Периоды роста

Периоды роста

Многие психологи, наблюдавшие детей и подростков от рождения до университетской скамьи, полагали, что путь развития ребенка можно разделить на определенные этапы. Данная концепция оп­ровергала прежние взгляды на проблему, согласно которым содержание человеческо­го индивида в первые годы жизни счита­лось весьма незначительным, а его наполнение происходило лишь по мере роста. То есть личность понималась как некая малая величина, находящаяся в развитии, как не­что растущее, но сохраняющее в процессе роста первоначальную форму. Отказавшись от этой старой концепции, современная психология признает существование не­скольких типов психики и ментальности, присущих соответствующим периодам жиз­ни человека.
Эти периоды четко различаются между собой, и любопытно отметить их совпаде­ние с последовательными фазами физичес­кого развития организма. С точки зрения психики различия столь глубоки, что, пыта­ясь объяснить их, некоторые исследователи впадали в крайность и утверждали: «Разви­тие есть смена рождений». В определенный момент жизни одна психическая особен­ность человека прекращает свое существо­вание и на ее месте возникает другая. Пер­вый из этих периодов растянулся от рожде­ния ребенка до шести лет. Несмотря на разнообразие своих проявлений, тип умствен­ной деятельности остается единым для все­го этого периода. В пространстве от нуля и до шести лет четко выделяются две подфазы. Первая – от рождения до трех лет – ха­рактеризуется таким типом ментальности, подступиться к которому взрослые не в состоянии. Следовательно, оказывать прямое воздействие на него невозможно. И действи­тельно, для детей этого возраста не сущест­вует учебных заведений. На второй подфазе – от трех до шести лет – тип остается преж­ним, но ребенок уже может подвергаться не­которому воздействию. Данному периоду в целом свойственна глубокая трансформация личности. Чтобы убедиться в этом, доста­точно взглянуть на отличие новорожденного младенца от шестилетнего ребенка. Мы не будем задаваться здесь вопросом, как проис­ходит такая трансформация. Факт тот, что, по общему мнению, в шесть лет индивид становится настолько разумным, что его можно отдавать в школу.


Возраст ребенка

Доминанта развития

От 0 до 3 лет

«Впитывающее сознание»

От 3 до 6 лет

«Строитель самого себя»

От 6 до 9 лет

«Исследователь окружающего мира»

От 9 до 12 лет

«Ученый»

От 12 до 18 лет

«Социальный работник»

Следующий период – от шести до две­надцати лет – характеризуется ростом без качественных изменений. С точки зрения пси­хики это период спокойный и безмятежный, период здоровья, силы и устойчивости.
Что касается физического развития, то некоторые его признаки, казалось бы, прямо указывают на границу, разделяющую пер­вый и второй периоды. Изменения тела весь­ма очевидны. Для примера скажем лишь, что в это время у ребенка выпадают молочные зубы и вырастают коренные.
Третий период – от двенадцати до восем­надцати лет – своими бурными трансформа­циями напоминает нам самый первый. Он также может быть разделен на две подфазы: от двенадцати до пятнадцати и от пятнадцати до восемнадцати лет. Он также характеризу­ется физическими изменениями тела, кото­рое достигает своей зрелости. После восем­надцати лет человек может считаться совер­шенно развившимся, и никаких значимых из­менений с ним уже не происходит. Дальше он растет только в возрастном плане.
Самое любопытное, что официальная система образования как бы неосознанно учитывала существование этих различных типов психики. Первый период – от рожде­ния до шести лет – открыто признавался уже фактом своего исключения из системы обя­зательного обучения. Было замечено, что именно к шести годам в ребенке происходят перемены, в силу которых он становится на­столько зрелым, чтобы его можно было от­дать в школу. Тем самым подтверждалось, что к этому времени ребенок знает уже достаточно много, и это позволяет ему посе­щать занятия. Действительно, если бы шес­тилетние дети не могли ориентироваться, не умели бы ходить, не понимали бы слов учи­теля, то они не были бы в состоянии участ­вовать в жизни коллектива. Именно в этом и заключалось практическое признание перво­го периода жизни. Но воспитателям не при­ходило в голову, что если ребенок способен ходить в школу, ориентироваться, понимать доносимые до него мысли, то есть делать то, что при рождении не умел, значит, он сам се­бя развил умственно.
Косвенное признание получил также и второй период, поскольку во многих странах переход от начальной школы к следующей ступени образования чаще всего приходится на двенадцатилетний возраст. Почему имен­но период с шести до двенадцати лет считал­ся наиболее благоприятным для усвоения де­тьми основополагающих категорий культу­ры? Поскольку это признано повсеместно, нельзя усматривать здесь случайность: толь­ко общая для всех детей психическая основа может объяснить подобное сходство школь­ного устройства, которое, разумеется, было порождено опытом. Действительно, опыт подтверждал, что в этом возрасте ребенок способен нести требуемую школой умствен­ную нагрузку: он может понимать то, что говорит учитель, и у него хватает усидчивости, чтобы выслушивать и усваивать. На протя­жении всего второго периода ребенок посто­янен в своем труде и крепок здоровьем. Именно поэтому этот возраст считается наи­более подходящим для усвоения культуры.
После двенадцати лет начинается обра­зование более высокой ступени. Тем самым официальная система образования как бы признавала, что к этому моменту у человека складывается новый тип психики. Наличие внутри этого типа двух фаз подтверждалось разделением данного этапа обучения на две части: на незаконченное и законченное сред­нее образование. Первое обычно длится око­ло трех лет, второе – иногда до четырех лет. Не столь важно, какова продолжительность каждого этапа. В данном случае интересен сам факт деления средней школы на эти два этапа. В целом этот период не так легок и спокоен, как предыдущий. Психологи, зани­мавшиеся проблемами обучения подростков, рассматривают его как время таких психиче­ских трансформаций, которые можно сопос­тавить с тем, что происходит с детьми от рождения до шести лет. Обычно в этом воз­расте характер ребенка неустойчив, имеют место проявления непослушания и протеста. Физическое здоровье тоже не так стабильно и прочно, как во второй период, но школа не обращает на это никакого внимания: есть ус­тановленная программа, и школьники обяза­ны следовать ей, хотят они того или нет. И в этом возрасте дети по-прежнему должны си­деть и внимать объяснениям учителя, долж­ны слушаться и тратить время на зубрежку уроков.
Венчает образование система универси­тетов и других высших учебных заведений, которые, впрочем, отличаются от предшест­вующих типов школ только интенсивностью занятий. Процесс образования по-прежнему не контролируется психологами и сохраняет все свои застаревшие привычки. Единствен­ное, что было достигнуто, это признание различных типов развития на протяжении различных периодов жизни человека.
Период созидания
В годы моей молодости на детей двух-шести лет внимания никто не обращал. Те­перь же, напротив, существуют разного рода дошкольные учреждения, в которые приво­дят малышей трех-шести лет. Но и сегодня важнейшим периодом образования по-преж­нему считается время учебы в высшей шко­ле, ведь именно оттуда выходят те, кто наи­лучшим образом овладел качеством, прису­щим только человеку – способностью мыс­лить. Однако, поскольку сегодня психологи обратились к изучению самой жизни, воз­никла новая, можно сказать, совершенно противоположная тенденция. Теперь мно­гие, и я в их числе, полагают, что наиболее важный отрезок жизни приходится не на сту­денческие годы, но скорее на первый период, от рождения до шести лет, поскольку именно тогда формируется целый комплекс психиче­ских свойств, формируется человеческая ин­дивидуальность. Прикасаясь к этому таинст­ву жизни, ученые испытывали такое же вол­нение, как и те, кто в древности размышлял о тайнах смерти. В новорожденном раскры­вается Человек. Почему его младенчество столь длительно и мучительно? Ни у одного животного этот период не бывает таким тя­желым. Что происходит в это время?
Без сомнения, младенческий период имеет созидательный характер. Нельзя ска­зать, что при появлении на свет малыш обла­дает хоть какой-то долей разумности, памя­ти, воли, но он готов расти и развиваться дальше. Котенок с рождения умеет мяукать, пусть даже не вполне совершенно. И у птен­ца, и у теленка – у каждого есть свой голо­сок, который, окрепнув, станет голосом его биологического вида. Человек же при рожде­нии обладает единственным средством само­выражения – плачем. То есть в данном слу­чае речь идет не о развитии имеющихся у че­ловека примитивных навыков, но о создании их с нуля. Нам трудно уловить умом тот уди­вительный шаг, который делает ребенок от полнейшего неумения к какому-то умению.
Чтобы сделать такой шаг, ребенок дол­жен обладать типом ментальное, отличным от ментальное взрослых. У него имеются совершенно особые способности, и масштаб стоящих перед ним задач огромен: он должен создать все с нуля. Он не только строит свою речь, но и лепит органы, которые позволяют ему говорить. Он создает каждое физическое движение, каждый элемент нашего разума, все то, что присуще человеку. Это удивитель­ное свершение, причем достигается оно нео­сознанно. Взрослые всегда действуют осо­знанно: если у нас появляется стремление и желание научиться чему-нибудь, мы беремся за дело. Но в ребенке еще нет ни осознанно­сти, ни стремления: и то и другое необходи­мо сначала создать.
Но это не означает умственную отста­лость ребенка. Напротив, его умственная деятельность целесообразна. Обладая именно таким – неосознанным – типом умственной деятельности, ребенок делает свои удиви­тельные свершения, начиная с познания ок­ружающего мира. Как ему удается впитать в себя то, что его окружает? Ребенок обладает настолько сильной восприимчивостью, что окружающие вещи пробуждают в нем инте­рес и энтузиазм, которые пронизывают его жизнь. Ребенок ассимилирует впечатления не разумом, но всей своей жизнью. Овладе­ние речью – самый очевидный пример тому. Как происходит, что ребенок вдруг начинает говорить? Обычно это объясняют тем, что ребенок обладает слухом и воспринимает речь людей. Но почему же из множества зву­ков и шумов, окружающих его, малыш выде­ляет и усваивает лишь человеческую речь? Вероятно, именно человеческая речь произ­водит на ребенка особое впечатление, вызы­вает такие глубокие чувства, такой энтузи­азм, что приводит в движение невидимые струны, которые начинают вибрировать и, наконец, воспроизводят услышанные звуки. Для сравнения скажем, что то же случается с нами на концертах: как только на лицах слу­шателей появляется выражение восторга, их головы и руки начинают двигаться в такт. Что иное привело их в движение, если не му­зыка? Голос производит на ребенка такое впечатление, рядом с которым наши впечат­ления от музыки кажутся ничтожными. Мы почти видим в ребенке вибрирующие движе­ния языка и щек, дрожание тончайших жи­лочек. Все волнуется и напрягается в нем, готовясь в тишине воспроизвести звуки, вызвавшие такие сильные эмоции в неосознан­ном разуме ребенка. Как получается, что ре­бенок овладевает речью в совершенстве, на­столько правильно и твердо, что она стано­вится частью его психической индивидуаль­ности? Усвоенная в младенчестве речь называется родным языком. Она так же четко от­личается от всех других языков, выученных человеком впоследствии, как настоящие зу­бы отличаются от вставных.
Как случается, что звуки речи, поначалу не имеющие никакого смысла, внезапно ста­новятся понятны его сознанию? Ребенок «абсорбирует» не только слова. Он впитыва­ет в себя саму «конструкцию фразы». Без этого нельзя понять сказанное. Когда мы го­ворим, например: «На столе стоит стакан», смысл, вкладываемый нами в эти слова, за­висит от порядка, в котором они расставле­ны. И если мы скажем: «Стоит на стакан сто­ле», будет трудно уловить, о чем идет речь. Мы понимаем порядок слов. Ребенок впиты­вает в себя конструкции языка.
Абсорбирующий разум
Как это происходит? Мы говорим: «Он запомнил». Но чтобы запоминать, необходи­ма память. А у ребенка ее нет – сначала надо ее построить. Казалось бы, прежде чем от­дать себе отчет в том, что сделать фразу по­нятной может только ее правильная конст­рукция, ребенок должен быть способен рас­суждать. Но у него нет способности рассуж­дать. Ее он тоже должен создать сам.
Умственные способности взрослых не позволяют им достичь того, чего достигает ребенок. Для овладения речью требуется со­вершенно иная форма умственных способ­ностей. Она-то и имеется у ребенка: его тип разума отличается от нашего.
Можно сказать, что если мы, взрослые, приобретаем знания при помощи нашего ра­зума, то ребенок впитывает их посредством своей психической жизни. Просто живя, он учится говорить на языке своего народа. В его разуме совершается некий химический процесс. Взрослые выступают в роли реци­пиентов: впечатления вливаются в нас, и мы запоминаем их, но не сливаемся с ними, как вода не сливается со стеклом стакана. У ре­бенка же, напротив, впечатления не только проникают в сознание, но и формируют его. Они как бы воплощаются в нем. При помо­щи того, что его окружает, ребенок создает собственную «умственную плоть». Мы на­звали это «абсорбирующим разумом». По­стигнуть все способности детского разума весьма трудно, но бесспорно, что это чрез­вычайно плодотворная форма мыслительной деятельности.
Представьте, как было бы чудесно, если бы мы могли сохранять в себе необычайные способности ребенка, который, ведя безза­ботную жизнь, прыгая и играя, выучивает язык во всех его грамматических тонкостях. Было бы замечательно, если бы всякое зна­ние входило в нас таким естественным пу­тем, не требующим больших усилий, чем те, которые мы тратим, чтобы дышать или есть. Сначала мы бы не чувствовали ничего нео­бычного, а потом, внезапно, приобретенные нами знания засветились бы в нашей памяти, как яркие звездочки понимания.
Если бы я вам сказала, что где-то суще­ствует планета, на которой нет ни школ, ни преподавателей, ни необходимости учиться, где обитатели просто живут, гуляют и, не прикладывая никаких усилий, познают раз­ные вещи и надежно удерживают в своих го­ловах полученные таким образом знания, это показалось бы сказкой. Ну так вот, то, что ка­жется фантастикой, плодом богатого вообра­жения, на самом деле – реальность, посколь­ку именно так получает знания несознатель­ный ребенок, именно по этому пути он идет. Окруженный любовью и радостью, он узна­ет обо всем непреднамеренно, постепенно переходя от неосознанности к осознанию.
Как важно стать разумным, обладать че­ловеческим мышлением! Но за это прихо­дится платить, поскольку, став сознательны­ми, мы можем достичь всякого нового зна­ния только трудом и усердием.
Движение – вот еще одно из чудесных достижений ребенка. Новорожденный про­водит многие месяцы, лежа в своей колы­бельке. Спустя немного времени он уже хо­дит, перемещается в пространстве, что-то де­лает, наслаждается и счастлив этим. С каж­дым днем он все более совершенен в своих движениях. Точно так же, как речь, входит в его сознание умение управлять своими дви­жениями. С той же поразительной быстро­той ребенок осваивает и многое другое. Он вбирает в себя все, что его окружает: при­вычки, обычаи, религиозные установки.
Движения, которыми овладевает ребенок, формируются не случайно. Они опреде­ляются особенностями конкретного периода его развития. К моменту, когда малыш начи­нает двигаться, его абсорбирующий разум уже создал собственную среду. Прежде чем ребенок начнет передвигаться, в нем уже происходит неосознанное психическое раз­витие, и, совершая первые движения, он ста­новится сознательным. Если понаблюдать за трехлетним ребенком, можно увидеть, что играет он всегда с каким-нибудь предметом. Это означает, что с помощью рук он обраба­тывает, вводит в свое сознание то, что его не­осознанный разум уже успел впитать в себя прежде. В процессе этого труда он делает се­бя сознательным, творит из себя Человека. Таинственная, могучая сила ведет ребенка, и постепенно он сам овладевает ею. С помо­щью собственных рук и собственного опыта он становится разумным человеком.
Он входит в жизнь и принимается за свой чудесный труд, постепенно приобретая собственную индивидуальность, соответст­вующую времени и окружению, он создает свой разум, постепенно выстраивая память, способность понимать, рассуждать. Вот он уже подходит к шестилетнему рубежу. И тут мы, воспитатели, обнаруживаем, что этот ин­дивид понимает нас, что у него хватает тер­пения выслушивать то, что мы говорим, хотя прежде мы совершенно не могли достучаться до него. Он жил как бы на другой планете.
Задача взрослых состоит не в том, чтобы обучать, но чтобы помогать ребенку в его ра­боте над своим развитием. Было бы чудесно, если бы нам удалось – разумным обращением с малышом, пониманием его жизненных потребностей – продлить тот период, когда в нем действует абсорбирующий разум. Мы оказали бы огромную услугу человечеству, если бы смогли помочь индивиду впитывать в себя знания, не испытывая усталости, если бы человек обогащался знаниями словно по волшебству, не задумываясь, какой ценой они были приобретены.
Открытие в ребенке абсорбирующего ра­зума произвело революцию в системе воспи­тания. Стало понятнее, почему первый пери­од развития человека, во время которого фор­мируется характер, наиболее важен. Именно этот возраст требует особенной помощи, и всякое препятствие, чинимое ребенку, будет только уменьшать возможности его созида­тельного труда. Отныне мы станем помогать ребенку не потому, что он – существо ма­ленькое и слабое, но именно потому, что он обладает огромной созидательной энергией. Однако его энергия крайне уязвима, поэтому, чтобы не ослабить и не повредить ее, ей нуж­на любящая и умелая защита. Именно этой энергии мы и хотим помочь, а вовсе не ма­ленькому ребенку, не его беспомощности. Эта энергия принадлежит неосознанному ра­зуму, который должен стать сознательным посредством работы и опыта, приобретенно­го в окружающем его пространстве. Мы от­даем себе отчет, что детский разум отличает­ся от нашего, что взрослые не могут подсту­питься к нему с обычным вербальным обучением, что они не могут напрямую вмеши­ваться в процесс перехода от неосознанного к осознанному и в процесс создания человеческих способностей. В результате изменилась вся концепция образования. Задачей педаго­гов стала помощь в жизни ребенка, в психи­ческом развитии человека, а не навязывание культурных фактов, мыслей и слов, которые малыш должен запоминать.
Это новый путь, новое направление обу­чения: помогать разуму в разнообразных про­цессах его развития, поддерживать его силы и укреплять его бесчисленные возможности.
ДЕТИ ЛЮБЯТ ВЗРОСЛЫХ

Ребенок чувствителен ко всему, что он воспринимает от взрослых. Он хочет подчиняться взрослому во всех отношениях. Мы даже не представляем, насколько он готов к повиновению. Вот пример. Ребенок положил свои туфли на кровать. Мать сказала ему:
– Не делай так! Комнатные туфли гряз­ные, – и она убрала их с покрывала.
После этого всякий раз, когда ребенок видел комнатные туфли, он восклицал: «Это грязно!» и шел к кровати, чтобы убрать их. Чего еще можно желать? Ребенок восприим­чив и чувствителен в такой степени, что взрослому следует хорошенько контролиро­вать свои слова и действия, потому что бук­вально все запечатлевается в сознании ребен­ка. Он весь – послушание, потому что послу­шание есть его образ жизни. Он любит и почитает взрослого, из уст которого выходит мудрость, которая помогает ему жить.
Дети любят взрослых, и это то, что мы должны знать о них. Тем не менее мы посто­янно говорим о том, как родители и учителя сильно любят детей. Некоторые даже объяс­няют, как надо научить детей любить своих матерей, отцов, учителей – всех взрослых. Кто же эти инструктора? Чаше всего те, кто оценивают всю детскую деятельность как дурное поведение и карают за ошибочный поступок. Взрослый не может стать учите­лем любви без специальных усилий, без раскрытия своего сознания на это видение мира, более громадного, чем его собственный.
Да, дети глубоко любят взрослых. Когда ребенок идет спать, он хочет делать это в присутствии взрослых, тех, кого он любит. Но взрослый при этом думает: «Эти глупости надо прекратить! Мы испортим ребенка, если будем стоять у его кроватки»! Или: «Нельзя, чтобы ребенок подходил к взрослому столу. Лучше мы сделаем вид, что не собираемся есть». Но ребенок только хочет присутство­вать, когда любимые им люди едят. Он пере­станет плакать, когда его подведут к столу. А если он будет плакать и за столом, то это от­того, что никто не обращает на него внима­ния. Он хочет быть частью коллектива.
Кто еще выплакивает пылкое желание быть с нами, пока мы едим? И с какой грус­тью мы произнесем в один прекрасный день: «Никто сейчас не плачет из-за того, что меня нет рядом с тем, кто засыпает, никто не дума­ет обо мне…» Только ребенок один помнит и говорит каждую ночь: «Не покидай меня, по­будь со мной».
Иногда ребенок просыпается утром и идет будить своих родителей, которым хоте­лось бы еще поспать. Взрослые выражают недовольство по этому поводу. Но ребенок – это целомудренное создание — ведет себя именно так, как и следовало бы вести. Когда солнце всходит, всем следует вставать. Ребе­нок идет к родителям, как будто говоря: «Учитесь жить разумно. Вставайте! Утро пробуждает вас». Но ребенок не учитель. Он только любит своих родителей: «Я не бужу тебя, мама, я только поцеловал». Часто ли кто-то в жизни идет к нам, чтобы просто увидеть и поцеловать? А мы осуждаем ре­бенка. Мы считаем его поступок дурным по­ведением, которое должно быть исправлено.
Ребенок любит пробуждение не только по утрам. Ему нравится бодрое состояние отца и матери, которые, увы, часто остаются спящи­ми всю жизнь. Мы все имеем тенденцию спать. Ребенок, это новое создание, пришед­шее в жизнь, только и держит нас в состоянии бодрствования. Он появляется каждое утро, как бы говоря: «Посмотрите, это другая жизнь. Вы можете жить лучше, чем вы живете».
Мы всегда можем жить лучше, потому что у человека есть стремление к лени. Ребе­нок – как раз тот, кто поможет взрослому встать. И если взрослый не делает этой по­пытки, ребенок теряется, понемногу ожесто­чается и, наконец, становится равнодушным.
Ребенок от 0 до 3 лет (М. Монтессори характеризовала его как духовный эмбрион)представляет собой, образно говоря, сверх­чувствительный резонатор эмоций родите­лей – в основном матери. Его «впитывающее сознание», как губка, вбирает в себя способы эмоционального реагирования взрослых по отношению к событиям, которые происходят в мире. Поэтому наиболее подходящей окру­жающей средой, способствующей оптималь­ному детскому развитию в этом возрасте, яв­ляется, безусловно, родительский дом и ро­дительская забота.
В обычной, житейской ситуации этот процесс пускается взрослыми на самотек, хотя им предоставлена уникальная возмож­ность целенаправленно воспользоваться зна­ниями о нем. Например, в той форме, кото­рую предложила М. Монтессори, – как с по­мощью создания «подготовленной среды», так и с помощью специальных упражнений в навыках практической жизни. И если необ­ходимость «подготовки ребенка к школе» осознается родителями, воспитателями и учителями достаточно хорошо, то многие из них и не представляют, что столь же важная задача заключается в подготовке ребенка к детскому саду. Речь здесь ни в коем случае не идет о некоторых знаниях, которыми надо «напичкать» ребенка перед школой или детским садом. А о том, чтобы знать и учиты­вать внутренние законы его развития и не на­рушать их, например, преждевременным на­правлением ребенка в детский сад, когда не­обходимый уровень жизненного опыта, са­мостоятельности им еще не достигнут, когда не сформировалось у него чувство порядка.
В возрасте 3-6 лет ребенок, согласно точному образу М. Монтессори, являетсястроителем самого себя. Именно на это вре­мя выпадают периоды максимальной интен­сивности сенситивных периодов в его разви­тии – речевого, сенсорного, социального, двигательного. Причем при благоприятных условиях развитие органов чувств по степе­ни и уровню дифференцированности может достигнуть предела человеческих возможно­стей. То есть ближе к концу этого периода с помощью своих органов чувств ребенок мо­жет познавать окружающий мир на уровне взрослого, точнее – намного тоньше (если опять-таки не пускать этот процесс на само­тек, а предоставить ребенку возможность упражнять свои органы чувств с помощью сенсорного Монтессори-материала).
Естественно, что наиболее подходящие условия для развития ребенка в этом возрас­те предоставляет «подготовленная среда» Монтессори-детского сада, где всегда есть все необходимые составляющие: сенсорный, речевой материал, двигательная зона и, нако­нец, другие дети, имеющие возможность свободно выражать свои познавательные им­пульсы и несущие в Монтессори-группу не­счетное количество ситуаций, которые могут стать прекрасным материалом для упражне­ний навыков социального поведения.
Таким образом, ребенок подходит к сле­дующей фазе своего развития, интегрируя свои сенсорные впечатления в единый, цело­стный чувственный образ мира, который имеет при этом и четкую, дифференцирован­ную внутреннюю структуру.
Но оказывается, что возможностей орга­нов чувств человека совершенно не доста­точно для дальнейшего и более глубокого познания мира: что ни говори, но человечес­кий глаз не способен воспринимать окружа­ющее в инфракрасном свете, а человеческое ухо не слышит ультразвуки. Да и чувствен­ного образа мира явно не достаточно для то­го, чтобы адекватно ориентироваться в окру­жающем мире.
Естественно, ребенок переходит в следу­ющую фазу своего развития, основные цель и результат которой, согласно «космическо­му плану», заключаются в формировании в сознании ребенка осмысленного образа ми­ра, образа себя самого как человека и образа своего места в этом мире. Причем на этом возрастном этапе речь идет о двух из трех ипостасях бытия: о природе и об «искусст­венной природе», т.е. о культуре. Здесь гло­бальная ориентация в развитии связана с поиском места и роли человека в природе и культуре: как роли человечества вообще, так и своей собственной, индивидуальной роли.
Ребенок в возрасте 6-9 лет в условиях свободной    реализации    познавательных импульсов представляет собой настоящего исследователя (образ М. Монтессори), кото­рый пытается выйти в познании мира за пре­делы возможностей человеческих органов чувств путем поиска их медиаторов, усили­телей: осваивая приборы, механизмы, специ­альные методики, которые создало человече­ство в таких же целях.
Таким образом, для ребенка в возрасте 6-9 лет развивающая зона, зона «космическо­го воспитания» с ее дидактическим Монтессори-материалом (математическим, биологи­ческим, языковым), предоставляет оптималь­ные условия для исследования многообраз­ных явлений природы и культуры с помощью соответствующих методов и приборов: хими­ческих явлений – с помощью подходов, при­нятых в химии; физических и биологических – соответственно. То же касается математи­ки, гуманитарных проблем и пр.
Постепенно ребенок «приходит к мыс­ли», что нет необходимости каждый раз на­чинать свое исследование какого-либо явле­ния, что называется, «от печки», а можно воспользоваться готовым знанием по данной проблеме, плодами деятельности предыду­щих поколений. Это и есть особенность ес­тественного, свободного выражения позна­вательной активности ребенка в возрасте от 9 до 12 лет, который М. Монтессори называ­ла возрастом ученых. Именно в это время ре­бенка в первую очередь интересуют готовые знания, факты и пр. Причем черпать их он желает не столько из учебников, где содер­жится помимо фактов множество лишних слов и информации (а уж тем более не со слов традиционного учителя, который может просто не успеть за развитием современной науки!), сколько из справочных и энциклопе­дических изданий.
Ребенок в этом возрасте с удовольствием учится работать с каталогами в библиотеке, поскольку его основным «дидактическим материалом» являются именно тексты, при­чем их лучшие, специально отобранные об­разцы: тексты художественные, естественно­научные, гуманитарные, психологические, исторические и т.д.
Вот и получается, что при благоприят­ных условиях (например, в условиях Монтессори-школы) 12-летний подросток имеет реальную возможность уже владеть как адекватными способами познания явлений природы и культуры, так и основными фак­тами – результатом деятельности предыду­щих поколений. И в принципе он готов к вы­ходу из стен специального образовательного учреждения в реальную жизнь, поскольку все это накладывается на уже имеющийся чувственный образ мира, образ себя и образ себя в этом мире; т.е. знания такого подрост­ка являются «воплощенными», практически применимыми и необходимыми именно для этого человека. Это и есть второй уровень интеграции представлений человека об ок­ружающем мире.
Наконец, третья фаза развития, охватыва­ющая возраст от 12 до 18 лет, характеризуется глобальной направленностью человека на об­щество и поиск в нем своего места. Здесь пер­вый трехлетний период (12-15 лет, – по Монтессори, возрасторганизаторов) – своеобразная подготовка к следующему этапу. Согласно логике «космического плана», человек законо­мерно находит еще одну возможность усилить свои познавательные возможности, привлекая для этой цели организацию людей.
Человека в возрасте 15-18 лет Мария Монтессори видела активным социальным участником, который имеет рабочее место (во многих странах – с неполным рабочим днем), а в свободное время в соответствии с собственными интересами занят профессио­нальной подготовкой в колледжах, универси­тетах и т.д. Одним словом, это наиболее под­ходящий возраст для начала профессиональ­ной карьеры.
Перейдем к характеристике основных сенситивных периодов в развитии детей о 
СЕНСИТИВНЫЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ РЕЧИ
Этот сенситивный период длится в среднем от 0 до 6 лет, причем начи­нается еще до появления ребенка на свет (вспомним естественную потребность мате­рей разговаривать со своим еще не родив­шимся ребенком, петь ему песни).
Охарактеризуем наиболее важные этапы внутри данного периода с указанием приблизительного возраста их наступления.
В возрасте от 0 до 4,5 месяца:
ребенок уже способен ощущать речь как нечто особенное. Напомним, что в этом воз­расте сознание ребенка еще не может выде­лить в отдельные картины образ мира, образ себя и образ своего взаимодействия с миром. Все впечатления ребенка об окружающем его мире спутаны в единый клубок, в котором, однако, ярко выделяется красная нить – речь;
поэтому дети способны смотреть на рот говорящего, поворачивать голову к источнику звучания речи. Если этого не происходит, су­ществует вероятность того, что у младенца есть проблемы со слухом, и этот симптом – весьма веская причина для обращения к врачу;
дети учатся подражать звукам, в это вре­мя они постоянно выплевывают что-нибудь, надувают пузыри из слюней, что является прекрасным свидетельством начала трени­ровки мышц речевого аппарата;
ребенок самостоятельно начинает рас­полагать произносимые им звуки друг за другом, выстраивая их разнообразные по­следовательности, вслушиваясь в мелодию родного языка.
В возрасте около 1 года:
ребенок сознательно выговаривает пер­вое слово, впервые в его жизни происходит словесное выражение мысли;
но одновременно ребенок попадает в си­туацию фрустрации: прекрасно представляя, что речь нечто означает, он не может вос­пользоваться этим «знанием» из-за нехватки слов. Он хочет говорить, но пока не может.
Выход из данной ситуации выглядит ес­тественным – с указанного возраста и при­мерно до 2-2,5 лет происходит лавинообраз­ное нарастание словаря ребенка.
В возрасте около 1,5 лет: 
ребенок начинает выражать свои чувст­ва, желания. Это прекрасный возраст, когда он непосредственно, без обиняков говорит о том, чего хочет и чего не желает; говорит на языке чувств, используя ориентационную механику «приятно – неприятно» вместо «правильно – неправильно». Первый способ ориентации в мире является естественным для человека, второй навязывается ребенку в ходе «воспитания»;
ребенок в состоянии воспринимать грамматические нормы языка и способен грамматически точно сформулировать пред­ложение. Лишь из-за нехватки некоторых слов создается ложное впечатление о нали­чии специфического «детского» языка с осо­быми грамматическими нормами.
Отсюда следуют два важных вывода. Первый связан с категорическим запретом на «сюсюканье» взрослого с ребенком, на при­думывание родителями для общения специ­ального упрощенного «детского» языка. На­оборот, в этом возрасте, когда ребенок наибо­лее чувствителен к нормам языка, речь взрос­лого должна быть грамотной, ясной и четкой. Как никогда более ребенок нуждается в том, чтобы ему как можно больше рассказывали ис­торий, содержащих все богатство и разнообра­зие слов и грамматических конструкций родного языка; историй, являющихся образцами хорошего стиля и различных по жанру.
Второй вывод связан с принципиальной возможностью дальнейшего речевого разви­тия ребенка в двуязычной среде, когда он имеет возможность осваивать сразу два язы­ка. Причем можно быть уверенным, что вну­тренней путаницы с языками не произойдет и русские слова в немецких грамматических конструкциях использоваться не будут.
В возрасте 2,5-3 лет ребенок часто раз­говаривает сам с собой. Его так называемая эгоцентрическая речь — прекрасная и единст­венная возможность услышать в громкой ре­чи ребенка логику, последовательность или непоследовательность в его мыслях, ибо все то, о чем он в настоящий момент думает, сра­зу же проговаривается. Это не слишком дли­тельный этап в речевом развитии: постепен­но монологи становятся внутренними, и об особенностях мышления человека в даль­нейшем можно будет судить лишь косвен­ным образом.
В возрасте 3,5-4 лет:
ребенок начинает употреблять речь це­ленаправленно и осознанно. Это означает, что с помощью речи он решает свои пробле­мы и может, например, попросить закрыть окно. Ребенок осознает силу собственной мысли, грамотно выраженной с помощью речи и поэтому понятной окружающим;
дети этого возраста живо интересуются символическим обозначением звуков – буквами, с удовольствием обводят буквы из шершавой бумаги и т.д.;
они могут работать с подвижным алфа­витом, выкладывая друг рядом с другом бук­вы, обозначающие отдельные звуки, их соче­тания — вплоть до простых слов.
Поэтому в возрасте 4-4,5 лет выглядит совершенно естественным следующий серь­езный шаг в речевом развитии ребенка: он начинает спонтанно писать отдельные слова, целые предложения и короткие рассказики. И это при том, что его никто не учил письму. Шла косвенная подготовка его интеллекту­альных и двигательных способностей (по­дробнее об этом – в следующем разделе).
Наконец, в возрасте около 5 лет ребе­нок без принуждения и самостоятельно учится читать: к этому ведет его логика ре­чевого развития. Поскольку процесс пись­ма – это выражение особым образом собст­венных мыслей, а процесс чтения предпо­лагает помимо различения букв и умения складывать их в слова еще и понимание мысли других людей, которая стоит за эти­ми словами. А это сложнее, чем выражать собственные мысли.
Отметим основную мысль М. Монтессори, которую необходимо постоянно иметь в виду: если детям приходится де­лать что-то вне рамок соответствующе­го сенситивного периода, т.е. под принуж­дением (учиться читать, писать и пр.), то к результату они приходят позже или не приходят совсем.
Порядок в поведении взрослых по отношению к ребенку
Для ребенка такого возраста наиболее важно прочувствовать порядок в следую­щих аспектах поведения взрослых по отно­шению к нему:
1. Требования, которые предъявляют взрослые к ребенку, должны быть по­стоянными (неизменными) и не зави­сеть от их настроения. Желательно, чтобы они были обоснованными: в идеале – обоснованными научно (зна­нием об индивидуальном протекании сенситивных периодов собственного ребенка, например), в реальности – обоснованными   хотя  бы  здравым смыслом (пониманием, что нельзя от ребенка требовать того, чего он по возрасту еще не в состоянии сделать).
2. Требования к ребенку должны быть конкретными (касаться чего-то одного) и выстраиваться в некую последова­тельность; в идеале – образовывать по­веденческий алгоритм. В последнем случае после многократных повторе­ний одной и той же последовательнос­ти действий (например, связанных с отходом ко сну: умыться, расстелить постель, раздеться, уложить аккуратно одежду и пр.) этот алгоритм становит­ся внутренней собственностью ребен­ка, и взрослому достаточно лишь дать общее название («Готовимся ко сну?») для того, чтобы ребенок без унизи­тельного подстегивания словами (он сам знает, что делать дальше!) мог дей­ствовать самостоятельно.
3. Требования, которые предъявляются ребенку, должны соблюдаться самими взрослыми, поскольку все равно ребе­нок научится тому, что видит. Этот те­зис можно оставить без каких-либо психологических комментариев.

Детские страхи – это серьезно

Детские страхи – это серьезно

«Если ты зол на весь мир, значит тебя обидели в детстве!» — чаще всего мы слышим именно такое объяснение агрессивному поведению человека. Что такое детские страхи и обиды? Откладывают ли они отпечаток на всю дальнейшую жизнь? Ответы на эти и другие вопросы дает известный психолог, генеральный директор Медицинского центра «БРАНТ» Марина Таргакова

— Что такое детство в жизни человека с точки зрения психологии?

— Начну с аллегории, для того, чтобы мы съели яблоко мы не можем просто взять его из ниоткуда. Сперва мы должны посадить семя в землю, оно должно дать ростки, появится дерево, цветочки, листки, а только потом плоды.  Точно также человек проходит свои уроки жизни, и детство – один из важных уроков, которые проходит человек. То есть детство это не незрелый период, в котором важно воспитывать, особенно переправляя, а детство – это каждодневные, ежеминутные, ежесекундные уроки, которые мы впитываем и потом делаем выводы о всей жизни. Именно в детстве человек пишет сценарий своей жизни, и большинство моих коллег сходится на мысли, что большую часть этого сценария ребенок пишет до пяти лет.

— Сегодня признаком крутизны считается правило цитировать Зигмунда Фрейда в том, что детские обиды формируют взрослые комплексы. Насколько это верно, и корректно ли всегда ссылаться на эту теорию?

— Фрейд сделал большой вклад в психологию, как позитивный, так и негативный. Но что касается того, что детство один из драматичных переживаний в жизни человека – в этом он, безусловно, прав. В детстве все серьезно: страхи, переживания, слезы… Хотя нам, взрослым, кажется, что все это со взрослением пройдет. Порой убеждения, которые мы формируем в детстве, оказывают свое воздействие на протяжении всей  жизни.

— Например?

— Представьте себе такую ситуацию: девочка тянется за красивой вазой, стоящей высоко на серванте и когда дотягивается, то ваза падает и разбивается. Нетрудно себе представить реакцию мамы. Но девочка могла лезть за вазой с совершенно разными намерениями. Один вариант: надо же какая красивая интересная ваза, дай-ка я ее потрогаю – исследовательский интерес. Если ее сильно наказали, девочка сделает вывод, что исследования небезопасны. И будучи взрослой она будет уверена, что любое исследование наказуемо. Второй вариант: девочка хотела помочь маме вытереть пыль с вазы. Получив наказание, он делает вывод, что помогать небезопасно, лучше не вмешиваться и не высовываться. Проще говоря, этот сценарий называется: «Моя хата с краю!». А много лет спустя мама будет спрашивать дочку: «Почему ты мне не помогаешь». Хотя сама девочка даже и не подозревает о том, что такой стиль поведения выработался всего-навсего от наказания за разбитую вазу. Я, конечно, утрирую, от одного раза мало, что измениться, но если раз за разом ребенок получает негативный опыт за свое исследование – его убеждение будет очень прочным. Когда у человека возникает даже отдалено похожая на этот момент ситуация ум сразу включает красную лампочку «опасно». И человек интуитивно начинает экстраполировать на других свои страхи. Так например, может сорваться какая-нибудь сделка из-за того, что деловой партнер или его замашки слишком походит на мою маму. Хотя на вопрос «почему?» человеку нечего ответить, так как ответ на этот вопрос хранится глубоко в подсознании.

— Бывали ли в вашей практики случаи, когда из-за детских обид ломалась жизнь или возникали серьезнейшие проблемы?

— Все обиды относятся к детскому периоду, так как во взрослом состоянии разум работает в полную силу и ты способен отдавать себе отчет во всем происходящем. Можно привести много примеров. Я была свидетелем многих случаев. Растет мальчик в разведенной семье и мать ему все время в негативном оттенке говорит: «Ты копия своего отца!». Ребенок всеми силами хочет доказать обратное. Будучи уже зрелым человеком он приходит ко мне на прием по случаю развода с женой, которую он, ко всему прочему, еще и побил, переругался с дочерью и сыном и очень сильно переживает по этому поводу. И он не может сделать первый шаг навстречу. Фактически разваливается бизнес, разваливается семья и он просит меня помочь. «Я не хочу жить» – было его лейтмотивом в беседе. Я начинаю разматывать клубок его переживаний и вижу перед собой маленького ребенка, у которого перед глазами нет никакого примера в плане того, как быть отцом, как быть мужчиной. Мало того, он с ужасом понимает, что поступает точно также, как и его отец когда-то, на которого он очень не хотел быть похож. Тот тоже в свое время бил мать, бросил детей и это очень сильно врезалось в его детскую память. Психогенетика гласит, что мы наследуем не только внешние признаки  своих родителей, но и привычки, модели поведения… Фактически же мужчина, которому за 40 ведет себя также, как и испуганный ребенок, неосознанно копируя папу.

— Можно ли искоренить последствия детских обид и страхов? Или даже на самом мелком уровне они все равно остаются с нами?

— Не только можно, но  и нужно! Человеку очень важно в течение всей жизни обучаться. Замечательный  психолог Николай Козлов как-то сказал: «Взрослые – это те же дети, только запретившие себя воспитывать». Человек приходит в жизнь для того, чтобы в первую очередь познать себя. Построить дом, вырастить сына и посадить дерево – это далеко не все. Человеку важно знать кто он, и почему он поступает именно так или иначе. Бывает ли такое в моей жизни, что я проживаю «День Сурка», повторяя свой сценарий каждый день, попадая в стандартные ситуации, наступая на одни и те же грабли? Если «да», если моя жизнь полна дисгармонии, то очень важно заняться наукой самопознания, посмотреть на себя со стороны, изучить себя,  размежеваться со своими детскими обидами и страхами, избавиться от неэкологичных убеждений. При этом человек становится зрелой личностью, которая способна жить полноценно в настоящем, черпая ресурсы внутри своего сердца. Неважно 40, 15 или 80 ему лет. Он просто зрелый на данный момент времени, а потому счастливый.

— Каковы основные проявления детских комлексов?

— Во-первых, такие люди часто обижаются. Во-вторых, они не выносят чужую точку зрения, когда они слышат то, с чем они не согласны, они либо уходят в себя, либо начинают неистово спорить, чуть ли не топоча ногами. В-третьих, у таких людей может наблюдаться так называемая неконгруэнтность, когда у человека есть несогласованность внешнего поведения с тем, что он говорит. Распространенная ситуация, когда на замечания в том, что человек боится, он начинает болезненно реагировать. В-четвертых, неспособность выказать свои чувства, например, открыто подойти и сказать человеку, как радостно его видеть. Это очень характерно для ребенка, но ни в коем случае не должно быть характерно для взрослого человека. Общая черта – выработка психологических защит в ситуациях.

— А как вырабатываются эти психологические защиты?

— В результате всевозможных травматических моментов в детстве. Например, если меня постоянно сравнивают с соседским ребенком, говоря, как он хорошо учится, танцует и рисует. Родителям кажется, что это стимулирует детей к развитию. На самом деле, примеры развития не в пользу ребенка приводят к тому, что человек вырастает ревнивым и завистливым, и всю жизнь думает о том, как обойти, победить, подсидеть. При этом удовлетворения он не получает никогда. Другой вариант. Когда ребенку грустно, мама  вдруг говорит: «Прекрати! Что ты себе позволяешь». Тогда отдельные черты характера зажимаются. Это приводит к лицемерию и «синдрому фальшивой улыбки». Еще бывает так, когда что бы ребенок ни делал, родитель говорит: «Старайся делать лучше!». Это порождает ненасытность и неудовлетворенность. Детские комплексы важно устранять всем, у кого они есть. А есть они если не у всех, то у очень многих.

 

Беседовал Константин КОЗЛОВ

Дети пишут Богу

Дети пишут Богу

 

Кулжанов Ануар, 10 лет
Пожелание богу.
Дорогой бог привет как дела.  Я хочу пожелать тебе чтоб тебе никогда не было больно, чтоб ты всегда был не напряжен. Всего тебе хорошего. Чтоб солнце всегда тебе светилось в лицо.
Я хочу учиться на пятерки, быть хорошим мальчиком. Чтоб моя семья не болела все были добрыми, и чтоб всегда в нашей семье порядок. Чтоб мама оставалась такая же красивая и ласковая.

Кенжегалиев  Асет, 11 лет
Бог спасибо тебе за такую семью.  Я люблю всех в семье.  Больше мне ничего не надо от семьи. Потому что у меня в семье все есть.
Я хочу чтобы мне подарили пистолет с чемоданом. И я хочу чтобы мы купили микроволновую печь.

Кульчиев  Куаныш, 11 лет
Бог  я хочу чтоб в мире было улыбка, никто не матерился, не врали. Еще хочу чтоб я, Асет,  Марат,  Кайрат,  Мадина,  Айгул,  Кымбат,  Ермек,  Ануар хорошо учились. Мама  не болела. Хочу чтоб наша семья была самая – самая незабываемая!
Чтоб не было войны !!! Я желаю чтоб в жизни радость была.

Мендикулов  Марат, 12 лет
Бог  я хочу  чтоб наша семья была такой же, и не болела, была счастлива.  И я хочу быть высоким и сильным.  Я хочу поехать в Бобек. Пожалуйста сделай так чтоб Ануар там не плакал и были свободные места.

Белгисизова  Умит
Уважаемый  Бог !
У меня есть к тебе просьба:
1. Чтобы нашлись мои родители и забрали меня.
2. Хочу хорошо учиться.
3. И чтобы моя мама Куандыкова  Кулия  Жастановна была здорова, никогда не болела и была счастлива в своей семье.

Касымов  Ермек,  14 лет
О, Аллах !
Произнося твое имя прошу здоровья родственникам, друзьям и счастья, а также здоровья и счастья мне. Я хочу закончить на отлично 6, 7, 8, 9, 10, 11 классы.  О, Аллах  помоги нашей маме, пусть не болеет, не волнуется. Помоги, чтобы мы выросли хорошими и не волновали свою маму.  Когда вырастим, чтобы стали хорошими гражданами.
О, Аллах !  Прости меня за сквернословие и что обижаю других,  прости, что грубил маме, Кымбат, Айгуле, что обижался и плохо думал о них,  прости О, Аллах.
Спасибо тебе, что даешь хорошие уроки, помогаешь быть нам дружными.  Ты останешься навсегда  В моем сердце,  и вечно будешь в моей памяти.  Аллах !
Спасибо Тебе, огромное  спасибо !

***
Дорогой  Бог ты всех прославляешь.  Ты всех вернул на место. Я от всей души прошу тебя, сделай меня хорошим, прошу тебя. Милый Бог сделай меня хорошим. Потому что я учусь в школе и хочу, чтобы в школе хорошо учился.

Зарина
Спасибо тебе за все.  За маму, за землю, и все живое на земле. Что ты у нас есть, мы тебя очень благодарим. И за то, что мы есть на земле.  И я хочу найти все в будущем.

Луиза
Письмо  Господу
Господи ! Спасибо тебе за то, что я живу здесь.  Со мной есть люди, которые любят меня.  Я хочу от господа добиться большего.  Чтобы я много общалась, понимала людей, помогала им в любую минуту.  Спасибо тебе за любящую маму и семью. Чтобы у мамы было нормальное здоровье. И чтобы все было хорошо у всех. И еще раз спасибо тебе.

Оксана
Дорогой Бог  спасибо тебе за такую замечательную мамочку, которая воспитала меня с малых лет и вдохнула  в меня жизнь, чтобы я могла жить дальше.  Спасибо тебе за каждую прожитую минуту и за каждый кусочек хлеба, спасибо тебе.

***
Я хочу поблагодарить Бога за то, что он нашел нужного, верного человека.  И этот человек помогает преодолеть страх и научила,  как общаться с людьми. И этого человека имя  Марина Таргаковна.  Она  очень красивая, честная и умная. Я очень хочу сказать спасибо ей.

***
Милый  Иисус  помоги мне справится с характером и еще если ты сможешь мне поменять мозги. И я не могу справится с твоим испытанием, если ты мне поменяешь мозги, то я справлюсь с твоими испытаниями. Помоги мне жизни научиться всему, чему захотел меня научить.  Все, помоги мне пожалуйста.

Тогжан
Аллаху от любимой дочери Тогжан
Аллах  я хочу хорошую жизнь, хорошего мужа и детей. Бог будь всегда близко со мной, дари счастье другим, маме Раде, я ее люблю как тебя, ты моя жизнь. Я хочу больше всего первое место взять по танцам. Я люблю тебя Аллах. И я хочу бросить курить, надеюсь ты прочитаешь мое письмо, я буду рада.  Пока.

Жансая
Здравствуйте  Бог.  Как у вас дела? Я хочу загадать желания. Их будет три. А знаешь почему? Потому что это твоя любимая цифра.

  1. Пожалуйста, чтоб когда я выросла я была красивой.
  2. Была я счастливой всю свою жизнь.
  3. Чтоб  у меня были хорошие дети.

Стернин  Сегей
Спасибо тебе, что ты дал мне жизнь. Я чтобы не болел, хорошо учился на 4и5, чтобы я слушался маму и папу, тетю, дедушку, бабушку, дядю.  Бог я очень хочу тебя увидеть, и я тебя люблю. Меня зовут Стернин Сергей.

Люба  К. В.
У меня есть большие недостатки. Но я бы хотела бы попросить у Бога, чтобы он выслушал меня. Я бы хотела научиться понимать и никогда не бросать в трудный момент особенно своих друзей и свою семью, мне только этого не хватает.  Боженька, если сможешь, дай мне побольше любви, у меня не получается любить по-настоящему !
Я знаю, что это зависит от меня, что я должна любить несмотря ни на что.
У меня еще есть небольшая проблема – то, что я не могу назвать свою маму  Мамой, я называю ее тетей. Так как я живу в SOS детской деревне. Мне очень обидно и моей Маме тоже в первую очередь. Но не смотря на это я ее и свою семью очень люблю не смотря ни на что ! Бывают у нас в семье ссоры, но это не только в нашей семье, это во многих семьях !

Байжуманов  Данат
Письмо  Богу
Бог  спасибо тебе за такую хорошую и иногда веселую жизнь. И спасибо, что ты дал мне жизнь, что я в этом мире живу, он такой красивый. Бог  я б хотел всего наилучшего в жизни, чтоб я был счастливым. И я б хотел, чтоб у меня была хорошая семья, я, жена, сын, дочь, и все близкие. Я б хотел в жизни стать таксистом. Бог, я не знаю как ты там живешь, но я хочу увидеть твою жизнь. Я б хотел учиться на ударника, и чтоб я был в жизни крепким и чтоб у меня были золотые руки.
Богу  от  Даната.

***
Во-первых, я скажу тебе Спасибо.  Для меня ты сделал очень-очень много хорошего.  Когда я молился Тебе, всегда получал помощь от Тебя.  Благодаря Тебе я живу в таком хорошем доме. Есть такая хорошая мама.  Еще три младших брата, четыре сестрички и один старший брат.
Я хотел у Тебя просить за старшего брата. Он красивый парень, но сам себя портит. Дай ему, пожалуйста, силы и мозгов. Может тогда он поймет, что он творит. Прошу  помоги брату.
Во-вторых, я плохо учусь,  плохо посещаю уроки музыки, маленького роста.  
Прошу  Тебя помоги мне.
По-правде,  я очень благодарен  Тебе !

Кымбат
БОГУ
О Боже я вас Благодарю и буду благодарить за то что я живу на этой земле, благодарю за пищу, за любовь, за радость, за солнце, за луну, за звёзды благодарю вас Господи.
Я хочу, чтобы все нашли свою любовь и чтобы все были здоровыми, а особенно Мама и её родственники.
А еще я хочу, нет, я знаю, что наша семья будет счастливой, здоровой и чтобы друг другу не врали и уважали. И я хочу, чтобы наша будущая жизнь была хорошей. Чтобы у всех была профессия хорошая, кто какую хочет.
И мы со всей семьёй будем путешествовать в году два раза. И у нас будет много денег и хороший ум. Я хочу, чтобы мы, когда Вы Бог прочтёте,  чтобы мы стали внезапно ещё умнее. И чтобы во всем мире царила любовь. Чтобы ни у кого не было задней мысли. А еще я хочу, чтобы тетя Марина давала хорошие советы как она делает сейчас. Пусть она дальше процветает, и чтобы она нас научила чему-то большему. И чтобы мы стали  такими же преуспевающими людьми как она. Пусть она остаётся такой же умной, щедрой, весёлой.  Пусть все люди будут  такими же, как она.
О БОЖЕ СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫ ВЫПОЛНИТЕ ЭТИ ЖЕЛАНИЯ.

Дети о любви

Дети о любви

Группа исследователей задавала детям от 4 до 8 лет один и тот же вопрос:

«Что значит любовь?»

Ответы оказались намного более глубокими и обширными, чем кто-либо вообще
мог себе представить.

Когда моя бабушка заболела артритом, она больше не могла нагибаться и
красить ногти на ногах. И мой дедушка постоянно делал это для нее, даже
тогда, когда у него самого руки заболели артритом. Это любовь. (Ребекка, 6
лет)

Если кто-то любит тебя, он по-особенному произносит твое имя. И ты знаешь,
что твое имя находится в безопасности, когда оно в его рту. (Билли, 4 года)

Любовь — это когда ты идешь куда-то поесть и отдаешь кому-нибудь большую
часть своей жареной картошки, не заставляя его давать тебе что-то взамен.
(Крисси,6 лет)

Любовь — это то, что заставляет тебя улыбаться, когда ты устал. (Терри, 4
года)

Любовь — это когда моя мама делает кофе папе, и отхлебывает глоток, перед
тем,как отдать ему чашку, чтобы убедиться, что он вкусный. (Дэнни, 7 лет)

Любовь — это когда ты говоришь мальчику, что тебе нравится его рубашка, и он
носит ее потом каждый день. (Ноэль, 7 лет)

Любовь — это когда твой щенок лижет тебе лицо, даже после того как ты
оставила его в одиночестве на весь день. (Мэри-Энн, 4 года)

Когда ты любишь кого-нибудь, твои ресницы все время взлетают и опускаются,
вверх-вниз, а из-под них сыплются звездочки. (Карен, 7 лет)

Любовь — это когда мама видит папу в туалете и не думает, что это противно.
(Марк, 6 лет)

Если ты не любишь, ты ни в коем случае не должен говорить «я люблю тебя». Но
если любишь, то должен говорить это постоянно. Люди забывают. (Джессика, 8
лет)

Ну, и наконец — автор Лео Баскаглиа однажды объяснил смысл этого опроса.
Целью его было найти самого заботливого ребенка.

Так вот, победителем стал четырехлетний малыш, чей старенький сосед недавно
потерял жену. Увидев, что мужчина плачет, ребенок зашел к нему во двор,
залез к нему на колени и просто сидел там. Когда его мама спросила, что же
такого он сказал соседу, мальчик ответил «Ничего. Я просто помог ему
плакать»

Дети нового тысячелетия

Дети нового тысячелетия

 

Заряна Некрасова

Первыми об этих необычных детях заговорили изумленные и встревоженные родители. Хотя маме или папе собственный отпрыск всегда кажется самым-самым. Когда же к родительским голосам присоединились воспитатели и школьные учителя, стало ясно: это не плод досужих измышлений, не единичный феномен и даже не результат особого воспитания. Подтверждался факт: на планету пришли дети нового типа.

Бедствия с последствиями

В 80-х годах прошлого века в центры здоровья и психологические центры по всему миру стали обращаться растерянные родители с жалобами на своих детей. Суть сводилась к следующему. С ребенком не-воз-мож-но наладить нормальное общение. Не учится, не слушается, на воспитательные меры не реагирует. Казалось бы, что тут удивительного: во все времена были «проблемные» дети. А чтобы наставить их на путь истинный, существуют учителя, воспитатели, врачи, психологи.

Умный троечник

«Проблемных» детей тщательно обследовали. Выяснилось поразительное: результаты тестирования на интеллект были неизменно очень высокими, притом что в школе многие ребята едва тянули на троечки. Итак, умный, развитый, но не желающий подчиняться привычным стереотипам поведения ребенок — что с ним делать? Старые педагогические приемы результата не дали. 
Казалось, такие дети вообще живут по каким-то своим законам и правилам. Понаблюдайте за тем, как он играет. Тот, кто страдает гиперактивностью, не способен долго сосредотачиваться на одном занятии, малейшая сложность, препятствие — и он переключается на другое дело. «Новых» детей невозможно оторвать от дела, которое их действительно интересует, трудности их не охлаждают, а, наоборот, добавляют азарта. Они усидчивы и сосредоточены до тех пор, пока не удовлетворят своего любопытства и не решат поставленного задания. 
Некоторым из «не таких» детей повезло: они попали в руки неравнодушных, неординарно мыслящих людей — психологов, педагогов и просто чутких родителей. Выяснилось главное. Неадекватное поведение вызвано не болезнью ребенка, а болезненной реакцией на отношение к нему. Детский бунт провоцировали сами взрослые. А ребенок лишь боролся за право оставаться самим собой. 
Как-то летним вечером, прогуливаясь у пруда с собакой, я стала свидетелем такой сценки. Девочка лет пяти пыталась подойти к воде. А двое постарше отталкивали ее. Странным показалось то, что девчушка, хотя обращались с ней грубо, не плакала, она просто молча повторяла свои попытки. Мне стало обидно за кроху, и я подошла ближе. Меня заметили. «Вот, — сказала сердито одна из старших девочек. — Пусть тебя собака укусит». Малышка спокойно посмотрела на собаку, та в ответ вильнула хвостиком. Большие девочки фыркнули и отвернулись, а маленькая присоединилась ко мне. Мы шли задумчиво, не торопясь. Я уже начала подбирать слова утешения, но поняла, что они ей не нужны. Поразительно: малышка не обижалась на старших девочек!

Кто рядом с тобой?

А теперь отложите чтение и подойдите к сыну, дочке, племяннице или внуку. Загляните в глаза. Если увидите спокойный взгляд мудреца и почувствуете, что вас читают, как открытую книгу, — перед вами ребенок новой эпохи. 
Ли Кэрол и Джейн Тоубер, авторы известного бестселлера «Дети Индиго» , называют 10 самых распространенных качеств «новых» детей. 
1. Кроха приходит в этот мир с ощущением своей царственности (и часто ведет себя соответствующим образом). 
2. Ребенок чувствует, что «заслужил быть здесь», и искренне удивлен, если другие не всегда разделяют его мнение. 
3. У малыша нет абсолютных авторитетов, он не считает нужным объяснять свои поступки и признает только свободу выбора, как своего, так и чужого. 
4. Кроха не сомневается в своей значимости и нередко сообщает родителям «кто он есть». 
5. Малыш вообще не делает некоторые вещей (например, для него невыносимо стояние в очереди). 
6. Такие дети теряются, соприкасаясь с консервативными системами, где главенствуют строгие правила, а не проявление творческой мысли. 
7. Ребенок часто видит более рациональный способ сделать что-то в школе или дома, но окружающие расценивают это как «нарушение правил» и нежелание приспосабливаться к существующей системе. 
8. Малыш кажется некоммуникабельным, находясь в чужеродной компании. 
9. Он не отзывается на обвинения в нарушении дисциплины. 
10. Наш герой не стесняется дать понять, если в чем-то испытывает нужду. 
Официального термина для таких детей еще не существует, тем не менее, попытки сделать это предпринимаются. И все определения имеют под собой основу. Вот лишь некоторые из них. «Дети нового тысячелетия» — эти юные существа обладают необычными психическими возможностями. «Дети Света» — мировоззрение наших юных героев отличается от привычного. «Одаренные дети» — любой тест фиксирует уровень их развития выше среднего (не путать со школьными оценками!). Во Франции необычных детей называют «тефлоновыми», поскольку к ним «не прилипают» общепринятые стереотипы поведения, а в Америке они — «дети Индиго». Таким увидела свет их ауры ясновидящая Ненси Энн Тепп. Индиго — очень чистый ярко-синий цвет. Последнее определение становится популярным и у нас в стране.  

Почему Индиго?

Ясновидящая утверждает, что в биополе каждого человека закодирована миссия, с которой он пришел на Землю. Это как бы та программа, какую душа хочет и должна реализовать на протяжении земной жизни. Большинство из нас забывают о том в суете материального мира. Но только не дети Индиго! В них всегда жива память о другом, духовном мире, где все состоит из любви и радости. Они знают истины, неведомые нам. Они знают картину реального мира, а не правила игры, придуманные людьми. Они хотят (и могут!) помогать другим людям подниматься по ступеням эволюции. Такова жизненная задача детей Индиго. Каждый человек должен ощутить свое единство с целым мирозданием, а оно начинается с любви и понимания каждого человека.

Зеленый листик

Десятимесячная Алина недавно научилась ходить и потому полностью поглощена этим изумительным процессом. Они с мамой идут вдоль лавочки, на которой сидят две соседки и старик в темных очках и с палочкой. В прошлом он вечно гонял детей за шум, кошек — за факт их существования, а потом, потеряв зрение, как-то потускнел и затих. Но детвора и подростки до сих пор сторонятся его. 
У Алины в одной руке мамин палец, в другой — зеленый листик, с которым она не расстается всю прогулку. «Ой хороша, идет, как ламбаду танцует», — говорит одна из соседок, глядя вслед малышке, и обе по-доброму смеются. Слепой вздыхает: «Вот уже пять лет ничего не вижу, а все никак не привыкну». Детка вдруг замирает на этих словах, осторожно, едва удержав равновесие, поворачивается и, не выпуская мамин палец, направляется к старику. Подошла, дотронулась до палочки, похлопала правой ладошкой по его ноге, потом, запрокинув лицо, долго смотрит на слепого. Он тоже замер. Затем медленно приподнимает руку, видимо, чтобы дотронуться до малышки. А она навстречу протянула вдруг свою ладошку, ту, в которой ее драгоценный листочек. Протянула и… разжала кулачок. В руку слепого падает ее зеленый листик. Старик зажимает его в своем кулаке, лицо его теплеет. Он улыбается. А малышка, ухватив маму за палец, сосредоточенно потопала дальше. 
Дети Индиго не осуждают нас за ошибки. Они просто помогают человеку (человечеству) вернуться к любви. В сущности, их главная задача — указать нам на наши заблуждения и помочь измениться, посмотреть новым взглядом на себя и окружающий мир.

Обычный гений

Дети Индиго — практически все — видят ауру человека. Я помню, как была поражена, когда братишка спросил: «Интересно, почему над тобой стоит радуга?» — и нашел-таки причину. Оказывается, это говорило о том, что в данный момент я по уши влюблена. 
Для детей Индиго мы — открытая книга. Никогда не пытайтесь обмануть ребенка, будьте с ним искренни. Например, если вы сердиты или раздражены, так и скажите: «Я должна отдохнуть, прийти в себя, а потом смогу поиграть с тобою». Ваше притворство и ложь Индиго почувствует и тогда уже сам решит, стоит ли быть правдивым с вами. Этот случай рассказала мама пятилетнего Коли. У женщины в почках камни, и однажды случился приступ такой силы, что от резкой боли она упала в коридоре. На шум выбежал сынишка. Он наклонился, замер на несколько мгновений, а потом выпрямился и сказал: «Сейчас все пройдет, мама». И действительно, боль отпустила. «Что ты сделал?» — спросила позже сына Татьяна. «А ничего. Вот так камень убрал», — и сделал движение, как если бы вытаскивал мячик из тесной лунки. 
У многих из таких детей какая-то трепетная и глубинная связь с животным и растительным миром. Вот пример. У моего восьмилетнего соседа Сережи рос щенок по кличке Норка. Четыре месяца родители терпели его, а на пятый взбунтовались и решили пристроить собачку «в хорошие руки». Боясь, что щенка просто выкинут, я срочно начала искать нового хозяина. Нашла. Норку отдали далеко, в другой район. В тот день Сережа слонялся по двору, как побитый. Чем я его могла утешить? К вечеру он как-то успокоился, подошел, и мы заговорили о его собачке и вообще о животных. Вдруг Сережа сказал уверенно: «Верите, она ко мне сейчас придет, я знаю». Я вздохнула. «Да вот она, идет уже, — он смотрел на что-то позади меня, и глаза его сияли. — Норка, Норка!» Дальше — как в сказке. Невесть откуда взявшийся щенок прыгнул на Сережку, и они, визжа от радости, обнимались и целовались. Хотите верьте, хотите нет, но эта четырехмесячная собачка так повела себя, едва попав в другие руки, что заставила вернуть ее домой, Сереже. «Она вела меня сюда, как по ниточке» — сказал несостоявшийся хозяин щенка. 
Можно еще много рассказывать об этих удивительных детях, но давайте зададим себе несколько вопросов. Почему с такими мудрыми детьми бывают проблемы? Почему они не желают подчиняться нашим требованиям? Почему иные из них оказываются изгоями? Почему, такие талантливые, они позволяют себе бунтовать? 
Беда в одном: мы ведем их старой дорогой, а они — семена нового. Представьте себя на минуту ребенком, очнувшимся среди разумных, уверенных в себе людей. Они говорят: «Нам надо пройти по этой дороге, и тебе с нами». Надо так надо. Вы идете вместе, вас крепко держат за руку. Но вдруг видите впереди крутой обрыв. Вы говорите: «Этой дорогой идти нельзя, здесь опасно… Есть другой путь, давайте покажу». Но вас не слушают, потому что сами не видят. Вы кричите, вырываетесь, а они тащат вас и возмущаются: «Какой грубый, неуправляемый ребенок. Мы его ведем, хотим ему добра, а он не слушает». Возможно, так чувствуют себя дети Индиго, когда растут и набираются земного опыта рядом со взрослыми. Наши стереотипы поведения, мировоззрение и мышление не создали гармонии ни на Земле, ни в душе человека. Если мы будем упорно растить и воспитывать детей Индиго так, как растили нас, то навяжем им те же заблуждения, которые с детства впитали сами.

Простые правила

Уважайте ребенка! 
1. Ребенок — это полноценная личность. Не стремитесь подчинить его своей воле, исходя из привычного: «Я взрослый, поэтому слушай сюда!» Не заставляйте, а помогайте ему приобретать опыт. 
2. Предоставьте малышу свободу выбора. Учите его, КАК думать, но не ЧТО. Индиго невозможно обмануть и силой навязать ему «правильное мнение». Но с ними легко договориться, обсудив ситуацию или поступок. 
3. Ведите диалог на равных. При этом ребенок должен знать, что за свои поступки, за свой выбор он САМ несет ответственность. 
4. Дети Индиго проницательны и будут пытаться манипулировать вами, используя ваши слабости. Они всегда проверяют границы дозволенного, поэтому добивайтесь от них соблюдения ваших договоренностей. 
5. Обсуждайте ситуацию или проступок, который совершил ребенок, не унижая его. Дайте малышу почувствовать, что он сделал неправильно. 
Доверяйте ребенку! 
1. Верьте в силы малыша, и пусть он знает об этом. 
2. Дети Индиго очень честны. Не лгите сами, иначе дадите ребенку право на ответную ложь (обычно это выглядит как умалчивание и «уход в себя»). 
3.Проверяйте, как малыш выполняет взятые на себя обязательства. Кроха имеет право делать то же самое по отношению к вам. 
4. Не позволяйте ребенку чувствовать себя виноватым или винить других. Ошибка — это приобретенный опыт, повод задуматься и сделать что-то лучше. 
5. Выслушайте ребенка и помогите разобраться, если он просит совета. Проиграйте несколько вариантов: «Что будет, если ты поступишь так-то…», «Я бы на твоем месте…», «В детстве у меня тоже… и тогда я…». Не навязывайте своего решения, а лишь направляйте. 
6. Не позволяйте скучать этим деятельным натурам. Их ум испытывает голод без творческой пищи. Разговаривайте, играйте с ними как можно больше. Будьте добры и отзывчивы. 
7. Ребенок всегда должен ощущать безопасность и надежный тыл, вашу поддержку и участие. Поступки его могут быть хорошими или плохими. Ребенок — любимым всегда.

Самый простой способ вырастить Индиго — не воспитывать его, а растить как дерево, поливать, то есть окружать любовью, удобрять, передавая свои знания и опыт. Он вверил нам себя, свое хрупкое тело и мудрый разум, свою чистую душу. Храните это сокровище! 

Источник: «Самопознание»

Главнейший помошник воспитания

Главнейший помошник воспитания

 

«Главнейший помощник воспитания — любовь…Любовь ребенка — безусловная гарантия его воспитуемости»

Альфред Адлер

Когда в семье подросток

У большинства родителей на каком-то определенном этапе часто возникают вопросы: «А правильно ли я веду себя по отношению к ребенку?», «Почему он стал такой несносный, лживый, неряшливый?» и т.д. Такие опасения часто возникают в подростковом возрасте. Во многих семьях принято, что главная задача родителей — управлять ребенком. В этом случае ребенок не имеет возможности для раскрытия своей индивидуальности, что может привести к серьезным проблемам в формировании его личности. Есть два различных направления того, как родитель использует свой авторитет: с позиции знающего и опытного наставника или властного надзирателя. От стиля общения зависит будущее ребенка. Если родитель занимает позицию спокойного понимающего наставника, то ребенок всегда может обратиться к нему за помощью, многому научиться. При возникающих трудностях ребенок, имея право на самостоятельность, может сделать свой выбор поведения в различных ситуациях. К сожалению, на этой позиции стоят не все родители. И чаще на арену взаимоотношений «родитель — ребенок» выходит или деспотичный надзиратель, что приводит к заниженной самооценке ребенка и вызывает проявление чувств одиночества, обиды, злости, страха, подавленности, унижения и стыда, или сильно любящий своего ребенка родитель, но пытающийся навязать свое мировосприятие, отношение к жизни. Часто взрослые, не умея посмотреть на проблему со стороны, правильно оценить ее и изменить свое поведение, снова и снова применяют прежние подходы, попадая в замкнутый круг непонимания и безысходности. Взрослые почему-то забывают, что когда-то сами были детьми, ошибались, вели себя не так, как хотелось бы их родителям, и в результате дружеские, партнерские отношения к ребенку часто превращаются в тиранию или чрезмерную опеку. 
Подрастающий ребенок стремится вырваться из кокона родительской любви или жестокого надзора и подсознательно ведет себя в разрез с родительскими ожиданиями, как бы утверждая свое право на самостоятельность. При этом его поведение часто мешает его развитию. Например, он может много смотреть телевизор, пропускать занятия в школе, курить, воровать, злоупотреблять косметикой и т.д. Это поведение настораживает родителей, и они начинают вытаскивать из своего арсенала доступные им методы воспитания: пробуют дисциплинировать, становятся более требовательными, пытаются говорить по душам, задумываются над своим поведением, но в итоге, после возможного отступления ребенок снова продолжает отстаивать свою независимость, как он ее понимает. Зашедшие в тупик родители отчаиваются, начинаются конфликты, скандалы, и в понимании друг друга растет «великая китайская стена». Все это порождает хронический стресс, приводящий к психосоматическим расстройствам: головным болям, повышению давления, сердечным нарушениям и т.д. 
Главное, что может дать курс — побудить вас увидеть в ваших взаимоотношениях с ребенком не столько доказательства каких-то изъянов или ошибок ребенка, сколько возможность к развитию и изменению этих отношений.


Родители, которые любят слишком сильно

В мире, где стольких детей бросают на произвол судьбы, преданные родители, готовые из любви к детям на все, представляются идеальными. Но когда эта любовь чрезмерна, она порождает обиду, страхи, душевную боль.
Постоянный спутник чересчур любящих родителей — беспокойство. Озабоченность жизнью и проблемами детей может стать настолько мучительной, что лишит аппетита, сна и способности думать о чем-то другом. Никакие трудности не остановят их, если надо помочь собственному ребенку. В ответ от ребенка слишком много ожидают, так что разочарования становятся неизбежными. Боясь, что дети не справятся, если их не направлять и не наставлять в повседневных делах, такие родители становятся неуемными в своем стремлении руководить детьми. Они воспринимают их дела как свои. Они готовы пренебрегать друзьями, собственными интересами, отдают и отдают, пока внутри у них не остается только пустота и боль. У таких родителей дети вырастают с чувством того, что их любят. Но и став взрослыми, эти дети продолжают жить с грузом беспокойства, чувства вины и зависимости, и это может стать разрушительным в эмоциональном смысле. Они слишком дорого платят за чрезмерную любовь. 
Если вы чрезмерно любящий родитель, то не исключено, что вы выросли в семье алкоголика или, может быть, людей агрессивных или неорганизованных, где те, кто вас растил, не могли удовлетворить ваших эмоциональных и физических потребностей. А может быть, те, кто растил вас, были равнодушны к вам или слишком погружены в собственные заботы. Все это причиняло вам боль и разочарование. Вы сделались исполнительными и ответственными, научились контролировать ситуацию и отодвигать собственные интересы. Вы сделались щедрым дарителем в надежде, что вас вознаградят столь нужным вам любовью и пониманием. Когда вы выросли, у вас осталось ощущение, что вы «недостаточно хороши» и у вас возникло желание, чтобы ваши дети этого не чувствовали. 
Когда наша любовь к детям чрезмерная, мы обычно и не подозреваем, что это вызвано не потребностями детей, а нашими.
Если вы выросли в семье чересчур любящих родителей, то вы знаете, что вы любимы. Вы выросли в атмосфере постоянного внимания и защищенности. И все же у вас никогда не будет ощущения, что вы достаточно хороши. Родители ожидают от вас так много, и при этом так опекают и допекают советами, что это подрывает вашу веру в себя и свои силы, приводит к подавленности и разочарованию. Вы осознаете, что вам дают много, и это питает ваше чувство вины, особенно когда вы думаете о том, как мало можете дать родителям взамен. Ребенок никогда не сможет вернуть родителям то, что они ему дали. Вы становитесь предельно самокритичными и так сильно стремитесь к совершенству, что уже не можете заставить себя вообще что-либо сделать, потому что это делание может оказаться не верхом совершенства. Вы вечно не удовлетворены собой и не можете порадоваться за себя. Вы до такой степени купались в любви и заботе, что теперь недоумеваете, почему так трудно найти любовь, спутника (спутницу) жизни и подлинную близость вне родительской семьи. У вас есть возможность на курсе распознать и понять закономерности этого процесса: как получается, что чрезмерная любовь — ваша или к вам — порождает и у родителей, и у выросших детей тяжелое наследие эмоциональных страданий, горечи и несамостоятельности.


Когда родители в разводе
В наше время развод из явления чрезвычайного перешел в разряд «нормы». Общественное мнение реагирует на него двояко. Оно, признавая право на освобождение от ставшего невыносимым супружества, в то же время осуждает развод за причинение душевного вреда детям.
Как сделать, чтобы развод и его последствия не причиняли горя детям и боли родителям, чтобы неурядицы, возникающие после развода, не тянулись годами? Проблемы детей невозможно решить отдельно от проблем родителей, ведь известно, что несчастный человек не может никого сделать счастливым. 
Сейчас речь пойдет о совершенно особенных «педагогических заблуждениях» или ошибочных оценках, за которые изо всех сил цепляются родители по той причине, что они защищают их от прорыва чувства вины, страха, агрессии или от нарциссических обид, связанных с ущемлением чувства собственной полноценности.
Если матери, и без того переживающей из-за развода, сказать (совершенно справедливо): » Не забывайте, ребенку нужен отец!», это вызовет в ней лишь бурю мучительных чувств, среди которых самое ужасное — чувство вины. А значит, это неизбежно приведет к внутреннему сопротивлению, отрицанию истинной причины всех бед и бессознательному саботированию любого «доброго совета». Ведь ей надо хоть как-то защитить и без того в это время такое хрупкое внутреннее равновесие.
Предположим, мать после развода говорит себе: » Я — хорошая мать и поэтому я (во имя ребенка) отказываюсь от своих личных потребностей (сделать карьеру, выйти замуж, покой, увлечение, социальная признательность и т.д.)». Но это на словах, а на практике это не так. Ведь я живой человек и поэтому я не в состоянии отказаться от своих желаний без того, чтобы не чувствовать себя несчастной. А вытесненные потребности все равно настойчиво будут о себе заявлять в жалобах на жизнь, неблагодарность детей, обидами и т.д. Не говоря уже о том, что подобная «самоотверженность» налагает непосильный груз на детей, вызывая в них чувство вины за приносимые им жертвы. 
Или родители говорят, что чувствуют себя плохо, но ребенок этого не должен заметить. Да как же он этого не заметит? Как бы вы не старались, он прочтет ваше состояние по вашему выражению лица и по вашим жестам — у детей по отношению к родителям существуют необыкновенно чувствительные «антенны». Плохое самочувствие матери внушает ребенку страх. Полезней поговорить с ребенком и сказать, что это не он причина вашего плохого самочувствия.
Родители иногда заблуждаются
Зачастую родители пользуются стереотипным подходом к воспитанию и просто не представляют ,что можно вести себя иначе. 
Не чувствуйте себя одинокими: тысячи родителей переживают во многом сходные проблемы, и весьма вероятно, что некоторые из них — ваши соседи, коллеги по работе и ваши друзья — совсем рядом. Вы можете и не догадываться о том, что находитесь в такой большой компании: в нашем обществе родителю полагается испытывать чувство стыда, когда сын или дочь неповинуется, ночью возвращается домой, ворует, дерзит, напиваются или как то иначе ведут себя плохо; поэтому даже друзья не склонны говорить о поступках детей и связанные сними переживаниях.
Для родителя допустить, чтобы отрицательные факты стали известны, все равно что получить отрицательную оценку. Все, кого вы знаете, испытывают те же самые опасения, поэтому каждый предпочитает молчать, переживая наедине чувство одиночества и отчаяния. Приходите на родительский курс в группе единомышленников всегда легче разобраться со своей проблемой. Родители, прошедшие нашу программу до наступления у своих детей подросткового возраста, не нашли этот возраст трудным — ни для себя, ни для своих детей.
Почти наверняка вы считаете, что проблема заключается в поведении вашего ребенка, а ее решение — в том, чтобы каким- то образом изменить ребенка, заставит вести себя иначе; однако столь же наверняка вам будет легче справиться со стоящей перед вами проблемой, если посмотреть на нее как на возможность изменить что-то в вашей собственной жизни, расширить свои границы, научиться лучше заботиться о ней. Ребенок счастлив лишь тогда, когда рядом видит счастливых родителей. На нашем курсе мы расскажем, как идти вторым путем во благо вам и вашему ребенку. 
Дети часто выступают как наши терпеливые учителя, делая все, чтобы избавить, освободить нас от этих ожиданий и дать нам возможность радоваться им таким, какие они есть. Мы многим обязаны этому нашему совместному развитию, без которого так бы и прожили всю жизнь со своими в чем-то, может быть удобными, но вместе с тем очень косными родительскими установками.
Вот еще одно заблуждение: «Достаточно все правильно объяснить ребенку, и он сам будет соблюдать порядок». Нет, дети устроены так, что сами они этого не могут! С одной стороны потому, что дети по природе своей «хаоты», «экспериментаторы», они просто обязаны испробовать все новое, непознанное и с другой — тем не менее, они нуждаются в руководстве и помощи, а также в том, чтобы взрослые указывали им границы и рамки. Сами они этого не могут. 
Многие родители считают: «Если я все буду делать правильно, то моему ребенку не придется ревновать меня к новорожденной сестренке» или «Братья и сестра, если они душевно здоровы, обязательно только любят друг друга». Это тоже неверно. Конкуренция здесь неизбежна, и это явление нельзя считать только отрицательной. Важно не отсутствие самой ревности, а умение с нею обращаться. Об этом мы говорим на курсе и еще о многих факторах, которые влияют на формирование личности ребенка.
Курс дает возможность большинству отцов и матерей избежать бед, которые потом становятся непоправимыми, поможет понять свои собственные чувства, а значит научиться управлять ими и не позволять им слепо руководить собой.
Можно ли что-то изменить?
Как построить нормальные отношения с ребенком? Как заставить его слушать? Можно ли поправить отношения, если они зашли в тупик? Практика изобилует такими вечными вопросами. В последнее десятилетие психологи сделали ряд замечательных открытий. Одно из них — о значении стиля общения с ребенком для развития его личности. Общение также необходима ребенку, как и пища. Если продолжать сравнение с пищей, то можно сказать, что общение может быть как здоровым, так и вредоносным. Плохая пища отравляет организм; неправильное общение отравляет психику ребенка, ставит под удар его психологическое здоровье, эмоциональное благополучие, а в последствии, конечно, и его судьбу.
«Проблемные», «трудные», «непослушные» и «невозможные» дети, так же, как дети » с комплексами», «забитые» или «несчастные» — всегда результат неправильно сложившихся отношений в семье. 
Большинство тех родителей, которые обращаются за психологической помощью по поводу трудных детей, сами в детстве страдали от конфликтов с собственными родителями. Стиль родительского взаимодействия непроизвольно записывается в психике ребенка. Это происходит очень рано, в дошкольном возрасте, и, как правило, бессознательно. 
Став взрослым, человек воспроизводит его как естественный. Таким образом, из поколения в поколение происходит наследование стиля общения: многие родители воспитывают своих детей, так как их самих воспитывали в детстве.
«Со мной никто не возился, и ничего, вырос», — говорит папа, не замечая, что вырос-то он как раз человеком, который не считает нужным и не умеет заниматься с сыном, наладить с ним теплые дружеские отношения. Другая часть родителей имеют теоретические знания, но не умеют их применить на практике. Родителям нужно не только просвещаться, но и обучаться способам правильного общения с детьми. Обучаться лучше всего в живом общении, которое происходит у нас на курсе «Семейная гармония». Во многих странах не одно десятилетие существуют «курсы общения» для родителей. 
Главный принцип нашего курса, без соблюдения которого все попытки наладить отношения с ребенком оказываются безуспешными. Он является для нас отправной точкой — это безусловное принятие. 
Безусловно принимать ребенка — значить любить его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и так далее, а просто так, просто за то, что он есть! 
Потребность в любви — одна из фундаментальных человеческих потребностей. Ее удовлетворение — необходимое условие нормального развития ребенка. Эта потребность удовлетворяется, когда вы сообщаете ребенку, что он вам дорог, нужен, важен, что он просто хороший. Такие сообщения содержатся в приветливых взглядах, ласковых прикосновениях, прямых словах: «Как хорошо, что ты у меня есть».
Почему дети ведут себя плохо?
Мы привыкли делить общество на две возрастные группы — дети и взрослые. Одна из причин, почему люди вообще ведут себя не так, заключается в том, что они не находят для себя достойного места в обществе, что их вклад в общее дело не представляет ценности, они не чувствуют себя значимыми. 
Рудольф Дрейкурс (семейный психотерапевт) рассматривал плохое поведение детей как ошибочную цель, которую можно переориентировать. Он условно разделил плохое поведение на четыре основных категории, или цели: внимание, борьба за власть, месть и уклонение. 
Плохое поведение — информация к размышлению. Когда мы видим плохое поведение ребенка, то хотим как-то повлиять на наших детей, что часто заканчивается применением тактики запугивания. Когда же мы рассматриваем плохое поведение, как информацию к размышлению, то задаем себе такой вопрос: «Что мой ребенок мне хочет сказать своим поведением?». Это позволит вам снять нарастающее напряжение в отношениях с ребенком и одновременно повышает наши шансы исправить его поведение.

ОБ ЭТИХ И МНОГИХ ДРУГИХ ВОПРОСАХ НА НАШИХ КУРСАХ!

Бесконечные завтраки

Бесконечные завтраки

 

За окном поднималось морозное утро. Маленький мальчик уже в сотый раз выглядывал на улицу и в нетерпении ерзал на стуле, не в силах спокойно дождаться, когда закончится обязательный завтрак.

— Кушай-кушай, — говорила мама. — И куда тебя несет в такой день? На улицу же носа не высунешь! Такой мороз.

— Но мама! — говорил маленький мальчик, торопливо засовывая в рот бутерброды и захлебываясь чаем. — Посмотри как красиво!

И мальчик уже в тысячный раз выглянул в окно. Морозное утро раскрылось во всей красе. Небо слепило безупречной синевой, зимнее солнце, — красивое и безобидное, — лениво поднималось все выше и выше. Зимой оно очень ленилось и никогда не забиралось слишком высоко. И греть оно тоже ленилось, только светило ярко. Хотя, может быть, и светило оно лениво, но безоблачное небо и белый снег, вбирая один лучик, отдавали десять. Особенно старались снежинки. Они искрились так, словно каждая была сама по себе маленьким-маленьким солнышком…

— Красиво! — передразнивала мама. — Зато смотри как холодно! Все нормальные люди дома сидят, чай пьют и телевизор смотрят. Давай, допивай чай, и я тебе мультики включу. Нечего в такую погоду гулять, отморозишь себе чего-нибудь…

— Ну мама! — испугался маленький мальчик и в который уже раз подавился чаем. — Я хочу гулять! Ну можно?.. Я уже покушал, можно я побегу? Сегодня же выходной…

— Что с тобой поделаешь! — вздохнула мама. — Беги. Только одевайся теплее, и чтобы недолго!..

— Хорошо, мама! — раздалось из другой комнаты. — Я совсем-совсем недолго…

Маленький мальчик торопливо одевался, он не хотел терять ни одной минуты, ведь его целое утро ждали друзья: ленивое зимнее солнце, сверкающий пушистый снег и задиристый мороз, который так любит хватать за щеки и нос. Другие маленькие мальчики и девочки тоже вот-вот должны были сбежать от своих мам… Они встретились и играли весь день. Никто не мешал им, потому что в такой морозный день взрослые остались дома смотреть телевизор.

Под вечер, когда стало темнеть, маленький мальчик вернулся домой. Он запыхался, щеки его были похожи на два красных яблока, а нос — на спелую крупную клубнику.

— Мама! Мама! — закричал маленький мальчик, как только ворвался домой. — Ты знаешь…

— Знаю! Знаю! — раздраженно отвечала мама. — Кто обещал вернуться пораньше? Ведь замерз совсем!..

— И совсем не замерз! — откликнулся маленький мальчик, зубами стягивая варежки и с трудом сгибая окоченевшие пальцы.

— Вижу! — недовольно сказала мама, присев рядом с сыном и помогая ему раздеться. — Кто же гуляет в такую погоду?

— А когда же еще гулять?

— Вот придет весна, тогда и погуляем. Солнышко, капель, птицы поют. А потом молодая травка появится, подснежники, просыпающийся лес… Красота!.. А сейчас что? Мороз, снег, бр-р-р! Думаешь, мне нравится весь выходной дома сидеть и телевизор смотреть? Я бы тоже с удовольствием куда-нибудь пошла. Было бы тепло!.. Вот придет весна, тогда мы вместе пойдем гулять, пойдем за подснежниками, хорошо?

— Хорошо, мама! — радостно закивал маленький мальчик. — Обязательно пойдем. Но ведь это еще долго. А сейчас…

— Ладно, иди мой руки и за стол!..

2.

За окном играло ласковое весеннее солнце. Маленький мальчик уже в сотый раз выглядывал на улицу и в нетерпении ерзал на стуле, не в силах спокойно дождаться, когда закончится обязательный завтрак.

— Кушай-кушай, — говорила мама. — И куда тебя несет в такой день? На улице же мокро, все растаяло, и еще на самом деле холодно. Это только кажется, что светит солнце. Весеннее тепло обманчиво. Вот промочишь ноги и заболеешь…

— Но мама! — говорил маленький мальчик, торопливо засовывая в рот бутерброды и захлебываясь чаем. — Посмотри как красиво!

И мальчик в тысячный раз выглянул в окно. Там баловалось весеннее солнце. Оно устало от зимней лени и теперь улыбалось во всю. Под его теплым взглядом таял снег, уступая место молодой, пока едва зеленой, траве. Под его теплым взглядом сосульки забарабанили капелью по карнизам и крышам, по дорожкам и скамейкам. Разбуженные этим радостным стуком, повылазили птицы и защебетали на все лады. Кое-где уже бежали ручьи, но снега еще хватало, чтобы попытаться построить из него маленькие и большие плотинки. Одинаково бесполезные перед наступающей весной.

— Что ж красивого? — удивилась мама. — То солнце, то ветер. Снег везде тает, того и гляди, сосулька на голову упадет… Слышишь? Не вздумай близко около домов ходить!

— Слышу!.. Не буду! — маленький мальчик быстро одевался. Он не хотел терять и минуты, ведь его ждали друзья. Как старые, так и новые. И даже старые, — снег, солнце, ветер, — разительно изменились, так что их было не узнать, и с ними можно было играть по-новому. Повыскакивали и другие дети, шумные и веселые, довольные тем, что опять ускользнули от взрослых, которые остались дома у правдивых телевизоров, боясь обманчивой весны и промоченных ног…

Под вечер, когда стало темнеть, маленький мальчик вернулся домой. Он запыхался, в его сапогах и носе хлюпало, а штаны и куртка были измазаны свежей землей.

— Мама! Мама! — закричал маленький мальчик, едва переступив порог. — Представляешь…

— А ты представляешь, на кого сейчас похож?! Ну-ка быстро снимай все и немедленно к батарее! Еще не хватало воспаление легких подхватить!..

Маленький мальчик быстро скинул сапожки, верхнюю одежду и побежал сушиться.

— Мама…

— Давай-давай, ближе к батарее…

— Ну, мама!..

— Чего еще?

— А когда мы с тобой пойдем в лес?

— В лес? Зачем?

— За подснежниками…

— За какими еще подснежниками? Не говори глупостей! В такую-то погоду. Если хочешь, я тебе завтра у бабушек куплю…

— Нет, я не хочу просто подснежников, я хочу собрать их вместе с тобой. В лесу. Или пойдем еще куда-нибудь…

— Мне, в отличие от тебя, не доставляет удовольствие ходить с мокрыми ногами. Вот будет лето, тогда… Думаешь, мне самой нравится весь выходной у телевизора сидеть? Я бы тоже с радостью куда-то помимо магазина вырвалась. Вот придет лето: тепло, сухо, зелень кругом… Можно будет на солнышке понежиться, позагорать… Вот придет лето, и мы вместе пойдем на пляж, хорошо?

— Хорошо, мама! — радостно закивал маленький мальчик. — Обязательно пойдем. Но ведь это еще долго. А сейчас на улице капель, птицы поют, а в лесу подснежники…

— Ладно-ладно, суши, давай, одежду!..

3.

За окном жарило щедрое летнее солнце. Маленький мальчик уже в сотый раз выглядывал на улицу и в нетерпении ерзал на стуле, не в силах спокойно дождаться, когда закончится обязательный завтрак.

— Кушай-кушай, — говорила мама. — И куда тебя несет в такой день? На улице жара, не ветерка, даже мухи куда-то попрятались, не только люди! Сиди лучше дома, у нас хоть немного прохладнее. А то еще солнечный удар получишь, что тогда делать будем?

— Но мама! — говорил маленький мальчик, захлебываясь вчерашним компотом. — Посмотри как красиво, как хорошо!

И мальчик в тысячный раз выглянул в окно. На ярко-синем небе плыли одинокие белые облака, исчезая на ходу под слишком теплым взглядом солнца, которое изнемогало от собственного жара и пило влагу отовсюду, куда могло дотянуться. Пышная летняя зелень съежилась и ждала, когда эта влага, не удержавшись в бездонном небе, вернется на землю бесшабашным ливнем…

— Что ж хорошего? — удивилась мама. — Из-за этого яркого солнца ничего толком не разглядишь, глаза слепит. Трава пожухла, везде этот дурацкий тополиный пух. Так и лезет в глаза и нос. А главное — жара. С улицы приходишь весь пыльный, потный… Бр-р-р!

— Но мама! — маленький мальчик не торопился обуваться, сегодня он ждал маму. — Разве ты не пойдешь со мной на пляж?

— Ну что ты говоришь?! Какой пляж? Я же тебе объясняю, на улице невыносимая жара, а до пляжа еще на автобусе ехать. Представляешь, что с нами будет после давки в автобусе в такую погоду?..

— Зато потом искупаемся, так хорошо будет!

— Ага! А потом в том же набитом автобусе домой возвращаться… Да к тому же я на солнце опять сгорю… Лучше дома прохладный душ принять… А? Что скажешь? Давай, искупайся в ванне, а потом я тебе мультики включу…

— Но мама! — испугался маленький мальчик. — Я хочу гулять… Можно ведь и не ехать на далекий пляж, у нас тут рядом пруд. И совсем-совсем недалеко…

— Скажешь тоже! Не пойду же я купаться в вашем лягушатнике! Ладно, беги давай, только одному не купаться и поздно не приходить!

— Хорошо, мама! — радостно прокричал маленький мальчик, выскакивая за дверь. — Один не буду! У меня много друзей!..

Под вечер, когда солнце стало подумывать о том, чтобы отправиться спать, маленький мальчик вернулся домой. Он запыхался, нос и плечи обгорели, а футболка была обмотана вокруг головы.

— Мама! Мама! — закричал маленький мальчик, едва переступив порог. — Знаешь, что сегодня…

— Где твоя кепка? — раздраженно спросила мама.

— Ой! — испугался маленький мальчик. — Когда мы купались, подул ветер, и она улетела в пруд. И поплыла далеко. А ты говорила, чтобы я не заплывал далеко. Я и не заплывал. А еще ты говорила, чтобы я голову берег, тогда я взял футболку и…

— Горе ты мое… Насчет кепки мы еще поговорим, а сейчас поворачивайся!.. Боже ты мой! У тебя же вся спина сгорела! Бегом на кухню, подсолнечным маслом мазать будем.

— Да мне совсем не больно!

— Это сейчас не больно, а потом заболит. — Мама старательно втирала масло, хотя краснота действительно была не сильной. — Больше в такую жару не отпущу!

— Но…

— И никаких «но»!.. Какой нормальный человек в такую погоду гуляет? Вот придет осень, мы вместе пойдем в лес. Никакой жары, но еще тепло. Листопад, а весь лес — как радуга, всеми цветами покрашен. Красные, желтые листья… Красота! Грибы, ягоды… Вкуснотища! Вот когда надо гулять. Думаешь, мне так нравится весь день перед телевизором торчать? Я бы тоже с радостью куда-нибудь сходила. Вот пройдет лето, и мы вместе отправимся в прекрасный осенний лес. Хорошо?

— Хорошо, мама… — грустно ответил маленький мальчик. — Но ведь это еще долго! А сейчас: жарко, прохладный пруд, гроза… Так хорошо!..

— Хорошо будет потом, а сейчас тебе спину драть будет… Не вертись! А то масло пролью!..

4.

За окном поднималось усталое, но довольное осеннее солнце. Маленький мальчик уже в сотый раз выглядывал на улицу и в нетерпении ерзал на стуле, не в силах спокойно дождаться, когда закончится обязательный завтрак.

— И куда тебя несет в такой день? — говорила мама. — На улице слякоть, того и гляди опять пойдет дождь. Ты же весь чумазый с ног до головы придешь!

— Но мама! — говорил маленький мальчик, торопливо засовывая в рот бутерброды и захлебываясь чаем. — Посмотри как красиво!

И мальчик уже в тысячный раз выглянул в окно. Разноцветные деревья стояли, играя на солнце всеми цветами радуги, то и дело роняя листья. Листья кружились и покрывали землю пестрым ковром.

— Да, красиво! — передразнила сына мама. — А знаешь, какой уже ветер холодный? Везде эта осенняя грязь, дождик начинает моросить каждые полчаса… Что теперь на улице делать? Все нормальные люди осенью дома сидят, у телевизора… Давай я тебе лучше…

— Мама! — испуганно перебил маленький мальчик. — Значит, мы опять не пойдем в лес? За грибами и ягодами?

— Что значит «опять»?.. — удивилась мама. — Я же тебе говорю, что сейчас не время для прогулок. Вот наступит зима. Покроется все чистым снегом. Красота! Снежинки на солнце будут сверкать, а вокруг белым-бело! Во дворе зальют горку, и мы пойдем на ней кататься. Хорошо?

— Мама… — маленький мальчик вдруг заговорил тихо-тихо. Он опустил голову. Казалось, что он того гляди заплачет.

— Что, сынок?

— Мама… — еще тише сказал маленький мальчик. — А когда я выросту, я тоже буду жить только будущим?..

Максим Мейстер, 28-31 декабря 2002, Пермь

Бабушкины внуки

Бабушкины внуки

Автор: Гринштейн Нана . журнал «Няня», 2004 год № 6


Жили-были мама и папа и были у них сыночек и доченька. Пока папа и мама работали не покладая рук, за детьми присматривала бабушка. Она рассказывала внукам сказки, пекла им пирожки и водила их на музыку. И жили все весело, хорошо и дружно. Знакомая сказка, правда? Настоящая идиллия. Так ли все складно в реальной жизни?
Трудно представить себе жизнь детей без участия в ней бабушек и дедушек. Наверное, во многом это связано с нашими традициями, потому как на Западе бабушки не так уж сильно влияют на воспитание детей. Напротив, современная заграничная бабушка – человек независимый и «отдельный». Выйдя на пенсию, она вместе с дедушкой, конечно, наконец получает шанс реализовать свои мечты и по-настоящему пожить для себя.
Конечно, и у нас случается, что бабушку почти невозможно уговорить посидеть с ребенком, и роль ее в разных семьях неодинаковая, однако чаще всего встречаются бабушки, абсолютно для нашей культуры традиционные…

«Дети до венца, внуки до конца»
Редкая мама долетает до кружков по танцам или спортивной секции. Что уж говорить о папах. В коридорах Дворцов культуры и других детских развлекательно-обучающих заведений ждут детей с занятий в основном бабушки. Так что самой распространенной в нашей повседневной реальности является бабушка самоотверженная и жертвенная. Как только у детей появляются семьи – бабушки уже ждут внуков и, как только эти ожидания оправдываются, они начинают бурную деятельность. И как бы молодые родители без этой деятельности обошлись! Ведь у них ни опыта, ни времени. 
Как правило, с появлением ребенка мама оставляет работу, но ненадолго. И как только трудовые будни возобновляются, она, конечно же, предпочитает оставлять малыша с бабушкой, а не отдавать его в ясли или вручать заботам няни. Кто же, если не бабушка, даст ребенку столько заботы, ласки и нежности, кто будет внимательнее ухаживать за ним, предупреждая всевозможные его желания и капризы, кто не пожалеет времени и сил на то, чтобы приготовить его любимые блюда и прочитать любимые книжки? Но, как ни странно, именно с этого момента и начинаются конфликты и недоразумения. 
Очень скоро маме начинает казаться, что бабушка «тянет одеяло на себя». Минимум запретов – и ребенок переходит на сторону бабушки! Маме же остается роль жандарма, который в короткие часы после работы пытается восстановить порядок и дисциплину. Правда, все это завтра же утром после ее ухода будет разрушено вновь. Что уж говорить о том, что бабушки гораздо менее строги, чем родители! Порой их воспитание молодые мамы и папы расценивают как антивоспитание! Как одно сплошное баловство, потворство капризам, торможение развития и становления его личности. Разногласия часто перерастают в противостояние, которое лучше всего характеризуется поговоркой «коса нашла на камень».

Благими намерениями…
Ситуации, когда с обеих сторон борьба ведется исключительно из добрых побуждений, – пожалуй, самые сложные. Мотивация и у родителей и у бабушек одна и та же – желание блага для ребенка. Мамы и папы хотят вырастить его умным, воспитанным и целеустремленным, одним словом – успешным. Их воспитательные идеи устремлены вперед, в будущее. К тому же для них ребенок – это еще и арена для удовлетворения амбиций. Очень важно и приятно осознавать, что их драгоценное чадо лучше всех читает, больше всех ест и выше всех прыгает. Бабушки же относятся к внукам гораздо лояльней. Их в большей степени волнуют проблемы сегодняшние. Заботы, настроение и здоровье ребенка сейчас, а не когда-нибудь, когда он вырастет, закончит университет и сделает блестящую карьеру. Для человека с жизненным опытом простые радости, которых не так много в жизни, и беспечность детства, которое никогда не повторится, неизмеримо ценнее любых долгосрочных – пусть и самых благих – целей. 
Сталкиваясь в повседневной жизни, эти две модели поведения оказываются почти несовместимыми. Пока ребенок маленький – лет до трех – диалог бабушек с родителями еще складывается. Когда же карапуз становится старше, родители стараются приучить его к самостоятельности. Для бабушки же внук или внучка по-прежнему остаются крохами, которых надо кормить с ложечки, мыть им ручки и усаживать на горшок. 
С теми или иными вариациями эта ситуация довольно характерна для тех семей, где бабушка принимает большое участие в воспитании детей. В итоге дети дезориентированы – пока родители на работе, они могут быть настоящими капризными «ляльками», а как только папа и мама переступают порог квартиры, им надо срочно преобразиться в вундеркиндов и акселератов?! Если же бабушка живет отдельно и дети провели у нее выходные, то в воскресенье вечером вместо своих не по возрасту взрослых и самостоятельных крошек вы найдете сорванцов и лентяев, в неограниченных количествах пожирающих сласти, разбрасывающих повсюду фантики, яблочные огрызки, которые собирает и выбрасывает умиленная бабушка… Как быть?

Обратная сторона попустительства
Пока дети малы, они, конечно же, привязаны к балующей их бабушке настолько, что родителям приходится их даже к ней ревновать. Однако, становясь старше, ребенок и сам ощущает необходимость в самостоятельности, у него появляются собственные амбиции, он хочет казаться взрослым. И вот тут-то бабушки, которые приучили внуков ко вседозволенности и всепрощению, рискуют потерять у них авторитет. Или же, что на самом деле гораздо хуже, ребенок может и впрямь «сесть на шею и свесить ножки», не проявляя к ней даже должного уважения. Это прежде всего удар для самих бабушек. Они вложили во внуков столько сил, времени и эмоций, что считают себя вправе ждать от них уважения, благодарности и сочувствия! Но, к сожалению, такую запущенную ситуацию выровнять не так просто. И казалось бы, удивительно, но несмотря на очевидную просчитываемость не самого приятного для бабушек развития событий, они из поколения в поколение продолжают безмерно баловать внуков.

Из чего только сделаны бабушки?
Почему же бабушки так балуют своих внуков? В чем причина их бесконечной преданности и самоотверженности? Как вариант, можно предположить, что они подсознательно сопротивляются взрослению внука. Пожилому человеку, особенно, если он вышел на пенсию и утратил привычный, сложившийся годами уклад жизни, важно не потерять чувство уверенности в себе, необходимости и значимости. Хотя бы для семьи. А как еще проявить себя, если не помогая растить внуков? К сожалению, проблемы со здоровьем у бабушек не редкость, но и это только усиливает их стремление взять на себя как можно больше нагрузки по воспитанию и уходу за малышом. Так они стараются доказать себе и окружающим, что они еще на многое способны. И потом, внуки для бабушек – это действительно отрада жизни, светлый лучик, праздник среди будней, которому не жаль отдать все на свете, чтобы только увидеть солнечную улыбку и услышать звонкий смех. 
Мы же не так часто задумываемся о том, как и что чувствуют наши бабушки. Почему их забота иной раз переливается через край?.. Может быть, если бы мы не тратили столько усилий на борьбу со следствием – бабушкиной чрезмерной лояльностью, а попытались бы незаметно воздействовать на причину – бабушкино стремление быть необходимой и приносить пользу, было бы больше толка? 
Бабушка, которой нет необходимости доказывать свою необходимость и влияние, которой незачем соревноваться с родителями в том, кто лучше ребенка оденет и накормит, не станет слишком его баловать. Все уравновесится и подросшие дети не станут садиться ей на шею.

Творчество  любимчиков
А впрочем, как бы мы ни сопротивлялись бабушкиным принципам воспитания, именно они, как оказалось, дают возможность развиться творческим способностям наших детей гораздо лучше, чем любые разумные и правильные родительские теории. Та вседозволенность, которая нам кажется вредной и расслабляющей, создает благоприятную среду для совершенно нестандартных идей и начинаний. Человек, привыкший к свободе действий, будет свободен и в мыслях, и в творчестве. Сотрудник Института психологии РАН Татьяна Тихомирова провела серию экспериментов в обычной начальной школе, которые полностью подтвердили, что у бабушкиных любимчиков творческое мышление развито гораздо лучше, чем у их сверстников, которые по тем или иным причинам лишены бабушкиной ласки. Даже пресловутый IQ у них оказался значительно выше. Дети, которых балуют наши мамы и папы, напрочь лишены стереотипов мышления. Например, дорисовывая по просьбе исследователя картинку, в которой заложен уже очевидный вариант завершения, они придумывают самые фантастические сюжеты. А дети, которых воспитывают только мама с папой, закончили рисунок совершенно стандартно. «Родители выражают через детей свои нереализованные мечты и желания. А бабушки внимательно прислушиваются к желаниям и мечтам самого ребенка», – говорит Татьяна Тихомирова. Дело тут, наверное, не столько в том, есть у ребенка тесный контакт с бабушкой или нет, сколько в том, что творчески развитым растет тот малыш, у которого близкие люди поддерживают склонность к смелым нестандартным решениям. В общем, это нам, родители, на заметку!

Назад, в детство
– Баба, я так соскучилась по тебе, – говорит моя пятилетняя дочь бабушке по телефону. Они увидятся через пару дней, в выходные. И пока я буду тратить свой уик-энд на скопившиеся за неделю взрослые домашние дела, дочь в полной мере сможет насладиться своим детством – у бабушки. Наконец-то они поиграют в свои заветные секретные игры, расскажут друг другу истории и сны, погуляют в парке, где можно будет делать что угодно. Наконец-то можно будет валяться утром в постели сколько захочется, разбрасывать игрушки и крошить на мелкие кусочки цветную бумагу по всей квартире. Можно будет рисовать красками, сидя за кухонным столом, глядя, как тут же рядом бабушка белыми от муки руками лепит пирожки, смотреть мультики хоть полдня и даже не доесть за обедом суп! А вечером, сладко засыпая, слушать сказки. Сказки, которые можно услышать только в детстве. Бабушкины сказки. Сказки со счастливым концом.

Детская ревность

Детская ревность

Воспитание детей — это проблема, которая не перестанет быть актуальной до тех пор, пока существует человечество. Меняются времена и подходы в воспитании, появляются новые и новейшие теории, возрастная психология переживает настоящий бум, а книжные прилавки завалены специальной литературой… Но проблем в каждой конкретной семье почему-то не становится меньше. Какие-то сложности порождены научно-техническим прогрессом, изменениями в общественном сознании, иные — неподвластны времени. Одной из таких «вечных» тем является проблема отношений между сиблингами, а по-простому — между братьями и сестрами.


Очень часто, насмотревшись, как их единственное чадо становится все требовательней и капризней, не умеет делиться и ладить с другими детьми, родители решаются на рождение второго ребенка. Им кажется, что первенец чуть ли не автоматически перестанет думать только о себе, станет заботливым и любящим братиком или сестричкой. Увы, рождение второго ребенка может спровоцировать ситуацию «вплоть до наоборот» и стать пусковым механизмом для развития самого махрового эгоизма.


Психологи нередко выслушивают жалобы клиентов на то, что их папа, мама или оба родителя больше любили брата или сестру, первенца или, напротив, самого младшего ребенка. «Мама всегда больше любила моего младшего брата, а на меня почти не обращала внимания», — жалуется клиентка. Достаточно типичная жалоба, но ведь женщине уже за 60, жизнь ее непроста и полна проблем, в живых нет уже ни матери, ни брата… Незаживающие, саднящие детские травмы способны сохраниться в душе человека на всю жизнь, спровоцировать различные комплексы, стать первопричиной серьезных семейных разногласий в будущем. Поэтому ревность между сиблингами ни в коем случае нельзя недооценивать. 
«Мама, отнеси его обратно в больницу…»


Острую ревность со стороны старшего ребенка может спровоцировать большая разница в возрасте с его братом или сестрой. И решающим фактором является не сам по себе разрыв в возрасте, а новое качество родителей: ведь когда на свет появился первенец, они были моложе и легкомысленнее; могли учиться, делать карьеру, «догуливать», в конце концов. В итоге количество родительской любви и внимания к малышу могло быть весьма скромным. А вот поздний ребенок нередко получает «за двоих» и любовь, и ласку, и внимание. Мало того, что старший всего этого недополучил, он к тому же становится свидетелем, как все то, в чем он был обделен, достается другому существу. А если второй ребенок от другого отца? Еще не изжита травма от того, что папа его бросил (чаще всего именно так дети «ощущают» развод), а тут на глазах малыш, у которого папа как раз есть, и относится он к нему совсем иначе, чем к неродному. А мама становится двойной «предательницей» — сначала с новым папой, а теперь еще и с «его» ребенком… Достаточно грустная картина, но, как мы всегда оптимистически подчеркиваем, совсем не безнадежная. И советы все те же: любить ребенка таким, как он есть; не забывать проявлять к нему свою любовь; уделять эксклюзивное время для общения; как можно больше беседовать; уметь «проглотить» лишний упрек и при этом найти, за что похвалить.


Некоторые психологи считают оптимальной разницу между детьми в 3—4 года. Но и в этом случае возможно возникновение детской ревности. Для малыша появление младшего брата или сестры всегда является стрессом. Старшие дети реагируют на появление братика или сестрички по-разному. Многое зависит от личностных особенностей ребенка, его темперамента. Энергичный, легко возбудимый малыш может даже нападать на новорожденного. Не драматизируйте ситуацию — подобная реакция весьма типична. Но если со стороны родителей последует бурная реакция или суровое наказание, у старшего ребенка негативные чувства могут только закрепиться. Гораздо лучше спокойно и твердо побеседовать с ребенком о его переживаниях, о том, что он может нанести вред малышу, а затем срочно начинать привлекать его к уходу за братиком или сестричкой, учить его любить и заботиться о другом существе. 
Но далеко не все дети открыто проявляют свое недовольство. Ребенок поспокойнее может без всякого энтузиазма рассматривать малыша, а через некоторое время сказать маме: «А теперь отнеси его обратно в больницу». Другой малыш может выражать свой протест в демонстративных шалостях и проявлении прямо-таки ослиного упрямства. Маленький меланхолик может стать плаксивым и зависимым, забросить игрушки, целый день ходить за мамой, как тень. 
Бывает, что детская ревность не имеет внешних проявлений или же кроется за совершенно противоположной формой поведения: ребенок постоянно демонстративно показывает, что любит новорожденного. Малыш порой боится признаться в нехороших чувствах даже самому себе. Но внимательные родители вполне могут догадаться, что с сыном или дочерью не все ладно по косвенным признакам: повышенная раздражительность ребенка по любому поводу; неуравновешенность; проблемы с учебой; соматические расстройства, другие признаки хронического стресса.


Огромное количество детей реагируют на появление новорожденного в семье желанием вернуться в раннее детство. Они могут попросить, чтобы их тоже кормили из соски, начать неправильно говорить, сюсюкая и коверкая слова, делать вид, что не могут сами одеться и даже снова начать мочиться в штанишки. Лучше всего отреагировать на такую ситуацию с юмором, а все свои усилия сосредоточить на том, чтобы старший ребенок не чувствовал себя лишним и заброшенным. Нельзя, конечно, полностью оградить детей от неприятных чувств и эмоций, но можно постараться, чтобы эти чувства не обострялись и не приобретали патологические формы. 
Что могут сделать родители?


Очень часто отец или мать склонны приписывать позитивные качества ребенка своему умелому воспитанию, а вот в недостатках при этом оказывается виноват кто-то совсем другой — муж или жена, бабушки, дедушки, плохие учителя или нехорошие друзья. И во многих семьях постоянно возникают споры: кто же из супругов виноват в том, что дети «получились не такими», в том числе и почему они не мирят между собой, где были посеяны семена раздора? 
От родителей зависит, конечно, не все, но очень многое. Однако не стоит при этом примерять на себя роль режиссера, сценариста, кукловода, суфлера или дирижера. Наивно думать, что вы сможете так безупречно правильно себя вести, что ваши детки, как ангелочки, сразу воспылают взаимной любовью и с утра до вечера будут озабочены лишь тем, чем бы поделиться, как помочь друг другу или сделать что-нибудь приятное. Попытайтесь представить себе таких идеальных детей — и вы сразу поймете, что подобная картина слишком далека от реальности. Ведь конфликты и недоразумения неизбежны между супругами, друзьями, соучениками, коллегами, соседями. Почему братья и сестры должны быть исключением? При трезвом взгляде на проблему она сразу обретает свои истинные масштабы.


И все-таки родители могут многое. Старшего ребенка необходимо заранее готовить к появлению братика или сестрички. Ему будет легче привыкать к этой мысли постепенно. Рождение малыша неизбежно изменит жизнь старшего ребенка, особенно если он был единственным в семье. Поэтому желательно, чтобы он не был слишком ущемлен в жизненном пространстве. Но как бы то ни было все необходимые реорганизации и приготовления (устройство комнаты или уголка для новорожденного и т.п.) стоит сделать заранее, чтобы старший ребенок успел адаптироваться к новым условиям. Важно беседовать с ребенком о будущем появлении малыша. Если он будет включен в процесс ожидания, то неизбежно будет задавать вопросы и ко многому будет психологически готов. Очень полезно объяснить старшему ребенку (независимо от возраста), что появление братика или сестрички стало возможным, так как он уже «взрослый» и семья рассчитывает на его помощь. 
С появлением новорожденного придется себя контролировать, чтобы не слишком им восхищаться в присутствии старшего ребенка. Родителям стоит выработать общую линию поведения и донести ее до бабушек и других родственников, чтобы те с порога не восклицали: «А где наш маленький? У меня для него подарочек».


До 10 лет ребенок очень подвержен внушению. Поэтому если все время повторять: «Он такой добрый мальчик, он так любит свою сестричку», ребенок так себя и поведет. А вот если вы будете твердить: «Она не любит братика, потому что ей меньше уделяют внимания», то малышка может воспринять эти слова как аксиому.


Почаще хвалите старших детей, их действия и поступки, т.к. цы порой начинают себя недооценивать после рождения второго ребенка. Дайте почувствовать старшему ребенку, что вы его любите. Любовь проявляйте самыми разнообразными способами: хвалите ребенка, уделяйте ему время и внимание, дарите маленькие подарочки, обнимайте, целуйте, берите на руки. И обязательно привлекайте старшего ребенка к помощи в присмотре за новорожденным. С энтузиазмом предлагайте ему: «А вот сейчас мы вместе с тобой…» как если бы речь шла об очень интересном деле. Конечно, девочки в большей мере склонны к ранним проявлениям материнства, однако не стоит недооценивать помощь мальчиков в уходе за новорожденными. Но если девочки больше склонны копировать мать и учиться у нее «как надо делать», то с мальчиками нужно советоваться, спрашивать их мнение — они тогда проникаются ролью старшего, помощника, мужчины, который контролирует ситуацию. Очень важно дать возможность старшему ребенку гордиться своей «зрелостью». Размышляйте вместе с ним о неудобствах младенчества и преимуществах «взрослой» жизни по сравнению с новорожденным (возможность пойти погулять с ровесниками, ходить в школу, смотреть «взрослые» фильмы). Мечтайте вместе со старшим ребенком (или детьми) о том, что будет, когда малыш подрастет: как с ним можно будет вместе поиграть в куклы или футбол; поехать всей семьей попутешествовать; как интересно будет всем вместе вести его в первый класс…


Всегда стоит помнить, что в общении друг с другом сиблинги приобретают первый неоценимый опыт социализации. Научившись общаться с себе подобными, им легче будет ладить с соучениками, друзьями, противоположным полом, а впоследствии выстраивать семейные отношения. Но для того, чтобы они всему этому научились, нужно поменьше вмешиваться в ссоры между детьми. Намного лучше развести их по разным углам, чтобы они соскучились и в следующий раз не устраивали шумной потасовки; можно постараться отвлечь их внимание, а когда они станут постарше — научить их идти на компромисс или приходить к консенсусу. И особенно важно, чтобы дети решали свои конфликты напрямую, без «посредничества» старших, умели формулировать свои претензии и привыкли адресовать их друг другу, а не прибегать к банальному ябедничеству. То есть: «Мне не нравится, что ты берешь мои вещи», а не «Мама, он снова рылся в моем столе». 
Будьте готовы, что по мере взросления детей неизбежны периоды то улучшения, то ухудшения отношений между ними. Ведь каждый ребенок переживает свои возрастные кризисы, которые у них не совпадают. Так, младший, для которого старший долго был непререкаемым авторитетом, в 6—7 лет может стать невыносимым, отвечая «нет» даже тогда, когда его старший брат или сестра попросят за столом передать хлеб. Ничего страшного — просто младший ребенок отвоевывает свое право (пусть и перегибая немного палку) на свое мнение, свой поступок, свою ошибку, свое Я. А вот старший ребенок в 14—15 лет может начать искать возможности побыть одному, отказываться присмотреть за малышом и даже стыдиться пройти с ним по улице. Тоже нормально. Это период самоидентификации, боязни быть смешным, налаживания взаимоотношений с противоположным полом, где «третьему» (пусть даже брату или сестре) не место.


Роль родителей в эти всегда непростые периоды — не драматизировать, не мешать, не диктаторствовать, не впадать в ложное морализаторство. Но вместе с тем обязательно нужно сглаживать острые углы, не допуская «перегибов на местах», — вовремя пристыдить старшего, отвлечь младшего, придумать общее дело и попросту продолжать любить своих детей, какими бы колючими они ни были, и стараться постоянно им это показывать. 
Разделим все поровну?


Казалось бы, при соблюдении принципа «всем сестрам по серьгам» ревность возникнуть не должна. Но реальная возможность поровну делить между детьми житейские блага весьма условна. Пока дети маленькие, это более-менее реально, но все равно девочке подарят куклу, а мальчику машинку; младшему — конструктор, а старшему — футбольный мяч. И даже если в семье однополые близнецы, необходимо учитывать личностные особенности каждого ребенка и его специфические потребности, а не впадать в примитивную уравниловку. И поэтому так важно приучать детей осмысливать и уважать потребности, вкусы и пристрастия своих братьев и сестер. 
А вот необходимость дарить своим детям равную любовь, казалось бы, не подлежит обсуждению. Но это из разряда аксиом, которые так тяжело воплотить в жизнь. И как бы мы ни старались, но неизбежно по-разному будем любить наших детей. Ведь есть мальчики и девочки; младшие и старшие; ранние и поздние; маленькие спортсмены и неловкие увальни; боевые и застенчивые; пай-детки и сорванцы; красивые и не очень; способные и полные тупицы; трудолюбивые и клинические лентяи; отражение наших достоинств или недостатков; похожие на любимого мужа или на ненавистную свекровь… Когда ребенок один — мы его просто любим, если детей несколько — мы поневоле их сравниваем, а порой еще и озвучиваем наши наблюдения. И вот этого категорически нельзя допускать! В родительской любви ребенок черпает чувство защищенности и безопасности. Ему важна ежесекундная уверенность в том, что родители любят его таким, какой он есть. Если же они идут по пути сравнения ребенка с его братьями или сестрами, то малыш начинает испытывать неприязнь и к родителям, и к другим детям в семье. 
Так же сложно бывает делить поровну между детьми свое внимание. У родителей попросту может не хватать сил не только покормить и проконтролировать старшего ребенка, но и поиграть с ним, почитать книжку, просто поговорить. И все-таки практика показывает, что мы не находим времени именно на то, что кажется нам не особенно важным. Поэтому нужно заранее настроиться на то, что нельзя экономить время на проявлении любви и внимания. 
Но при этом нельзя забывать, что женщине, кроме новорожденного и старшего ребенка (или детей), нужно больше обычного уделять внимания еще и мужу, свекрови, собственным родителям, чтобы никто из них не почувствовал себя заброшенным, ущемленным, обойденным, вовсе не нужным или попросту используемым. Так что, разорваться? Метаться между всеми, одаривая крохами внимания? Выпасть в другое измерение? Отнюдь. Просто стоит вспомнить, что речь идет не об отдельных людях, волею судеб очутившихся рядом под одной крышей, а о семье, где царят понятия «мы» и «вместе» — вместе любить маленького нового члена семьи, вместе о нем заботиться, вместе радоваться его новым шагам и умениям. Но это целое искусство — суметь так разделить свое внимание между членами все увеличивающейся семьи, чтобы никто не чувствовал себя обделенным. Об этом мы поговорим отдельно в одной из наших следующих статей.

У родителей нет выбора

У родителей нет выбора

 

У родителей нет выбора: они обязаны стать счастливыми и учить счастью своих детей. 

mama_i_sinokСледующий год должен стать в России годом семьи. Поводов для того, чтобы попытаться  привлечь внимание общества к состоянию современной семьи, более чем достаточно. Бить в колокола заставляет хотя бы все тот же демографический кризис  и возрастающее год от года количество неполных семей.

Между тем, преобладание смертности над рождаемостью – это вершина айсберга, естественное следствие утраты авторитета некогда священного института брака, который на Западе уже давно выродился в пародию. Вслед за охватившей Европу и Америку борьбой в защиту однополых браков, впору бы начать революционное движение и за право освящать любовные отношения кошек и собак, которые во многих семьях заняли место детей.  

Стоит ли после этого удивляться, что в перенаселенном Китае, где еще не утрачено чувство общности, рода, в супругах всеми мыслимыми и немыслимыми средствами пытаются отбить желание обзавестись более чем одним ребенком, в то время как в России (или в Европе) молодая пара не спешит привести в мир даже одного малыша.

Кризис семьи является естественной реакцией на культивируемую в обществе потребления идею личного счастья. Если же говорить без прикрас, то эта маниакальная  идея является ничем иным, как оправданием самого заурядного эгоизма. Потребители чипсов, пива, кофе, шоколада, жвачек, кинофильмов, автомобилей и прочее, и прочее, если и сходятся под одной крышей, то исключительно для того, чтобы в воссоздаваемом ими денно и нощно технократическом раю потреблять еще и друг друга. Плачущий по ночам маленький человечек в этой ситуации – «третий лишний».

Но если даже кто-то, повинуясь голосу инстинкта (а может быть, и совести), решается на отчаянный шаг и собирается продлить свой род, то возникает новая проблема: как родить и воспитать здорового во всех отношениях ребенка? Как правильно с самого начала  выстроить с ним отношения, чтобы через полтора десятка лет не оказаться с родной кровинушкой врагами?

Врач, семейный психотерапевт Марина Таргакова, как и многие другие психологи, помогая взрослым решать их внутренние проблемы, понимает, что часто причины сегодняшних проблем кроются глубоко в детстве, а порой тянутся еще с внутриутробного периода жизни человека. Сегодня она консультирует не только взрослых, но и работает с детскими группами. Среди прочитанных психологом в Москве и за рубежом различных семинаров, одним из самых востребованных является курс «Окна в мир ребенка». Согласившись сотрудничать с «Вишнулокой», Марина в первых шести номерах журнала будет рассказывать о том, как различные периоды жизни человека отражаются на его физическом и ментальном здоровье.     

Детство, отрочество, юность

В каждом возрасте мы должны пройти те или иные уроки. Пройти их – значит не только понять, какие задачи ставит перед нами жизнь в те или иные периоды, но также извлечь из жизненных уроков пользу. Попытаться осмыслить свое прошлое и найти в нем нерешенные уроки и решить их  особенно важно для тех, кто собирается или уже стал родителем. Прежде, чем воспитывать детей, мы сами должны исцелиться от некогда полученных душевных травм. Все мы хотим, чтобы наши дети стали счастливы, но научить их счастью могут только гармоничные, счастливые родители.    

За свою жизнь человек проходит несколько стадий развития: внутриутробный период, период младенчества, детство, отрочество, юность, зрелость, мудрость. Все они очень и очень важны для развития, невозможно перепрыгнуть через какой-либо из этапов. И если в жизни человека были травматические периоды, то этот негативный опыт оставляет отпечаток на всю жизнь. При этом, чем раньше случилась травма, тем более сильный отпечаток она оставляет.

Одно из важнейших открытий психологии заключается в том, что в каждом взрослом до последнего дня его пребывания на этой земле живет ребенок. Насколько этот внутренний ребенок счастлив, настолько счастливы и мы. Но если он несчастен, испуган, то несчастны и испуганы также и мы.
Внутренний ребенок – это самая творческая часть внутри нас, которую мы несем с собой из далекого детства, когда мы еще не умели фальшивить, когда весь мир представлялся нам большим океаном возможностей, когда мы на все смотрели глазами любви, не зря говорится в Библии- стань как ребенок и узреешь Царствие Бога.

Однако, будучи родителем, мы очень редко спрашиваем у ребенка о том, что он чувствует в различных жизненных ситуациях, не мудрено, ведь и нас о том практически никогда не спрашивали. Мы не интересуемся, насколько глубоко на малыша влияет то или иное происшествие, в самом лучшем варианте мы стараемся успокоить ребенка, когда он что-то переживает, чтобы он перестал плакать, грустить, или злиться, обижаться, но достаточно серьезно к его страхам, переживаниям, опасениям  не относимся.  Мы  сами определяем, что хорошо, а что плохо, не вдаваясь в подробности – взрослым виднее. Мы ориентируем ребенка в основном во внешний мир — что скажут соседи, как отреагируют учителя, насколько это приятно родителям, но порой совсем не интересуемся внутренними переживаниями его самого, как он видит ту или иную ситуацию, почему Ваша дочь или сын поступили так, а не иначе, что его подталкивает к таким поступкам? Ответы на эти вопросы лежат не на поверхности и для их осознания необходимо пойти вглубь переживаний, а это возможно  только в дружеской атмосфере, когда тебя принимают и понимают. Представьте себя самого в трудные жизненные ситуации, способны ли Вы быть искренними под давлением, напором, охваченные чувством страха, ожиданием наказания? Конечно же нет, это возможно только в атмосфере любви. Но путь вглубь себя очень важен для осознания, понимания  себя самого, для того, чтобы сделать правильные выводы, извлечь уроки из жизненных трудностей. А кроме того, задать подобные вопросы и с сопереживанием выслушать ответы может только человек, который сам способен задавать себе глубинные вопросы и искать на них правильные ответы. Если же нет такого глубокого личностного контакта с самим собой, со своим ребенком, то год от года растет непонимание, конфликт отцов и детей. В результате подобного воспитания, когда внутренний мир ребенка никого не интересует, происходит расщепление личности и, вырастая, человек теряет цельность. Какую-то часть эмоций, мыслей он хотел бы скрыть от себя и окружающих, как неполноценные, ненужные, неправильные. Другие же переживания и мысли, наоборот, выставляет на показ, создавая некий психологический парадный фасад.
В этом кроется большая проблема, потому как человек в результате этого становится глубоко одиноким и несчастным, потому как не понимает и не принимает самого себя и страдает от неприятия себя другими. А кроме того, подобная личность не принимает других людей, строит отношения с людьми по типу «жертва-агрессор».

Чтобы исцелиться, то есть стать цельной, а не расщепленной на отдельные фрагменты личностью, человеку нужно войти в соприкосновение со своим глубинным внутренним миром, со всеми своими переживаниями, с неотработанными ситуациями, которые с детства, отрочества, юности мы несем в своем эмоциональном багаже, боясь даже притронуться к этому опыту. Отворачиваясь от части себя, мы становимся ментально больными, так как удерживаемый в подсознании не переваренный опыт никуда не девается, не ассимилируется, а остается болезненным участком нашего внутреннего «Я», который периодически вспыхивает в нас в виде неуправляемых эмоций, неосознанных действий, спонтанных, неразумных поступков. А ведь именно они и травмируют нашу жизнь, отравляют отношения с близкими. Очень важно заглянуть внутрь себя, понять, из чего мы состоим, и восстановить внутреннюю целостность. Поиск глубинных причин психологических проблем человека начался не из фрейдовского психоанализа, в развитых древних цивилизациях были знакомы с такой наукой, как атма-гьяна (наука о самопознании).

В сфере эмоций нет неисправимого

Прошлое, настоящее и будущее существуют всегда. Мелодия, например, может  перенести нас в прошлое и мы реально вспомним пережитое, увидим и даже почувствуем запахи, связанные с этим. Если мы пережили травматические ситуации в младенчестве,  детстве, отрочестве и т.д., то можем мысленно обратиться в этот период, чтобы послать в прошлое положительную энергию и исцелиться. В сфере эмоций нет неисправимого. Если мы осмысливаем, меняем отношение к прошлому, понимаем, прощаем, то изменяется огромный пласт нашей жизни. Если вчера какие-то глубоко скрытые в нас  эмоции и мысли были сдавлены страхом и приносили нам тяжелые переживания, то, осознавая и переживая их по-новому, мы даем своему прошлому энергию исцеления, при этом высвобождается большое количество энергии, которая уходила на контроль, подавление переживания, и человек при этом реально ощущает прилив жизненных сил, прилив бодрости, творческого вдохновения и любви.

Наш  жизненный опыт начинается ,а правильнее будет сказать продолжается, уже с периода внутриутробной жизни. Многие будущие родители недооценивают важность  этого периода. 
Ребенок по своему субъективному ощущению живет в утробе матери сто лет, хотя по нашему исчислению со дня зачатия до рождения проходит всего девять месяцев. Наше неправильное отношение к внутриутробному периоду заключается в непонимании того, что ребенок уже живет своей жизнью. От того, как проходит беременность, во многом зависит, как будет в дальнейшем жить человек, будет ли он здоров, будет ли он счастлив. Внутриутробные травмы – предостерегают психологи, – самые тяжелые. Если в течение месяца мать решала, оставить плод или нет, родить или сделать аборт, то это самым негативным образом отражается на ребенке – для него это целых десять лет жизни. Десять лет решали, убить его или родить. Родившийся с такой программой человек, будет испытывать эмоции страха, опасности, ненужности. У него могут возникнуть разные стратегии поведения, одна из них – нужно все время защищаться, прятаться. Желание убить ребенка в утробе может сформировать в его подсознании также и неуемное желание наслаждаться всеми доступными способами – бери от жизни все, ибо тебя могут убить в любой момент.

Поэтому так важно, чем живет будущая мама, что она читает, что изучает, на что сморит, что ест, что слушает – все это передается малышу. Если она нервничает, то ребенок будет напряженным, взвинченным. Это большая ответственность – быть беременной парой.

Все в этот период важно: витамины, которые нам дарит природа через овощи и фрукты, а главное- это витамины любви, которые мы получаем через общение. Будущим папам и мамам не нужно увлекаться  диагностикой УЗИ – излишнее любопытство, желание узнать пол ребенка, обходится маленькому человечку облучением.

Две стратеги жизни

Очень важен сам момент родов, который для ребенка является первым знакомством с этим миром. Наша медицина до сих пор рассматривает беременность, как некую проблему. Как только женщина заявляет в поликлинике о том, что беременна, ее тут же начинают атаковать. «Вы встали на учет? Как Вы решились забеременеть в столь позднем возрасте? Как вы собираетесь рожать, у вас очень плохие анализы?». Будущей маме с первого дня внушают чувства тревоги, страха и вины. Конечно, все это делается из лучших побуждений, для предотвращения всевозможных осложнений, однако  такой настрой для беременной, да еще и исходящей от врача, сам по себе и является проблемой. После того, как врачи нас напугали, они начинают успокаивать. Но это лишь усугубляет ситуацию, потому что, раз вас начинают утешать, то дела плохи. Страх воздействует таким образом, что мы становимся неспособными что-либо слышать и адекватно оценивать услышанное.

Страх –  это спазмы, напряжение, сжатие. Страх сковывает и парализует – это самое главное, самое пагубное его воздействие. При этом сковывает и парализует не только на уровне грубого физического тела, но и тонкого тела, т.е. ума. И в этом проявляется самое  тяжелое, самое разрушительное воздействие страха на нашу психику.

Есть две стратеги жизни: путь страха и путь любви. Страх рождает отчаяние, из любви приходит счастье. Наша основная задача избавиться от страха и прийти к любви. Поэтому мы должны перестать пугать ребенка и начать его вдохновлять. Но для этого нам нужно самим перестать бояться. Мы пугаем других, потому что боимся сами. В подсознательном страхе, который становится не замечаемым нами фоном всей нашей жизни, живут не только женщины, но и мужчины, скрывающие свои фобии  за невозмутимым каменным лицом героев.

К сожалению, энергия страха у большинства женщин сопровождает весь период  беременности и сами роды – перепуганная молодая мать в панике пересчитывает у ребенка ручки, ножки, пальчики, ушки. Перепуганная акушерка начинает его хлопать, чтобы он закричал. Ребенка встречает не любовь, а страх. Представьте мир, как он видится глазами маленького человечка, появляющегося на свет. У нас у всех есть этот ужасный опыт, редко кого встречали с улыбкой, с молитвой, радуясь нашему появлению на свет. Старшее поколение, которое родилось в СССР, знает, что малышей вообще уносили от матери, туго пеленали и клали столбиками в ряды. Считалось, что если туго пеленать ребенка, то ноги у него будут прямыми. Вот и выросло несколько поколений прямоногих, живущих в постоянном страхе и беспокойстве людей.

Такое отношение к новорожденным возникает из ложной уверенности, что ребенок, раз он не говорит, пока что как бы еще и не живет. Вот когда он заговорит, скажет «мама», «папа», тогда и заживет. ..

В следующем номере:
Период младенчества – один из самых травматических в нашей жизни. Из-за этого у большинства из нас существует глубинное, базовое недоверие к людям

На приеме у Марины Таргаковой: Вместе с мамой на прием пришла очень толстая девочка. Живущий внутри ребенка страх мешает освободиться от излишнего веса. Оказалось, что она не хочет быть девочкой, очень агрессивно относится не только к своему девичьему телу, но и к миру. До и во время беременности мама встречалась с женатым мужчиной, который, как это обычно водится, рисовал ей шоколадное будущее. Женщина забеременела в 37 лет, любовник, естественно, сразу же исчез. Появился лишь через 4 месяца. Сказал, что у него две дочки, и если она родит мальчика, то он оставит семью и переедет к ней. Когда родилась девочка, женщина перестала надеяться, что у ее ребенка появится отец. Как-то приспособилась к новой жизни и воспитывает дочку сама. Однако ребенок не забыл обещания этого мужчины и всю свою сознательную жизнь девочка старается стать хорошим мальчиком, чтобы  папа вернулся. Тогда  мама, по ее пониманию, будет счастлива. Глубокое чувство вины за то, что она не мальчик, вызывает в ней постоянное недовольство собой, которое она возмещает неумеренной едой. Когда девочку попросили нарисовать семью, то на бумаге она нашла место и для папы. Однако мать запрещает ей мечтать о папе и рвет рисунки, на которых он появляется. Это худшее, что мать может сейчас сделать для своей дочки, не понимая, что многое, в том числе и отсутствие родителей, эмоционально восполняется в мечтах и мыслях.

Марина Таргакова после окончания  мединститута работала врачом–аллергологом в стационаре. Изучала особенности функционирования иммунной системы  в Российской медицинской Академии, была заведующей отделения клинической иммунологии в Республиканском Диагностическом Центре Кзахстана (1987-1990гг). Разочаровавшись в традиционных методах лечения, Марина с 1990 года начинает работать в частной клинике, разрабатывающей передовое медицинское оборудование, а также глубоко изучает гомеопатию и чуть позже – психотерапию.

Сегодня  Таргакова возглавляет крупнейшую в Средней Азии и Казахстане медицинскую корпорацию «БРАНТ», занимающуюся альтернативной медициной. С 1998г. является главным гомеопатом Минздрава Республики Казахстан. Поняв, что главная причина болезней и несчастий человека – его внутренний мир, Марина главной сферой своего изучения и преподавания сделала психологию и психотерапию. Успешно окончив Московский Институт Гештальта и психодрамы, получила титул НЛП-мастера. В 1997г. окончила курс «Позитивная семейная психотерапия» в Висбаденском Университете позитивной семейной психотерапии (Германия). Изучила полный курс Экзистенциальной психологии и психотерапии при профессиональной психотерапевтической Лиге России, обучалась коучингу у Джулии Хей (Великобритания).

Марина Таргакова является автором пяти изобретений, имеющих международный патент в области психиатрии и эндокринной патологии, за что была приглашена стать Действительным Членом Международной Академии Авторов Научных Открытий и изобретений. Она постоянная ведущая нескольких телепередач, в 2004 году признана лучшим экспертом–психологом в Республике Казахстан. Постоянно проводит тренинги и семинары по альтернативной психологии в различных странах мира.