Утончённая любовь к детям

Маленькая сельская школа.

Мы с вами наблюдаем за работой учителя.

Играют дети, шумят, шалят.

Один крестьянский мальчик больно ударил девочку палкой по руке. Девочку звать Сашенька.

Она заплакала. Бежит к учителю, который к тому же и ее отец. Просит защитить ее и наказать мальчика.

Обидчик отошел в сторону, напуган.

Можете угадать, каким будет решение учителя?

Не таким, какие бывают, когда Любовь, Красота и Знание блуждают в педагогическом сознании бесприютно, не понимая, зачем они там, а закон «зло наказуемо» торжествует.

Решение сельского учителя будет странным, ибо он одержан своей Педагогической Культурой.

Он усаживает девочку себе на колени, что-то ей нашептывает на ушко; она успокаивается. Потом тихо говорит: «Иди к нему и угости его малиновым вареньем».

Лакомиться вареньем деревенскому мальчику приходится не часто. Однако он ждет не угощенья от девочки, которой сделал больно, а наказания от учителя.
Сашенька подходит к нему и протягивает баночку с вареньем:

— Ешь. Очень вкусно! — говорит она, улыбаясь, как будто не было никакой обиды, но слезы на глазах еще не высохли.

Мальчик поражен.

Ну как, он наказан или не наказан?

Что сделает угощенье вареньем взамен худших ожиданий?

Пройдут годы, он повзрослеет. Чем станет это явление жизни в его духовном мире?

Моя гуманная педагогика, которая есть Педагогика Культуры, учит меня:

– Погрузите Ребенка в море Доброты, и всякое зло, если есть в нем такое, потонет.

– Держите Ребенка в мире Красоты, и все безобразное, если есть в нем такое, покинет его.

– Бросайте Ребенка в огонь Любви, и всякая ненависть, если есть в нем она, сгорит.

Но вот какой вывод сделали американские учителя, которым очевидец этой истории рассказал о варенье: «На следующий день этот мальчик должен был ударить девочку палкой по другой руке».

Значит, мальчика надо было наказать, а не угощать вареньем!..

Не собираюсь обсуждать, что могло бы произойти с мальчиком, если следовать американскому варианту решения педагогических проблем.

Я в своем воображении много-много раз буду посещать Яснополянскую школу, буду созерцать, как Лев Николаевич Толстой творит этот необычный педагогический образ, и восклицать в душе:

«Ой, какая утонченная Любовь к детям! О, как красиво преподносится она нам! О, какие глубокие знания души Ребенка!»

Шалва Амонашвили