеспечивают здоровее детство с эмоциональной и духовной точки зрения.При этом такие витамины Руслан Альбертович советует принять сначала самим родителям (ведь все мы родом из детства). И тогда взрослым будет намного проще передать их своим детям. 


1. Ты можешь быть другим

Дайте себе право быть не такими как ваши родители, иметь совершенно другие интересы, другой характер и физические формы. Обязанность родителей увидеть природу ребенка, принять и уважать ее. Ребенок имеет полное право быть не похожим на брата или одноклассников-отличников. Увы, родители часто вымещают на детях свои личные амбиции и нереализованные мечты. Так мама, вечно жующая бутерброд, мечтает чтобы ее дочь стала балериной. Ключевые фразы, которые показывают, что родители на самом деле не позволяют ребенку быть другим: «Да нам такие возможности в свое время даже не снились», «В нашей семье сроду не было музыкантов (водителей, врачей, психологов, йогов и т.д.)», Человек разрушается, если не может заниматься тем, чем хочет. Это убийство ребенка.

2. Ты можешь совершать ошибки

Если вспомнить свое детство, то нас за что только не наказывали: разбитые кружки, испачканные штаны, непонимание математики. Но ребенок на самом деле означает, что он много не знает и потому склонен ошибаться. Если же ребенка за это наказывать, то со временем он предпочтет ничего не делать, лишь бы чувствовать себя в небезопасности. Результатом частого физического наказания мальчика, является перерастание в необузданный интерес к сексу. А девочку даже без физического наказания, а даже просто непрощение ошибки, приведет к тому, что она не сможет строить отношения в будущем. Так появляются фригидные женщины, и трусливые мужчины. Трусость мужчины проявляется или в подлости или в агрессии, когда он во всех видит врагов, которых нужно опасаться. 

Почему женщина плачет?

Почему женщина плачет?

Маленький мальчик спросил маму:
— Почему ты плачешь?
— Потому что я — женщина.
— Я не понимаю!
Мама обняла его и сказала:
— Этого ты не поймешь никогда.
Тогда мальчик спросил y отца:
— Почему мама иногда плачет без причин?
— Все женщины иногда плачут без причин, — всё, что смог ответить отец.
Потом мальчик вырос, стал мужчиной, но не переставал удивляться, почему же женщины плачут.
Наконец, он спросил у Бога. И Бог ответил:
— Задумав женщину, Я хотел, чтобы она была совершенной.
Я дал ей плечи такие сильные, чтобы держать весь мир, и такие нежные, чтобы поддерживать дeтскую головку.
Я дал ей дух настолько сильный, чтобы вынести роды и другую боль.
Я дал ей волю настолько сильную, что она идёт вперёд, когда другие падают, и она заботится о павших, и больных, и усталых, не жалуясь.
Я дал ей доброту любить детей при любых обстоятельствах, даже если они обижают её.
Я дал ей силу поддерживать мужа, несмотря на все его недостатки.
Я сделал её из его ребра, чтобы она защищала его сердце.
Я дал ей мудрость понять, что хороший муж никогда нe причиняет жене боль намеренно, но иногда испытывает её силу и решимость стать рядом с ним, без колебаний.
И наконец, Я дал ей слёзы. И право проливать их где и когда необходимо.
И тебе, сын Мой, надо понять, что красота женщины не в её одежде, причёске или маникюре.
Её красота в глазах, которые открывают дверь к её сердцу. Тому месту, где обитает любовь.

О единомышленниках и не только!

О единомышленниках и не только!

Ура! Наконец мы встретились! Вы конечно заметите, что так можно сказать о встрече только с дорогими и очень близкими вашему сердцу людьми. И это правда, так и случилось – прошла первая встреча Клуба «Разумное материнство» — РаМа! И Вам есть с чем нас поздравить!

На первую встречу, фактически день рождения клуба, собралось шесть прекрасных девушек! И началось, конечно же, все со знакомства: каждая из нас смогла рассказать о себе, поделиться целями и ожиданиями от встреч, которые, кстати сказать, будут проходить регулярно, т.к. программа у Клуба на ближайшие 6 месяцев насыщена. Приятно было пообщаться «вживую», задавать вопросы в режиме реального времени и не просто получать ответы, но и поддержку, а также советы из личного опыта участниц!

Удалось нам также немного обсудить небольшую тему о природе или типах характера детей. Думаю, все согласятся, что этот вопрос является краеугольным в воспитание гармоничного ребенка, потому как такое глубокое понимание своего дитя необходимо, чтобы родители в дальнейшем, исходя из качеств характера, которыми малыш изначально наделен, смогли дать ему соответствующее воспитание и направить в образовании.

Continue reading

О чем думают наши дети

О чем думают наши дети

 

Они размышляют о самом значительном из того, что увидели и услышали. О том, что оставило в их уме наиболее сильное впечатление. Узнав о космосе, ребенок хочет стать космонавтом, услышав о героях, отдавших свою жизнь за Родину, он мечтает быть таким же.

У ребенка может возникнуть желание стать хорошим человеком. Но только в случае, если он услышит что-то полезное из вдохновляющего источника, и эта информация будет сопровождаться осмысленными и глубокими чувствами. Известно, что дети больше хранят впечатления, нежели саму информацию, которая пригодится им позже. Сначала нужна вдохновляющая сила, розовая мечта, которая будет вести их всю жизнь.

 

 

Continue reading

Про Брак с точки зрения ведической астрологии


Про Брак с точки зрения ведической астрологии

brak

Прежде, чем приступать к анализу совместимости, следует выяснить, насколько данный человек расположен по судьбе иметь брак, и возможна ли для него удача в браке? Это связано с анализом общей Дхармы человека. Мы можем иметь желание вступить в брак по разным причинам: из чувства одиночества и следуя традиции “потому что все так делают”, из осознанного желания исполнять свой жизненный долг (Дхарму), из-за того, что увлечены каким -то человеком или просто испытываем сильное желание наслаждать свои чувства и нам неважно какой партнер будет.
Иногда, повинуясь только сильным велениям своих чувств, человек необдуманно вступает в отношения, потом следует разочарование, он расстается с партнером и ищет новых отношений. Возникает целая цепь негативных последствий: разочарованные “бывшие партнеры”, которые вмешиваются в наши будущие отношения, дети, оставшиеся без отца, множественные проблемы материального, морального и духовного плана.
Поскольку в современной безбожной цивилизации желание бесконтрольно удовлетворять свои чувства ставится во главу угла, то с подобными ситуациями приходится сталкиваться все чаще и чаще. Это является естественным признаком разрушения Дхармы, или то, что называют адхарма.
Таким образом, главной опасностью, к которой приводят отношения, основанные только на вожделении, становится Варна-санкара или рождение неудачливых, несчастных поколений людей с разрушенной Дхармой. Это происходит потому, что судьба ребенка полностью зависит от состояния ума родителей в момент зачатия.

Continue reading

Преподносим подарки нашим детям правильно

Преподносим подарки нашим детям правильно

Подарок малышу: простые правила

В дальнейшем (приблизительно после полутора лет) начинает преобладать наглядно-образное мышление. В этот период ребенку нужно погрузиться в мир образов (в самых разных формах — книги, картинки, конструкторы, сюжетные игры и т.д.). Их тоже должны предоставить ребенку заинтересованные в его развитии люди (сам ребенок еще слишком мал, чтобы внятно заявить о своих потребностях).

Из сказанного может сложиться впечатление, что чем больше дорогих и сложных игрушек, тем лучше. Нет, нет и нет. У ребенка должна развиваться фантазия. В руках правильно развивающегося ребенка одна и та же палочка может быть лошадкой (и тогда на ней скачут), может быть мечом (и тогда ею сражаются), может быть воротами, клюшкой, лопаткой, деревцем, Бабой- Ягой и еще многим-многим другим, о чем мы с вами, взрослые, с высоты своего возраста даже и не подозреваем.

Игры же детей, буквально по шею заваленных игрушками, зачастую скучны и однообразны. Игрушечные лошадки точь-в-точь похожи на настоящих, мир Барби как будто перенесся в детский уголок с экрана телевизора. Все как настоящее… Но присмотримся, прислушаемся повнимательнее… До чего же неинтересны и стандартизированы эти игры! Нет в них ни блеска детской фантазии, ни искры креативности (способность к поиску нестандартных решений). А ведь именно эти качества впоследствии определят будущее ребенка…

Какие же игрушки необходимы для полноценного развития ребенка- дошкольника? Неужели достаточно пары палочек, подобранных по случаю на улице?

Разумеется, нет. Однако существуют простые правила, которые имеет смысл соблюдать при подборе игрушек для ребенка-дошкольника.

1. Игрушек не должно быть слишком много. Ребенок до двух лет должен единовременно иметь доступ к 3–5 игрушкам. Не более. Иначе рассеивается внимание, не развивается концентрация, исследование предмета становится поверхностным. Если игрушек в доме много, лишние можно просто убрать. Через месяц эти игрушки будут восприниматься ребенком как новые (а уже «отыгранные» в свою очередь можно убрать).

2. Игрушки должны комплектоваться между собой, чтобы стимулировать развитие все более сложных сюжетных игр. То есть, если в хозяйстве малыша есть большой грузовик, то обязательно должны быть кубики или что-то другое, что можно в него загрузить, куклы или зверюшки, по размерам подходящие на роль шофера, пассажиров и автомехаников, а также большая коробка из-под бытового прибора, в которой для грузовика можно устроить гараж.

3. Игрушки для маленького ребенка не должны быть статическими, сугубо декоративными. То есть большую куклу обязательно нужно одевать и раздевать, а также мыть и расчесывать, машина должна ездить, поднимать что-то краном, открывать и закрывать двери, что-то еще может в ней крутиться, разбираться, защелкиваться, отщелкиваться и т.д. Чем больше манипуляций можно производить с одной и той же игрушкой, тем выше ее познавательная и развивающая ценность.

4. Игрушки должны быть выполнены из разных материалов. В наборе игрушек для маленького ребенка наряду с яркими пластмассовыми игрушками (какими, по преимуществу, и завалены сегодня прилавки магазинов), обязательно должны присутствовать деревянные игрушки (кубики, пирамидки, весы, машинки), меховые и резиновые игрушки, игрушки из разных тканей, керамические, металлические и даже каменные игрушки (например, каменные яйца или просто обточенная морем галька).

Подарок малышу: подходящие игрушки

Так что же лучше всего дарить детям? В первую очередь выбор определяется возрастом малыша.

Ребенок до двух — двух с половиной лет. Основная задача — развитие того самого наглядно-действенного мышления, а также тонкой моторики. От того, как развиты два названных компонента, напрямую зависит третий, в чем-то важнейший — развитие речи. Основная роль тут принадлежит так называемым развивающим играм и игрушкам.

Не надо думать, что развивающие игры — это нечто замысловатое. Обычные кубики и пирамидки — это тоже развивающие игрушки. Встречаются также специальные развивающие центры для совсем маленьких детей. В этих центрах обязательно есть зеркальце, что-то крутящееся, что-то звенящее, что-то открывающееся, выскакивающее и т.д. Ребенок крутит колесики, жмет на кнопочки, дергает за рыжачки… и потихоньку развивается. Единственный недостаток этих прекрасных игрушек — высокая цена. Впрочем, что-то подобное внимательный родитель может соорудить для ребенка сам — из подручных материалов.

После полутора лет обязательны книжки с толстыми листами и яркими картинками или просто набор карточек (переход к наглядно-образному мышлению). Очень хорошие развивающие игрушки — разнообразные ящички с прорезями разных форм, куда нужно просовывать соответствующие предметы (шар, кубик, параллелепипед, цилиндр, звездочку и т.д.).

Ребенок от двух до четырех лет. В этом возрасте ребенок осваивает несложные ролевые игры. Для этого ему обязательно нужны антропоморфные (различные куклы) и зооморфные (мягкие или резиновые зверюшки) игрушки. Причем это равно относится и к мальчикам, и к девочкам. В шесть лет мальчик скорее всего уже не будет играть с куклой, а в два с половиной симпатичный пупс предоставит ему массу новых возможностей. Точно также девочке обязательно нужна хотя бы одна машина, на которой куклы будут ездить в гости, перевозить вещи и т.д.

Прекрасные развивающие игрушки для этого возраста — различные паззлы. Паззл — это такая дощечка с вырезанными в ней контурами геометрических фигур или каких-то картинок (звери, овощи и т.д.). Ребенок вставляет фигурки в прорези, и таким образом замечательно тренирует координацию движений. Различные мячи — прекрасная игрушка для всех возрастов, но в этом возрасте они категорически обязательны. Здесь же уместны кольца, которые ребенок набрасывает на штырек, кубики и несложные конструкторы.

Следует избегать прочно скрепляющихся конструкторов (типа «Лего») до тех пор, пока ребенок не освоил строительство из обычных (пластмассовых или, еще лучше, деревянных) кубиков. Конструкция из обычных кубиков требует гораздо более точного планирования и хороших моторных навыков (иначе она попросту развалится). Привыкнув к жестким скреплениям деталей, ребенок не разовьет в себе необходимые ему навыки удержания равновесия и весового соотношения частей.

От четырех до семи лет. Сложные ролевые игры и довольно совершенные моторные возможности. Самое время для разнообразных конструкторов, мозаик. Они дают прекрасные возможности для развития фантазии ребенка, его творческого потенциала. Обязательны книги с хорошими картинками, наборы для сюжетных игр (скотный двор, ремонтная мастерская — что-то здесь можно купить, а что-то сделать самим из подручных материалов — не забывайте о фантазии ребенка, превращающей палочку в лошадку!).

В этом возрасте очень уместны домашние спортивные комплексы, ибо ребенок еще слишком мал, чтобы серьезно заниматься в секции или спортшколе, но находится в неустанном движении и нуждается в возможности где-то полазить, повисеть, покувыркаться… Хороши также разнообразные дартсы (домашний тир с дротиками, прилипающими шариками и т.д.).

По возможности, следует избегать агрессивных, явно милитаризированных игрушек, уродливых и откровенно антиэстетических монстров и т.п.

Для пяти — шести лет уместными могут оказаться развивающие или просто развлекательные компьютерные разработки. Дети в этом возрасте достаточно легко осваивают весьма сложные алгоритмы и охотно живут в виртуальной реальности компьютерных героев. Следует лишь помнить о том, что все-таки главным остается освоение и познание реального, а не виртуального мира. К тому же медики считают, что детям этой возрастной категории не стоит проводить возле экрана компьютера более 20 минут в день.

Детям всех возрастов можно и нужно дарить краски, карандаши, мелки, фломастеры и альбомы. Дети всех возрастов рады всем звучащим предметам — барабанам, дудочкам, ксилофонам, балалайкам, цимбалкам и т.д.

В заключение несколько конкретных советов.

— покупая подарок маленькому ребенку, по возможности учитывайте уже имеющиеся у него игрушки. Кстати, большинство детей совершенно не возражают против прямого дублирования (у ребенка уже есть львенок, но при этом он искренне рад появлению еще одного — «Это будет лев-мама (папа, братик)!»)

— если вы приобретаете подарок «по возрасту», старайтесь сделать покупку слегка «навырост» (например, полуторагодовалому малышу уместно купить игрушку с надписью «с 2х лет»). Во-первых, дети (особенно чужие) очень быстро растут, а во-вторых, ребенок в игре должен все время стремиться к новым рубежам, это стимулирует его развитие.

— Если случилось так, что подарок предназначен ребенку, отстающему в развитии, то следует приобрести развивающую игру, соответствующую возрасту, на год-два меньшему, чем возраст ребенка.

— Не следует покупать совсем маленькому ребенку игру или игрушку, в которой много мелких деталей. В лучшем случае ребенок их потеряет, в худшем — может проглотить.

— Хорошо, если подарок для ребенка будет ярко, красиво и сложно упакован. Разворачивание подарка для маленького ребенка — отдельное и очень интересное действо.

Подарок малышу: зашифрованное послание

Послания в подарках для самых маленьких могут иметь двух адресатов: самого ребенка и его родителей.

Послания для родителей.

«У Вас чудесный малыш!» Нечто украшательское, и достаточно бесполезное. Чепчики, ленточки, кружавчики. Прибор для подогревания пеленок, декоративная соска и т.д.

«Дети — это такая радость!» Подарок, подобранный с любовью к детям вообще. Желание продемонстрировать эту любовь родителям ребенка. Нечто, повышающее комфортность жизни малыша. Огромная книжка с картинками, декоративная подвеска в кроватку.

«У этого ребенка большое будущее!» Только развивающие игры. Причем замысловатые, авторские, с подтекстом и подробной методичкой, объясняющей, как пользоваться и что именно игра развивает.

Послания для самого ребенка.

«Давай поиграем!» Классическая электрическая железная дорога, которую папа покупает скорее для себя, чем для ребенка. Воздушный змей или модель корабля, которые сам ребенок, без помощи родителей, просто не в состоянии освоить.

«Ты очень талантливый!» Развивающие игрушки, закупленные заботливыми родителями.

«Боже мой, как мы тебя любим!» Нечто большое, мягкое, пушистое, антропоморфное, гуманистической направленности.

«Ты только посмотри, какая забавная штука!» Покупая подарок, взрослый представляет себя ребенком, смотрит на прилавок и решает: ну, будь я ребенком, вот эта вещь меня точно позабавила бы! Успех подарка зависит от того, насколько взрослый владеет искусством перевоплощения.

Перечень вещей, которые могут стать хорошим подарком ребенку. Возможно, он подскажет вам конкретное решение.

Подвески в кроватку. Музыкальные и прочие.

Наборы декоративной продукции, украшающей жизнь младенца — погремушки, соски, декоративные кружки, бутылочки и т.д.

Наборы деревянных кубиков. Всегда уместны. Классика. Значение трудно переоценить.

Мячи. Разных размеров, из разных материалов. Тоже почти вечная игрушка. Пришла, как известно, от древних инков.

Деревянные паззлы. Их производят в Белоруссии. У нас раньше ими торговал магазин «Новая школа» на Садовой. Потом он переехал. Куда — к сожалению, не знаю.

Куклы.

Звери.

Лошадки, на которых качаются, машинки, на которых ездят.

Детские велосипеды.

Развивающие игры по Никитиным.

Развивающие игры по Монтессори.

Развивающие центры (они есть в больших универмагах, большой выбор в магазине «Чудо-остров» на Васильевском)

Наборы для сюжетных игр. У нас их почти не производят, часто встречаются китайские, иногда — немецкие и австрийские, на порядок лучше качеством.

Модели, которые нужно собирать или клеить.

Разнообразные конструкторы. Импортные или отечественные, которые ничуть не хуже с развивающей точки зрения, но менее яркие и менее рекламируемые.

Игры в коробках — лото, логические игры и т.д. Это очень хорошо, так как в такие игры играет вся семья.

Детские театры (наборы кукол, надеваемых на руку или на пальцы) — для ролевых игр.

Наборы ролевых игрушек. Например, набор для перевоплощения в индейца (лук, стрелы, томагавк), набор для перевоплощения в рыцаря (меч, щит, шлем) и т.д.

Книги для детей, альбомы, краски, специальный детский пластилин — и прочая сопроводиловка для детской творческой деятельности.

Родителям: книги по развитию детей. Интеллектуальному, эмоциональному и всякому другому.

 


Катерина Домогатская

Ложку за маму, ложку за папу…

Ложку за маму, ложку за папу…

 

Любой психолог и специалист в области детского питания скажет: во всем, что касается еды, насилие неприемлемо. Если кормить ребенка насильно, с уговорами, порицаниями, ничего хорошего не получится. У него закрепляется негативное отношение к еде, и дело может дойти до рвоты или намеренного голодания. 
Главное, что поможет вам справиться с маленьким привередой – терпение и еще раз терпение. Важно также знать, что некоторые капризы в отношении еды обычны для маленьких детей, а следовательно, вполне нормальны:
Детям нужно гораздо меньше калорий, чем, может быть, вам кажется. А это значит, что ребенок, скорее всего, уже сыт, когда вы думаете, что он склевал только пару ложек со своей тарелки.
Маленькие дети – это убежденные сепаратисты. Они любят есть отдельно каждый вид еды, и не дай бог, чтобы еда на тарелке смешивалась или хотя бы дотрагивалась друг до друга. Именно поэтому дети так часто не хотят есть суп или салат. Хотя по отдельности продукты, составляющие их, едят хорошо. Один из выходов из этой ситуации – тарелки с раздельными секциями, их сейчас можно купить повсюду.
Дети не любят пробовать новую для них, или хорошо забытую еду. Это не значит, что вы должны питаться одним и тем же. Просто не ожидайте слишком многого и не расстраивайтесь, если не получится заставить ребенка попробовать.
Как заставить ребенка попробовать что-то новое?
Важно, чтобы еда была ребенку знакома. Поэтому заставить ребенка есть незнакомую еду с первого же раза вряд ли удастся. Кладите ему маленькие порции незнакомой еды на тарелку несколько дней подряд. Желательно рядом с небольшим количеством его любимой еды. Не сердитесь на ребенка, если он даже и не дотронется до нового продукта, и не сильно уговаривайте его попробовать. Если он пробует новую еду и тут же вытаскивает ее изо рта, это нормально. Приучить ребенка питаться разнообразно может занять у вас несколько месяцев, просто будьте терпеливы. 
Как заставить ребенка есть больше?
По сравнению с родительскими ожиданиями, дети едят очень мало. Порция еды для дошкольника может составлять всего одну четвертую или одну третью часть взрослой порции. И важно не заставить ребенка есть больше, а сделать так, чтобы он получал здоровое питание. Ребенок должен за день получать еду из каждой группы пищевой пирамиды (зерновые продукты, мясо, молочные продукты, фрукты и овощи). Например, если ребенок съел в обед много макарон, не давайте ему больше углеводной пищи, лучше дать что-то содержащее белок (сыр, йогурт и т.д.) И если ребенок получает здоровое сбалансированное питание, позвольте ему самому определять количество съедаемой пищи и количество потребляемых калорий.
Если ребенок с самого рождения мало ест, его рост и вес меньше средних возрастных норм, но при этом он активен, жизнерадостен, редко болеет, а врач не находит у него отклонений в умственном и психическом развитии, значит все в порядке. Ведь и взрослые люди все очень разные, у всех разный аппетит. Нельзя давить на ребенка лишением того или иного блюда, насильственным образом заставляя поглощать еду. И чем меньше акцентируется внимание на количестве съеденных ложек, тем больше возрастает у малыша интерес к блюду. 
С самого раннего возраста следует приобщать ребенка к семейным трапезам. У ребенка должно быть собственное место за столом. Да, на детском стуле, но вместе со взрослыми.
Позволяйте ребенку участвовать в приготовлении пищи, пусть помогает варить, печь по мере своих сил и возможностей. Даже двухгодовалый малыш может помочь перемешать салат, положить колбасу на хлеб, а ложки на стол. Так ребенок ближе познакомится с продуктами питания. К тому же очень интересно попробовать то, что приготовлено своими руками. Если ребенок не любит овощи, то, нарезав салат сам, он может более снисходительно отнестись к нему,  и скорее всего попробует хотя бы пару ложек.
Бывает, что аппетит ребенка снижается в какой-то период его жизни. Такое снижение носит случайный, временный характер, и может быть вызвано недомоганиями или психологическим напряжением. К такой потере аппетита стоит относиться спокойно. Чаще давайте ребенку его любимые блюда, уменьшите порции, ведь когда есть не хочется, вид полной тарелки неприятен. Из тех же соображений не ставьте сразу первое и второе блюдо на стол. Давайте то, что упрямец просит. Другого даже не предлагайте. Ничего страшного, вскоре аппетит вернется, и ребенок попросит что-то другое. 
Еще один враг аппетита — бесконечные перекусы. Они убивают аппетит, он просто не успевает развиваться. Как же быть, ведь ребенок ничего не ел за завтраком, он голоден. Ничего страшного, потому что через три часа он будет обедать. А вскоре после завтрака вместо чипсов или конфет можно дать ему овощного сока, банан или яблоко. Главное чтобы это не выглядело наказанием: не захотел завтракать, вот теперь поголодай! Лучше отвлечь ребенка игрой.
В отличие от общепринятых советов, красиво разложенная на тарелке еда практически не помогает. Обмануть ребенка очень трудно. Если ребенок терпеть не может морковку, то запросто отличит ее среди других продуктов. Но как ни странно, в этом случае часто может помочь изменение привычной формы продукта. Если ребенку не понравился огурец, нарезанный круглыми ломтиками, не настаивайте. Подождите день и предложите огурец, разрезанный пополам и подсоленный. Не понравится в этом виде, предложите огурец в салате. Вариантов огромное количество. Просто чаще предлагайте ребенку полезную еду.

Марина Аль-Рабаки

Периоды роста

Периоды роста

Многие психологи, наблюдавшие детей и подростков от рождения до университетской скамьи, полагали, что путь развития ребенка можно разделить на определенные этапы. Данная концепция оп­ровергала прежние взгляды на проблему, согласно которым содержание человеческо­го индивида в первые годы жизни счита­лось весьма незначительным, а его наполнение происходило лишь по мере роста. То есть личность понималась как некая малая величина, находящаяся в развитии, как не­что растущее, но сохраняющее в процессе роста первоначальную форму. Отказавшись от этой старой концепции, современная психология признает существование не­скольких типов психики и ментальности, присущих соответствующим периодам жиз­ни человека.
Эти периоды четко различаются между собой, и любопытно отметить их совпаде­ние с последовательными фазами физичес­кого развития организма. С точки зрения психики различия столь глубоки, что, пыта­ясь объяснить их, некоторые исследователи впадали в крайность и утверждали: «Разви­тие есть смена рождений». В определенный момент жизни одна психическая особен­ность человека прекращает свое существо­вание и на ее месте возникает другая. Пер­вый из этих периодов растянулся от рожде­ния ребенка до шести лет. Несмотря на разнообразие своих проявлений, тип умствен­ной деятельности остается единым для все­го этого периода. В пространстве от нуля и до шести лет четко выделяются две подфазы. Первая – от рождения до трех лет – ха­рактеризуется таким типом ментальности, подступиться к которому взрослые не в состоянии. Следовательно, оказывать прямое воздействие на него невозможно. И действи­тельно, для детей этого возраста не сущест­вует учебных заведений. На второй подфазе – от трех до шести лет – тип остается преж­ним, но ребенок уже может подвергаться не­которому воздействию. Данному периоду в целом свойственна глубокая трансформация личности. Чтобы убедиться в этом, доста­точно взглянуть на отличие новорожденного младенца от шестилетнего ребенка. Мы не будем задаваться здесь вопросом, как проис­ходит такая трансформация. Факт тот, что, по общему мнению, в шесть лет индивид становится настолько разумным, что его можно отдавать в школу.


Возраст ребенка

Доминанта развития

От 0 до 3 лет

«Впитывающее сознание»

От 3 до 6 лет

«Строитель самого себя»

От 6 до 9 лет

«Исследователь окружающего мира»

От 9 до 12 лет

«Ученый»

От 12 до 18 лет

«Социальный работник»

Следующий период – от шести до две­надцати лет – характеризуется ростом без качественных изменений. С точки зрения пси­хики это период спокойный и безмятежный, период здоровья, силы и устойчивости.
Что касается физического развития, то некоторые его признаки, казалось бы, прямо указывают на границу, разделяющую пер­вый и второй периоды. Изменения тела весь­ма очевидны. Для примера скажем лишь, что в это время у ребенка выпадают молочные зубы и вырастают коренные.
Третий период – от двенадцати до восем­надцати лет – своими бурными трансформа­циями напоминает нам самый первый. Он также может быть разделен на две подфазы: от двенадцати до пятнадцати и от пятнадцати до восемнадцати лет. Он также характеризу­ется физическими изменениями тела, кото­рое достигает своей зрелости. После восем­надцати лет человек может считаться совер­шенно развившимся, и никаких значимых из­менений с ним уже не происходит. Дальше он растет только в возрастном плане.
Самое любопытное, что официальная система образования как бы неосознанно учитывала существование этих различных типов психики. Первый период – от рожде­ния до шести лет – открыто признавался уже фактом своего исключения из системы обя­зательного обучения. Было замечено, что именно к шести годам в ребенке происходят перемены, в силу которых он становится на­столько зрелым, чтобы его можно было от­дать в школу. Тем самым подтверждалось, что к этому времени ребенок знает уже достаточно много, и это позволяет ему посе­щать занятия. Действительно, если бы шес­тилетние дети не могли ориентироваться, не умели бы ходить, не понимали бы слов учи­теля, то они не были бы в состоянии участ­вовать в жизни коллектива. Именно в этом и заключалось практическое признание перво­го периода жизни. Но воспитателям не при­ходило в голову, что если ребенок способен ходить в школу, ориентироваться, понимать доносимые до него мысли, то есть делать то, что при рождении не умел, значит, он сам се­бя развил умственно.
Косвенное признание получил также и второй период, поскольку во многих странах переход от начальной школы к следующей ступени образования чаще всего приходится на двенадцатилетний возраст. Почему имен­но период с шести до двенадцати лет считал­ся наиболее благоприятным для усвоения де­тьми основополагающих категорий культу­ры? Поскольку это признано повсеместно, нельзя усматривать здесь случайность: толь­ко общая для всех детей психическая основа может объяснить подобное сходство школь­ного устройства, которое, разумеется, было порождено опытом. Действительно, опыт подтверждал, что в этом возрасте ребенок способен нести требуемую школой умствен­ную нагрузку: он может понимать то, что говорит учитель, и у него хватает усидчивости, чтобы выслушивать и усваивать. На протя­жении всего второго периода ребенок посто­янен в своем труде и крепок здоровьем. Именно поэтому этот возраст считается наи­более подходящим для усвоения культуры.
После двенадцати лет начинается обра­зование более высокой ступени. Тем самым официальная система образования как бы признавала, что к этому моменту у человека складывается новый тип психики. Наличие внутри этого типа двух фаз подтверждалось разделением данного этапа обучения на две части: на незаконченное и законченное сред­нее образование. Первое обычно длится око­ло трех лет, второе – иногда до четырех лет. Не столь важно, какова продолжительность каждого этапа. В данном случае интересен сам факт деления средней школы на эти два этапа. В целом этот период не так легок и спокоен, как предыдущий. Психологи, зани­мавшиеся проблемами обучения подростков, рассматривают его как время таких психиче­ских трансформаций, которые можно сопос­тавить с тем, что происходит с детьми от рождения до шести лет. Обычно в этом воз­расте характер ребенка неустойчив, имеют место проявления непослушания и протеста. Физическое здоровье тоже не так стабильно и прочно, как во второй период, но школа не обращает на это никакого внимания: есть ус­тановленная программа, и школьники обяза­ны следовать ей, хотят они того или нет. И в этом возрасте дети по-прежнему должны си­деть и внимать объяснениям учителя, долж­ны слушаться и тратить время на зубрежку уроков.
Венчает образование система универси­тетов и других высших учебных заведений, которые, впрочем, отличаются от предшест­вующих типов школ только интенсивностью занятий. Процесс образования по-прежнему не контролируется психологами и сохраняет все свои застаревшие привычки. Единствен­ное, что было достигнуто, это признание различных типов развития на протяжении различных периодов жизни человека.
Период созидания
В годы моей молодости на детей двух-шести лет внимания никто не обращал. Те­перь же, напротив, существуют разного рода дошкольные учреждения, в которые приво­дят малышей трех-шести лет. Но и сегодня важнейшим периодом образования по-преж­нему считается время учебы в высшей шко­ле, ведь именно оттуда выходят те, кто наи­лучшим образом овладел качеством, прису­щим только человеку – способностью мыс­лить. Однако, поскольку сегодня психологи обратились к изучению самой жизни, воз­никла новая, можно сказать, совершенно противоположная тенденция. Теперь мно­гие, и я в их числе, полагают, что наиболее важный отрезок жизни приходится не на сту­денческие годы, но скорее на первый период, от рождения до шести лет, поскольку именно тогда формируется целый комплекс психиче­ских свойств, формируется человеческая ин­дивидуальность. Прикасаясь к этому таинст­ву жизни, ученые испытывали такое же вол­нение, как и те, кто в древности размышлял о тайнах смерти. В новорожденном раскры­вается Человек. Почему его младенчество столь длительно и мучительно? Ни у одного животного этот период не бывает таким тя­желым. Что происходит в это время?
Без сомнения, младенческий период имеет созидательный характер. Нельзя ска­зать, что при появлении на свет малыш обла­дает хоть какой-то долей разумности, памя­ти, воли, но он готов расти и развиваться дальше. Котенок с рождения умеет мяукать, пусть даже не вполне совершенно. И у птен­ца, и у теленка – у каждого есть свой голо­сок, который, окрепнув, станет голосом его биологического вида. Человек же при рожде­нии обладает единственным средством само­выражения – плачем. То есть в данном слу­чае речь идет не о развитии имеющихся у че­ловека примитивных навыков, но о создании их с нуля. Нам трудно уловить умом тот уди­вительный шаг, который делает ребенок от полнейшего неумения к какому-то умению.
Чтобы сделать такой шаг, ребенок дол­жен обладать типом ментальное, отличным от ментальное взрослых. У него имеются совершенно особые способности, и масштаб стоящих перед ним задач огромен: он должен создать все с нуля. Он не только строит свою речь, но и лепит органы, которые позволяют ему говорить. Он создает каждое физическое движение, каждый элемент нашего разума, все то, что присуще человеку. Это удивитель­ное свершение, причем достигается оно нео­сознанно. Взрослые всегда действуют осо­знанно: если у нас появляется стремление и желание научиться чему-нибудь, мы беремся за дело. Но в ребенке еще нет ни осознанно­сти, ни стремления: и то и другое необходи­мо сначала создать.
Но это не означает умственную отста­лость ребенка. Напротив, его умственная деятельность целесообразна. Обладая именно таким – неосознанным – типом умственной деятельности, ребенок делает свои удиви­тельные свершения, начиная с познания ок­ружающего мира. Как ему удается впитать в себя то, что его окружает? Ребенок обладает настолько сильной восприимчивостью, что окружающие вещи пробуждают в нем инте­рес и энтузиазм, которые пронизывают его жизнь. Ребенок ассимилирует впечатления не разумом, но всей своей жизнью. Овладе­ние речью – самый очевидный пример тому. Как происходит, что ребенок вдруг начинает говорить? Обычно это объясняют тем, что ребенок обладает слухом и воспринимает речь людей. Но почему же из множества зву­ков и шумов, окружающих его, малыш выде­ляет и усваивает лишь человеческую речь? Вероятно, именно человеческая речь произ­водит на ребенка особое впечатление, вызы­вает такие глубокие чувства, такой энтузи­азм, что приводит в движение невидимые струны, которые начинают вибрировать и, наконец, воспроизводят услышанные звуки. Для сравнения скажем, что то же случается с нами на концертах: как только на лицах слу­шателей появляется выражение восторга, их головы и руки начинают двигаться в такт. Что иное привело их в движение, если не му­зыка? Голос производит на ребенка такое впечатление, рядом с которым наши впечат­ления от музыки кажутся ничтожными. Мы почти видим в ребенке вибрирующие движе­ния языка и щек, дрожание тончайших жи­лочек. Все волнуется и напрягается в нем, готовясь в тишине воспроизвести звуки, вызвавшие такие сильные эмоции в неосознан­ном разуме ребенка. Как получается, что ре­бенок овладевает речью в совершенстве, на­столько правильно и твердо, что она стано­вится частью его психической индивидуаль­ности? Усвоенная в младенчестве речь называется родным языком. Она так же четко от­личается от всех других языков, выученных человеком впоследствии, как настоящие зу­бы отличаются от вставных.
Как случается, что звуки речи, поначалу не имеющие никакого смысла, внезапно ста­новятся понятны его сознанию? Ребенок «абсорбирует» не только слова. Он впитыва­ет в себя саму «конструкцию фразы». Без этого нельзя понять сказанное. Когда мы го­ворим, например: «На столе стоит стакан», смысл, вкладываемый нами в эти слова, за­висит от порядка, в котором они расставле­ны. И если мы скажем: «Стоит на стакан сто­ле», будет трудно уловить, о чем идет речь. Мы понимаем порядок слов. Ребенок впиты­вает в себя конструкции языка.
Абсорбирующий разум
Как это происходит? Мы говорим: «Он запомнил». Но чтобы запоминать, необходи­ма память. А у ребенка ее нет – сначала надо ее построить. Казалось бы, прежде чем от­дать себе отчет в том, что сделать фразу по­нятной может только ее правильная конст­рукция, ребенок должен быть способен рас­суждать. Но у него нет способности рассуж­дать. Ее он тоже должен создать сам.
Умственные способности взрослых не позволяют им достичь того, чего достигает ребенок. Для овладения речью требуется со­вершенно иная форма умственных способ­ностей. Она-то и имеется у ребенка: его тип разума отличается от нашего.
Можно сказать, что если мы, взрослые, приобретаем знания при помощи нашего ра­зума, то ребенок впитывает их посредством своей психической жизни. Просто живя, он учится говорить на языке своего народа. В его разуме совершается некий химический процесс. Взрослые выступают в роли реци­пиентов: впечатления вливаются в нас, и мы запоминаем их, но не сливаемся с ними, как вода не сливается со стеклом стакана. У ре­бенка же, напротив, впечатления не только проникают в сознание, но и формируют его. Они как бы воплощаются в нем. При помо­щи того, что его окружает, ребенок создает собственную «умственную плоть». Мы на­звали это «абсорбирующим разумом». По­стигнуть все способности детского разума весьма трудно, но бесспорно, что это чрез­вычайно плодотворная форма мыслительной деятельности.
Представьте, как было бы чудесно, если бы мы могли сохранять в себе необычайные способности ребенка, который, ведя безза­ботную жизнь, прыгая и играя, выучивает язык во всех его грамматических тонкостях. Было бы замечательно, если бы всякое зна­ние входило в нас таким естественным пу­тем, не требующим больших усилий, чем те, которые мы тратим, чтобы дышать или есть. Сначала мы бы не чувствовали ничего нео­бычного, а потом, внезапно, приобретенные нами знания засветились бы в нашей памяти, как яркие звездочки понимания.
Если бы я вам сказала, что где-то суще­ствует планета, на которой нет ни школ, ни преподавателей, ни необходимости учиться, где обитатели просто живут, гуляют и, не прикладывая никаких усилий, познают раз­ные вещи и надежно удерживают в своих го­ловах полученные таким образом знания, это показалось бы сказкой. Ну так вот, то, что ка­жется фантастикой, плодом богатого вообра­жения, на самом деле – реальность, посколь­ку именно так получает знания несознатель­ный ребенок, именно по этому пути он идет. Окруженный любовью и радостью, он узна­ет обо всем непреднамеренно, постепенно переходя от неосознанности к осознанию.
Как важно стать разумным, обладать че­ловеческим мышлением! Но за это прихо­дится платить, поскольку, став сознательны­ми, мы можем достичь всякого нового зна­ния только трудом и усердием.
Движение – вот еще одно из чудесных достижений ребенка. Новорожденный про­водит многие месяцы, лежа в своей колы­бельке. Спустя немного времени он уже хо­дит, перемещается в пространстве, что-то де­лает, наслаждается и счастлив этим. С каж­дым днем он все более совершенен в своих движениях. Точно так же, как речь, входит в его сознание умение управлять своими дви­жениями. С той же поразительной быстро­той ребенок осваивает и многое другое. Он вбирает в себя все, что его окружает: при­вычки, обычаи, религиозные установки.
Движения, которыми овладевает ребенок, формируются не случайно. Они опреде­ляются особенностями конкретного периода его развития. К моменту, когда малыш начи­нает двигаться, его абсорбирующий разум уже создал собственную среду. Прежде чем ребенок начнет передвигаться, в нем уже происходит неосознанное психическое раз­витие, и, совершая первые движения, он ста­новится сознательным. Если понаблюдать за трехлетним ребенком, можно увидеть, что играет он всегда с каким-нибудь предметом. Это означает, что с помощью рук он обраба­тывает, вводит в свое сознание то, что его не­осознанный разум уже успел впитать в себя прежде. В процессе этого труда он делает се­бя сознательным, творит из себя Человека. Таинственная, могучая сила ведет ребенка, и постепенно он сам овладевает ею. С помо­щью собственных рук и собственного опыта он становится разумным человеком.
Он входит в жизнь и принимается за свой чудесный труд, постепенно приобретая собственную индивидуальность, соответст­вующую времени и окружению, он создает свой разум, постепенно выстраивая память, способность понимать, рассуждать. Вот он уже подходит к шестилетнему рубежу. И тут мы, воспитатели, обнаруживаем, что этот ин­дивид понимает нас, что у него хватает тер­пения выслушивать то, что мы говорим, хотя прежде мы совершенно не могли достучаться до него. Он жил как бы на другой планете.
Задача взрослых состоит не в том, чтобы обучать, но чтобы помогать ребенку в его ра­боте над своим развитием. Было бы чудесно, если бы нам удалось – разумным обращением с малышом, пониманием его жизненных потребностей – продлить тот период, когда в нем действует абсорбирующий разум. Мы оказали бы огромную услугу человечеству, если бы смогли помочь индивиду впитывать в себя знания, не испытывая усталости, если бы человек обогащался знаниями словно по волшебству, не задумываясь, какой ценой они были приобретены.
Открытие в ребенке абсорбирующего ра­зума произвело революцию в системе воспи­тания. Стало понятнее, почему первый пери­од развития человека, во время которого фор­мируется характер, наиболее важен. Именно этот возраст требует особенной помощи, и всякое препятствие, чинимое ребенку, будет только уменьшать возможности его созида­тельного труда. Отныне мы станем помогать ребенку не потому, что он – существо ма­ленькое и слабое, но именно потому, что он обладает огромной созидательной энергией. Однако его энергия крайне уязвима, поэтому, чтобы не ослабить и не повредить ее, ей нуж­на любящая и умелая защита. Именно этой энергии мы и хотим помочь, а вовсе не ма­ленькому ребенку, не его беспомощности. Эта энергия принадлежит неосознанному ра­зуму, который должен стать сознательным посредством работы и опыта, приобретенно­го в окружающем его пространстве. Мы от­даем себе отчет, что детский разум отличает­ся от нашего, что взрослые не могут подсту­питься к нему с обычным вербальным обучением, что они не могут напрямую вмеши­ваться в процесс перехода от неосознанного к осознанному и в процесс создания человеческих способностей. В результате изменилась вся концепция образования. Задачей педаго­гов стала помощь в жизни ребенка, в психи­ческом развитии человека, а не навязывание культурных фактов, мыслей и слов, которые малыш должен запоминать.
Это новый путь, новое направление обу­чения: помогать разуму в разнообразных про­цессах его развития, поддерживать его силы и укреплять его бесчисленные возможности.
ДЕТИ ЛЮБЯТ ВЗРОСЛЫХ

Ребенок чувствителен ко всему, что он воспринимает от взрослых. Он хочет подчиняться взрослому во всех отношениях. Мы даже не представляем, насколько он готов к повиновению. Вот пример. Ребенок положил свои туфли на кровать. Мать сказала ему:
– Не делай так! Комнатные туфли гряз­ные, – и она убрала их с покрывала.
После этого всякий раз, когда ребенок видел комнатные туфли, он восклицал: «Это грязно!» и шел к кровати, чтобы убрать их. Чего еще можно желать? Ребенок восприим­чив и чувствителен в такой степени, что взрослому следует хорошенько контролиро­вать свои слова и действия, потому что бук­вально все запечатлевается в сознании ребен­ка. Он весь – послушание, потому что послу­шание есть его образ жизни. Он любит и почитает взрослого, из уст которого выходит мудрость, которая помогает ему жить.
Дети любят взрослых, и это то, что мы должны знать о них. Тем не менее мы посто­янно говорим о том, как родители и учителя сильно любят детей. Некоторые даже объяс­няют, как надо научить детей любить своих матерей, отцов, учителей – всех взрослых. Кто же эти инструктора? Чаше всего те, кто оценивают всю детскую деятельность как дурное поведение и карают за ошибочный поступок. Взрослый не может стать учите­лем любви без специальных усилий, без раскрытия своего сознания на это видение мира, более громадного, чем его собственный.
Да, дети глубоко любят взрослых. Когда ребенок идет спать, он хочет делать это в присутствии взрослых, тех, кого он любит. Но взрослый при этом думает: «Эти глупости надо прекратить! Мы испортим ребенка, если будем стоять у его кроватки»! Или: «Нельзя, чтобы ребенок подходил к взрослому столу. Лучше мы сделаем вид, что не собираемся есть». Но ребенок только хочет присутство­вать, когда любимые им люди едят. Он пере­станет плакать, когда его подведут к столу. А если он будет плакать и за столом, то это от­того, что никто не обращает на него внима­ния. Он хочет быть частью коллектива.
Кто еще выплакивает пылкое желание быть с нами, пока мы едим? И с какой грус­тью мы произнесем в один прекрасный день: «Никто сейчас не плачет из-за того, что меня нет рядом с тем, кто засыпает, никто не дума­ет обо мне…» Только ребенок один помнит и говорит каждую ночь: «Не покидай меня, по­будь со мной».
Иногда ребенок просыпается утром и идет будить своих родителей, которым хоте­лось бы еще поспать. Взрослые выражают недовольство по этому поводу. Но ребенок – это целомудренное создание — ведет себя именно так, как и следовало бы вести. Когда солнце всходит, всем следует вставать. Ребе­нок идет к родителям, как будто говоря: «Учитесь жить разумно. Вставайте! Утро пробуждает вас». Но ребенок не учитель. Он только любит своих родителей: «Я не бужу тебя, мама, я только поцеловал». Часто ли кто-то в жизни идет к нам, чтобы просто увидеть и поцеловать? А мы осуждаем ре­бенка. Мы считаем его поступок дурным по­ведением, которое должно быть исправлено.
Ребенок любит пробуждение не только по утрам. Ему нравится бодрое состояние отца и матери, которые, увы, часто остаются спящи­ми всю жизнь. Мы все имеем тенденцию спать. Ребенок, это новое создание, пришед­шее в жизнь, только и держит нас в состоянии бодрствования. Он появляется каждое утро, как бы говоря: «Посмотрите, это другая жизнь. Вы можете жить лучше, чем вы живете».
Мы всегда можем жить лучше, потому что у человека есть стремление к лени. Ребе­нок – как раз тот, кто поможет взрослому встать. И если взрослый не делает этой по­пытки, ребенок теряется, понемногу ожесто­чается и, наконец, становится равнодушным.
Ребенок от 0 до 3 лет (М. Монтессори характеризовала его как духовный эмбрион)представляет собой, образно говоря, сверх­чувствительный резонатор эмоций родите­лей – в основном матери. Его «впитывающее сознание», как губка, вбирает в себя способы эмоционального реагирования взрослых по отношению к событиям, которые происходят в мире. Поэтому наиболее подходящей окру­жающей средой, способствующей оптималь­ному детскому развитию в этом возрасте, яв­ляется, безусловно, родительский дом и ро­дительская забота.
В обычной, житейской ситуации этот процесс пускается взрослыми на самотек, хотя им предоставлена уникальная возмож­ность целенаправленно воспользоваться зна­ниями о нем. Например, в той форме, кото­рую предложила М. Монтессори, – как с по­мощью создания «подготовленной среды», так и с помощью специальных упражнений в навыках практической жизни. И если необ­ходимость «подготовки ребенка к школе» осознается родителями, воспитателями и учителями достаточно хорошо, то многие из них и не представляют, что столь же важная задача заключается в подготовке ребенка к детскому саду. Речь здесь ни в коем случае не идет о некоторых знаниях, которыми надо «напичкать» ребенка перед школой или детским садом. А о том, чтобы знать и учиты­вать внутренние законы его развития и не на­рушать их, например, преждевременным на­правлением ребенка в детский сад, когда не­обходимый уровень жизненного опыта, са­мостоятельности им еще не достигнут, когда не сформировалось у него чувство порядка.
В возрасте 3-6 лет ребенок, согласно точному образу М. Монтессори, являетсястроителем самого себя. Именно на это вре­мя выпадают периоды максимальной интен­сивности сенситивных периодов в его разви­тии – речевого, сенсорного, социального, двигательного. Причем при благоприятных условиях развитие органов чувств по степе­ни и уровню дифференцированности может достигнуть предела человеческих возможно­стей. То есть ближе к концу этого периода с помощью своих органов чувств ребенок мо­жет познавать окружающий мир на уровне взрослого, точнее – намного тоньше (если опять-таки не пускать этот процесс на само­тек, а предоставить ребенку возможность упражнять свои органы чувств с помощью сенсорного Монтессори-материала).
Естественно, что наиболее подходящие условия для развития ребенка в этом возрас­те предоставляет «подготовленная среда» Монтессори-детского сада, где всегда есть все необходимые составляющие: сенсорный, речевой материал, двигательная зона и, нако­нец, другие дети, имеющие возможность свободно выражать свои познавательные им­пульсы и несущие в Монтессори-группу не­счетное количество ситуаций, которые могут стать прекрасным материалом для упражне­ний навыков социального поведения.
Таким образом, ребенок подходит к сле­дующей фазе своего развития, интегрируя свои сенсорные впечатления в единый, цело­стный чувственный образ мира, который имеет при этом и четкую, дифференцирован­ную внутреннюю структуру.
Но оказывается, что возможностей орга­нов чувств человека совершенно не доста­точно для дальнейшего и более глубокого познания мира: что ни говори, но человечес­кий глаз не способен воспринимать окружа­ющее в инфракрасном свете, а человеческое ухо не слышит ультразвуки. Да и чувствен­ного образа мира явно не достаточно для то­го, чтобы адекватно ориентироваться в окру­жающем мире.
Естественно, ребенок переходит в следу­ющую фазу своего развития, основные цель и результат которой, согласно «космическо­му плану», заключаются в формировании в сознании ребенка осмысленного образа ми­ра, образа себя самого как человека и образа своего места в этом мире. Причем на этом возрастном этапе речь идет о двух из трех ипостасях бытия: о природе и об «искусст­венной природе», т.е. о культуре. Здесь гло­бальная ориентация в развитии связана с поиском места и роли человека в природе и культуре: как роли человечества вообще, так и своей собственной, индивидуальной роли.
Ребенок в возрасте 6-9 лет в условиях свободной    реализации    познавательных импульсов представляет собой настоящего исследователя (образ М. Монтессори), кото­рый пытается выйти в познании мира за пре­делы возможностей человеческих органов чувств путем поиска их медиаторов, усили­телей: осваивая приборы, механизмы, специ­альные методики, которые создало человече­ство в таких же целях.
Таким образом, для ребенка в возрасте 6-9 лет развивающая зона, зона «космическо­го воспитания» с ее дидактическим Монтессори-материалом (математическим, биологи­ческим, языковым), предоставляет оптималь­ные условия для исследования многообраз­ных явлений природы и культуры с помощью соответствующих методов и приборов: хими­ческих явлений – с помощью подходов, при­нятых в химии; физических и биологических – соответственно. То же касается математи­ки, гуманитарных проблем и пр.
Постепенно ребенок «приходит к мыс­ли», что нет необходимости каждый раз на­чинать свое исследование какого-либо явле­ния, что называется, «от печки», а можно воспользоваться готовым знанием по данной проблеме, плодами деятельности предыду­щих поколений. Это и есть особенность ес­тественного, свободного выражения позна­вательной активности ребенка в возрасте от 9 до 12 лет, который М. Монтессори называ­ла возрастом ученых. Именно в это время ре­бенка в первую очередь интересуют готовые знания, факты и пр. Причем черпать их он желает не столько из учебников, где содер­жится помимо фактов множество лишних слов и информации (а уж тем более не со слов традиционного учителя, который может просто не успеть за развитием современной науки!), сколько из справочных и энциклопе­дических изданий.
Ребенок в этом возрасте с удовольствием учится работать с каталогами в библиотеке, поскольку его основным «дидактическим материалом» являются именно тексты, при­чем их лучшие, специально отобранные об­разцы: тексты художественные, естественно­научные, гуманитарные, психологические, исторические и т.д.
Вот и получается, что при благоприят­ных условиях (например, в условиях Монтессори-школы) 12-летний подросток имеет реальную возможность уже владеть как адекватными способами познания явлений природы и культуры, так и основными фак­тами – результатом деятельности предыду­щих поколений. И в принципе он готов к вы­ходу из стен специального образовательного учреждения в реальную жизнь, поскольку все это накладывается на уже имеющийся чувственный образ мира, образ себя и образ себя в этом мире; т.е. знания такого подрост­ка являются «воплощенными», практически применимыми и необходимыми именно для этого человека. Это и есть второй уровень интеграции представлений человека об ок­ружающем мире.
Наконец, третья фаза развития, охватыва­ющая возраст от 12 до 18 лет, характеризуется глобальной направленностью человека на об­щество и поиск в нем своего места. Здесь пер­вый трехлетний период (12-15 лет, – по Монтессори, возрасторганизаторов) – своеобразная подготовка к следующему этапу. Согласно логике «космического плана», человек законо­мерно находит еще одну возможность усилить свои познавательные возможности, привлекая для этой цели организацию людей.
Человека в возрасте 15-18 лет Мария Монтессори видела активным социальным участником, который имеет рабочее место (во многих странах – с неполным рабочим днем), а в свободное время в соответствии с собственными интересами занят профессио­нальной подготовкой в колледжах, универси­тетах и т.д. Одним словом, это наиболее под­ходящий возраст для начала профессиональ­ной карьеры.
Перейдем к характеристике основных сенситивных периодов в развитии детей о 
СЕНСИТИВНЫЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ РЕЧИ
Этот сенситивный период длится в среднем от 0 до 6 лет, причем начи­нается еще до появления ребенка на свет (вспомним естественную потребность мате­рей разговаривать со своим еще не родив­шимся ребенком, петь ему песни).
Охарактеризуем наиболее важные этапы внутри данного периода с указанием приблизительного возраста их наступления.
В возрасте от 0 до 4,5 месяца:
ребенок уже способен ощущать речь как нечто особенное. Напомним, что в этом воз­расте сознание ребенка еще не может выде­лить в отдельные картины образ мира, образ себя и образ своего взаимодействия с миром. Все впечатления ребенка об окружающем его мире спутаны в единый клубок, в котором, однако, ярко выделяется красная нить – речь;
поэтому дети способны смотреть на рот говорящего, поворачивать голову к источнику звучания речи. Если этого не происходит, су­ществует вероятность того, что у младенца есть проблемы со слухом, и этот симптом – весьма веская причина для обращения к врачу;
дети учатся подражать звукам, в это вре­мя они постоянно выплевывают что-нибудь, надувают пузыри из слюней, что является прекрасным свидетельством начала трени­ровки мышц речевого аппарата;
ребенок самостоятельно начинает рас­полагать произносимые им звуки друг за другом, выстраивая их разнообразные по­следовательности, вслушиваясь в мелодию родного языка.
В возрасте около 1 года:
ребенок сознательно выговаривает пер­вое слово, впервые в его жизни происходит словесное выражение мысли;
но одновременно ребенок попадает в си­туацию фрустрации: прекрасно представляя, что речь нечто означает, он не может вос­пользоваться этим «знанием» из-за нехватки слов. Он хочет говорить, но пока не может.
Выход из данной ситуации выглядит ес­тественным – с указанного возраста и при­мерно до 2-2,5 лет происходит лавинообраз­ное нарастание словаря ребенка.
В возрасте около 1,5 лет: 
ребенок начинает выражать свои чувст­ва, желания. Это прекрасный возраст, когда он непосредственно, без обиняков говорит о том, чего хочет и чего не желает; говорит на языке чувств, используя ориентационную механику «приятно – неприятно» вместо «правильно – неправильно». Первый способ ориентации в мире является естественным для человека, второй навязывается ребенку в ходе «воспитания»;
ребенок в состоянии воспринимать грамматические нормы языка и способен грамматически точно сформулировать пред­ложение. Лишь из-за нехватки некоторых слов создается ложное впечатление о нали­чии специфического «детского» языка с осо­быми грамматическими нормами.
Отсюда следуют два важных вывода. Первый связан с категорическим запретом на «сюсюканье» взрослого с ребенком, на при­думывание родителями для общения специ­ального упрощенного «детского» языка. На­оборот, в этом возрасте, когда ребенок наибо­лее чувствителен к нормам языка, речь взрос­лого должна быть грамотной, ясной и четкой. Как никогда более ребенок нуждается в том, чтобы ему как можно больше рассказывали ис­торий, содержащих все богатство и разнообра­зие слов и грамматических конструкций родного языка; историй, являющихся образцами хорошего стиля и различных по жанру.
Второй вывод связан с принципиальной возможностью дальнейшего речевого разви­тия ребенка в двуязычной среде, когда он имеет возможность осваивать сразу два язы­ка. Причем можно быть уверенным, что вну­тренней путаницы с языками не произойдет и русские слова в немецких грамматических конструкциях использоваться не будут.
В возрасте 2,5-3 лет ребенок часто раз­говаривает сам с собой. Его так называемая эгоцентрическая речь — прекрасная и единст­венная возможность услышать в громкой ре­чи ребенка логику, последовательность или непоследовательность в его мыслях, ибо все то, о чем он в настоящий момент думает, сра­зу же проговаривается. Это не слишком дли­тельный этап в речевом развитии: постепен­но монологи становятся внутренними, и об особенностях мышления человека в даль­нейшем можно будет судить лишь косвен­ным образом.
В возрасте 3,5-4 лет:
ребенок начинает употреблять речь це­ленаправленно и осознанно. Это означает, что с помощью речи он решает свои пробле­мы и может, например, попросить закрыть окно. Ребенок осознает силу собственной мысли, грамотно выраженной с помощью речи и поэтому понятной окружающим;
дети этого возраста живо интересуются символическим обозначением звуков – буквами, с удовольствием обводят буквы из шершавой бумаги и т.д.;
они могут работать с подвижным алфа­витом, выкладывая друг рядом с другом бук­вы, обозначающие отдельные звуки, их соче­тания — вплоть до простых слов.
Поэтому в возрасте 4-4,5 лет выглядит совершенно естественным следующий серь­езный шаг в речевом развитии ребенка: он начинает спонтанно писать отдельные слова, целые предложения и короткие рассказики. И это при том, что его никто не учил письму. Шла косвенная подготовка его интеллекту­альных и двигательных способностей (по­дробнее об этом – в следующем разделе).
Наконец, в возрасте около 5 лет ребе­нок без принуждения и самостоятельно учится читать: к этому ведет его логика ре­чевого развития. Поскольку процесс пись­ма – это выражение особым образом собст­венных мыслей, а процесс чтения предпо­лагает помимо различения букв и умения складывать их в слова еще и понимание мысли других людей, которая стоит за эти­ми словами. А это сложнее, чем выражать собственные мысли.
Отметим основную мысль М. Монтессори, которую необходимо постоянно иметь в виду: если детям приходится де­лать что-то вне рамок соответствующе­го сенситивного периода, т.е. под принуж­дением (учиться читать, писать и пр.), то к результату они приходят позже или не приходят совсем.
Порядок в поведении взрослых по отношению к ребенку
Для ребенка такого возраста наиболее важно прочувствовать порядок в следую­щих аспектах поведения взрослых по отно­шению к нему:
1. Требования, которые предъявляют взрослые к ребенку, должны быть по­стоянными (неизменными) и не зави­сеть от их настроения. Желательно, чтобы они были обоснованными: в идеале – обоснованными научно (зна­нием об индивидуальном протекании сенситивных периодов собственного ребенка, например), в реальности – обоснованными   хотя  бы  здравым смыслом (пониманием, что нельзя от ребенка требовать того, чего он по возрасту еще не в состоянии сделать).
2. Требования к ребенку должны быть конкретными (касаться чего-то одного) и выстраиваться в некую последова­тельность; в идеале – образовывать по­веденческий алгоритм. В последнем случае после многократных повторе­ний одной и той же последовательнос­ти действий (например, связанных с отходом ко сну: умыться, расстелить постель, раздеться, уложить аккуратно одежду и пр.) этот алгоритм становит­ся внутренней собственностью ребен­ка, и взрослому достаточно лишь дать общее название («Готовимся ко сну?») для того, чтобы ребенок без унизи­тельного подстегивания словами (он сам знает, что делать дальше!) мог дей­ствовать самостоятельно.
3. Требования, которые предъявляются ребенку, должны соблюдаться самими взрослыми, поскольку все равно ребе­нок научится тому, что видит. Этот те­зис можно оставить без каких-либо психологических комментариев.